Поиск

Жителям частного сектора приходится по нескольку раз откачивать из подпола воду. Впрочем, дома не топит капитально, а улицы не залиты. 

Север Омской области продолжает топить, из некоторых населенных пунктов приходится эвакуироваться. Однако то, что происходит за сотни километров, дублируется и в областном центре. Пусть в гораздо более скромных масштабах.

Вот кадры, снятые омичами на дачах в районе микрорайона Первокирпичный. Омью здесь затоплена значительная часть берега, которая в прошлые годы столь серьезным подтоплениям не подвергалась.

«Омск-информ» решил выяснить, как обстоят дела в самом центре города, но на не слишком безопасных участках – улицах Подгорная, Депутатская, где сосредоточен частный сектор, а также в районе дач у Горбатого моста.

Сухо и чисто 

Начнем с последнего. Омь в границах берегов, и не видно ни намека на ее буйство. Тому, что большой воды нет, есть логичное объяснение: берег здесь достаточно высокий.

Имеются, правда, запруженные и заваленные мусором участки. Взор такая картина абсолютно не радует, но с реалиями приходится мириться.

Дальше, когда уже минуешь Горбатый мост, причем непривычным способом – пройдя под ним, – открывается тропинка, ведущая к лодочной станции и гостиничному комплексу. Здесь сухо и почти чисто – если не смотреть вдоль дороги. Мы, разумеется, посмотрели. Там лужа, затянутая листвой и мусором.

Но повторим: тропинка эта сухая и чистая и идти по ней приятно. При желании ее даже можно назвать красивой. Пожалуй, во многом способствует этому сочная майская зелень, еще не успевшая запылиться.

Два берега

Но вернемся к воде. То, что она здесь давно не поднималась особо высоко, подтверждают и двое местных рыбаков. Максимум – скрывала коллекторные трубы, спускающиеся к воде.

Лет тридцать назад что-то такое было, тогда вода доходила прямо до тех столбов, – говорит один из мужчин.

Да нет, Ирек, это гораздо раньше было. Тридцать лет мы уже тут с тобой живем, – возражает его товарищ по имени Вадим. – А вот лет пятьдесят назад действительно затапливало сильно, вода тогда даже к Дому художника подходила.

Ситуация, по его словам, неопасная, что на этом берегу, что на противоположном.

Видите вон то дерево? – здесь один из рыбаков указал на другой берег. – Так вот, выше отметки, где зеленая трава растет, вода не поднималась.

Клюет, кстати, не особо. Впрочем, Вадим, а он художник, изобрел способ, который сможет ускорить клев.

– Судьба так распорядилась, что приходится работать на стройке отделочником. День строителя, правда, не отмечаю. Хотя и картины не пишу в последнее время. Зато делаю воблеров – рыбок таких красивых, на которых можно поймать других рыбок, хищных. Вырезаю их и из дерева, и из пластика, и из материала типа пенопласта, чтобы не тонули. Забросил, у него там лопатка такая есть, и, когда катушечкой тянешь, он заглубляется и колебания выдает. Хищная рыба реагирует, у нее же есть и зрение, и боковая линия – а это у рыб как у нас уши.

Прослушав эту короткую ихтиологическую лекцию, отправляемся дальше.

«Откачиваю по три раза»

Улицы Подгорная, Депутатская, а также связывающие их переулки тоже выглядят сухими и благополучными. Ну это если не вглядываться в особенности строений на этих улицах. Сверху, с «горы», на них гордо взирают многоэтажные «панельки». Ну а здесь, в низине, держащиеся на честном слове избенки соседствуют с вполне основательными домиками.

Возле одного из таких, в 1-м Сухом переулке, на лавочке за воротами сидит хозяин. Люди здесь довольно простые, потому и представился он просто: дядя Толя.

Ну, топить особенно не топит, но в подполе, бывает, вода стоит, – рассказывает он. – Вообще половодья как такового у нас здесь нет, но весной люди, у кого дома пониже, воду откачивают. Я свой фундамент поднял недавно, поэтому мне это не грозит. Проблемы бывают у низких домов. А так нормально все.

Параллельно 1-му Сухому переулку пролегают 2-й Сухой и 3-й Сухой. В контексте нашей темы эти названия выглядят интересным совпадением. На этом фото 1-й Сухой – он полностью соответствует своему названию.

Его собратья с другими порядковыми номерами выглядят так же.

А неподалеку, на Подгорной, стоит дом пенсионерки, которая носит поистине говорящее имя Вера. Немолодая женщина с 3-й группой инвалидности живет одна, поэтому и приходится верить. В собственные силы.

Когда проходим во двор, сразу видно, что земля здесь сырая. С подтоплениями пенсионерка сталкивается каждый год.

Под домом вода. Я ее оттуда выкачиваю три раза в день, – рассказала женщина. Вот в эту отдушину толкаю, есть еще одна. Неделю-две назад по 30 минут выкачивала. Ну сейчас минут 10–15, не больше. Где сама справилась, где сын помог. И, слава Богу, не было воды наверху – то есть в доме. 

Вера, напомним, живет одна. Правда, у нее есть сын, который не оставляет маму без помощи. Но живет он отдельно, поэтому вопрос о том, как она справляется, напрашивается сам собой.

Ну а что делать, справляюсь как-то. Я ведь еще и инвалид 3-й группы. Мне сын уже кричит практически: «Мама, не надо самой все делать!» А я действительно сама и шланг, и насос поставила и вывела все. И так три раза в день. А на инвалидности я уже 20 лет, оба тазобедренных сустава заменены, один из них три раза вылетал, и вот едва хожу. Устала. Такие дела. Сын, конечно, забегает, воды приносит. Помогает, а как же! Но я такая: чем идти, просить кого-то, лучше возьму и сама сделаю. Если смогу! – смеясь, добавляет Вера.

Сразу за воротами во двор находится небольшой гараж. Двери в него открыты, чтобы сохло на солнце и сырость не скапливалась.

И тут черпаю эту воду. Вот опять буду, когда дождь пойдет. Эх, надо поднимать тут все, да туда отправлять, за ворота – там где-то раньше проходила труба. Хотя, с другой стороны, куда выше поднимать. Вот ведь фундамент проходит. Хотя можно. Да ладно, может, помру скоро, да и мучиться не буду, – вдруг делает неожиданный вывод женщина.

На довод о том, что спешить не стоит и нужно жить, Вера с иронией замечает:

Да какая тут жизнь? Вот так пакетик достаешь – и таблетки оттуда одну за одной. Десять штук в день...

К сожалению, это обратная сторона самостоятельности. Когда большую часть дел выполняешь один, становится невмоготу. А при жизни в частном доме работы руками хватает. Главное, чтобы на нее хватало сил. Но где их взять, когда годы и здоровье уже не те?

В общем, несмотря на в целом благоприятную картину, в этих районах не всем живется с комфортом. Те, у кого дома повыше, избегают проблем с подтоплением – как Анатолий. Ну а тем, кто, как и Вера, свои домики поднять еще не успел, приходится откачивать воду по несколько раз в день. И хорошо, что только из подпола, а не из жилого помещения. 

Тревоги добавляет и новостная повестка. Вчера, к примеру, Обь-Иртышское УГМС сообщило, что уровень воды в Иртыше у Омска продолжает расти. Впрочем, о половодье речи не ведется – в этом случае потребовался бы уровень в 434 см в черте города. Синоптики обещают, что до такой критической отметки не дойдет. Но прогнозируется, что река может выйти на пойму. 

РИА «Омск-информ» будет следить за развитием ситуации. 

Жителям частного сектора приходится по нескольку раз откачивать из подпола воду. Впрочем, дома не топит капитально, а улицы не залиты. 

Север Омской области продолжает топить, из некоторых населенных пунктов приходится эвакуироваться. Однако то, что происходит за сотни километров, дублируется и в областном центре. Пусть в гораздо более скромных масштабах.

Вот кадры, снятые омичами на дачах в районе микрорайона Первокирпичный. Омью здесь затоплена значительная часть берега, которая в прошлые годы столь серьезным подтоплениям не подвергалась.

«Омск-информ» решил выяснить, как обстоят дела в самом центре города, но на не слишком безопасных участках – улицах Подгорная, Депутатская, где сосредоточен частный сектор, а также в районе дач у Горбатого моста.

Сухо и чисто 

Начнем с последнего. Омь в границах берегов, и не видно ни намека на ее буйство. Тому, что большой воды нет, есть логичное объяснение: берег здесь достаточно высокий.

Имеются, правда, запруженные и заваленные мусором участки. Взор такая картина абсолютно не радует, но с реалиями приходится мириться.

Дальше, когда уже минуешь Горбатый мост, причем непривычным способом – пройдя под ним, – открывается тропинка, ведущая к лодочной станции и гостиничному комплексу. Здесь сухо и почти чисто – если не смотреть вдоль дороги. Мы, разумеется, посмотрели. Там лужа, затянутая листвой и мусором.

Но повторим: тропинка эта сухая и чистая и идти по ней приятно. При желании ее даже можно назвать красивой. Пожалуй, во многом способствует этому сочная майская зелень, еще не успевшая запылиться.

Два берега

Но вернемся к воде. То, что она здесь давно не поднималась особо высоко, подтверждают и двое местных рыбаков. Максимум – скрывала коллекторные трубы, спускающиеся к воде.

Лет тридцать назад что-то такое было, тогда вода доходила прямо до тех столбов, – говорит один из мужчин.

Да нет, Ирек, это гораздо раньше было. Тридцать лет мы уже тут с тобой живем, – возражает его товарищ по имени Вадим. – А вот лет пятьдесят назад действительно затапливало сильно, вода тогда даже к Дому художника подходила.

Ситуация, по его словам, неопасная, что на этом берегу, что на противоположном.

Видите вон то дерево? – здесь один из рыбаков указал на другой берег. – Так вот, выше отметки, где зеленая трава растет, вода не поднималась.

Клюет, кстати, не особо. Впрочем, Вадим, а он художник, изобрел способ, который сможет ускорить клев.

– Судьба так распорядилась, что приходится работать на стройке отделочником. День строителя, правда, не отмечаю. Хотя и картины не пишу в последнее время. Зато делаю воблеров – рыбок таких красивых, на которых можно поймать других рыбок, хищных. Вырезаю их и из дерева, и из пластика, и из материала типа пенопласта, чтобы не тонули. Забросил, у него там лопатка такая есть, и, когда катушечкой тянешь, он заглубляется и колебания выдает. Хищная рыба реагирует, у нее же есть и зрение, и боковая линия – а это у рыб как у нас уши.

Прослушав эту короткую ихтиологическую лекцию, отправляемся дальше.

«Откачиваю по три раза»

Улицы Подгорная, Депутатская, а также связывающие их переулки тоже выглядят сухими и благополучными. Ну это если не вглядываться в особенности строений на этих улицах. Сверху, с «горы», на них гордо взирают многоэтажные «панельки». Ну а здесь, в низине, держащиеся на честном слове избенки соседствуют с вполне основательными домиками.

Возле одного из таких, в 1-м Сухом переулке, на лавочке за воротами сидит хозяин. Люди здесь довольно простые, потому и представился он просто: дядя Толя.

Ну, топить особенно не топит, но в подполе, бывает, вода стоит, – рассказывает он. – Вообще половодья как такового у нас здесь нет, но весной люди, у кого дома пониже, воду откачивают. Я свой фундамент поднял недавно, поэтому мне это не грозит. Проблемы бывают у низких домов. А так нормально все.

Параллельно 1-му Сухому переулку пролегают 2-й Сухой и 3-й Сухой. В контексте нашей темы эти названия выглядят интересным совпадением. На этом фото 1-й Сухой – он полностью соответствует своему названию.

Его собратья с другими порядковыми номерами выглядят так же.

А неподалеку, на Подгорной, стоит дом пенсионерки, которая носит поистине говорящее имя Вера. Немолодая женщина с 3-й группой инвалидности живет одна, поэтому и приходится верить. В собственные силы.

Когда проходим во двор, сразу видно, что земля здесь сырая. С подтоплениями пенсионерка сталкивается каждый год.

Под домом вода. Я ее оттуда выкачиваю три раза в день, – рассказала женщина. Вот в эту отдушину толкаю, есть еще одна. Неделю-две назад по 30 минут выкачивала. Ну сейчас минут 10–15, не больше. Где сама справилась, где сын помог. И, слава Богу, не было воды наверху – то есть в доме. 

Вера, напомним, живет одна. Правда, у нее есть сын, который не оставляет маму без помощи. Но живет он отдельно, поэтому вопрос о том, как она справляется, напрашивается сам собой.

Ну а что делать, справляюсь как-то. Я ведь еще и инвалид 3-й группы. Мне сын уже кричит практически: «Мама, не надо самой все делать!» А я действительно сама и шланг, и насос поставила и вывела все. И так три раза в день. А на инвалидности я уже 20 лет, оба тазобедренных сустава заменены, один из них три раза вылетал, и вот едва хожу. Устала. Такие дела. Сын, конечно, забегает, воды приносит. Помогает, а как же! Но я такая: чем идти, просить кого-то, лучше возьму и сама сделаю. Если смогу! – смеясь, добавляет Вера.

Сразу за воротами во двор находится небольшой гараж. Двери в него открыты, чтобы сохло на солнце и сырость не скапливалась.

И тут черпаю эту воду. Вот опять буду, когда дождь пойдет. Эх, надо поднимать тут все, да туда отправлять, за ворота – там где-то раньше проходила труба. Хотя, с другой стороны, куда выше поднимать. Вот ведь фундамент проходит. Хотя можно. Да ладно, может, помру скоро, да и мучиться не буду, – вдруг делает неожиданный вывод женщина.

На довод о том, что спешить не стоит и нужно жить, Вера с иронией замечает:

Да какая тут жизнь? Вот так пакетик достаешь – и таблетки оттуда одну за одной. Десять штук в день...

К сожалению, это обратная сторона самостоятельности. Когда большую часть дел выполняешь один, становится невмоготу. А при жизни в частном доме работы руками хватает. Главное, чтобы на нее хватало сил. Но где их взять, когда годы и здоровье уже не те?

В общем, несмотря на в целом благоприятную картину, в этих районах не всем живется с комфортом. Те, у кого дома повыше, избегают проблем с подтоплением – как Анатолий. Ну а тем, кто, как и Вера, свои домики поднять еще не успел, приходится откачивать воду по несколько раз в день. И хорошо, что только из подпола, а не из жилого помещения. 

Тревоги добавляет и новостная повестка. Вчера, к примеру, Обь-Иртышское УГМС сообщило, что уровень воды в Иртыше у Омска продолжает расти. Впрочем, о половодье речи не ведется – в этом случае потребовался бы уровень в 434 см в черте города. Синоптики обещают, что до такой критической отметки не дойдет. Но прогнозируется, что река может выйти на пойму. 

РИА «Омск-информ» будет следить за развитием ситуации. 

4161Григорий Чучуйко