Поиск

Автобус на улицу Студенческую не ходил никогда. В этом году маршрут намерены пустить, но, чтобы он пошел, нужна хорошая дорога, которой нет.

Для тех омичей, кто редко покидает пределы города, даже остановка «Завод «Металлист» на проспекте Мира может показаться отшибом. Какое-то время еще мелькают типовые хрущевки, а затем вдоль дороги начинают оставаться только частные домики. Кажется, что выехал уже куда-то в область, и лишь указатели на домах с надписью «Проспект Мира» напоминают, что ты еще в черте города. А пейзаж тем временем совсем не городской.

Ни дороги, ни автобуса

Когда оказываешься на улице Студенческой, то возникает ощущение, что попал в какую-нибудь глухую полузаброшенную деревушку, и пытаешься припомнить ее название. Но это Омск, и жители улочки имеют городскую прописку. Впрочем, свой тесный уголок, в котором живут, они называют деревней. Удивляться нечему: здесь похожий антураж и, увы, неидеальные условия жизни.

Все дело в том, что жители отдаленной улицы живут без общественного транспорта и до ближайшей остановки СНТ «Север» им приходится добираться пешком. Так было здесь всегда. Разумеется, восторга от этого люди не испытывают, но в то же время не ропщут. Во-первых, понимают, что и в таких условиях нужно жить (или выживать). Во-вторых, просто привыкли.

К небольшому жилому массиву, состоящему из 15 жилых домов, пары хозпостроек и мужского монастыря, дорога ведет мимо рекультивируемой свалки. Сейчас рабочие этот участок активно облагораживают. Также там разрабатывают карьеры, где добывают супесь. Ну а дальше по пути чаще всего можно встретить кого-то со Студенческой: люди идут на работу, с работы, в магазин…

Первыми встречными оказались Анатолий и Александр.

– Автобуса тут сроду не было. Абсолютно! – заявляет Анатолий.

– Ну, когда Учхоз был, то был и автобус, – вспомнил Александр.

– Так это дежурный, который за рабочими приезжал утром и вечером, – уточняет Анатолий. – А маршрутного не было. В общем, ни дороги, ни маршрута.

Как же люди добираются на работу или еще куда-либо? Здесь Анатолий продемонстрировал характерный жест двумя пальцами, имитирующий ходьбу. Пешком, разумеется.

– Ну не всегда, конечно. Бывает, что кто-то подвезет, если едет мимо, – говорит мужчина.

Правда, помимо уехавшего в прошлое дежурного автобуса один все-таки есть – школьный. Он возит детей в школу, расположенную в Николаевке. Но тоже не всегда – все зависит от погоды и состояния дороги. Если навалило снега или, наоборот, все в грязи после дождя, то водитель в этот закоулок ехать не рискует.

– Сами посмотрите на дорогу. Водитель может отказаться, потому что отвечает за детей, – говорит Александр.

– Не дай Бог его куда-то в сторону унесет, кто-то из ребят ударится, он же в ответе и будет, – подтверждает его слова Анатолий. – А ничего, что у нас ни разу за всю эту зиму не было ни грейдера, ни КамАЗа, чтобы дорогу почистили? Нанимали сами и экскаваторы, и бульдозеры, чтобы хоть как-то можно было ездить.

– Я вот позавчера сам просил, чтобы трактор заехал, немного облагородил дорогу, посбивал бы «шапки» эти оттаявшие. Но дороги все равно никакой, – сетует Александр.

Хотя дорога, как пояснили мужчины, под слоем тающего снега и грязи все же имеется. Но состоит она из асфальтовой крошки, которую где-то сняли, а здесь положили.

Воды нет, магазина тоже. За продуктами – только в Омск. Хотя здесь, напомним, тоже Омск. По крайней мере, территориально.

– Нам как-то говорили, что здесь промзона. Какая промзона, если тут когда-то студенты занимались полевыми работами, жили вот в этой двухэтажке – сейчас это монастырь. Был одноэтажным, потом, при советской власти, к нему пристроили второй этаж, там и жили студенты. Раньше здесь и столовая была – сгорела. А теперь вокруг карьеры. Скоро всю деревню окопают, и останется один островок! – таков невеселый прогноз от Анатолия.

За зиму почистили один раз

Одна из жительниц улицы Студенческой по имени Татьяна тоже ходит на работу пешком. К этому она привыкла, к тому же есть и более насущные проблемы.

– Работаю на нефтезаводе. Это километра три отсюда. Прохожу их полностью, и не важно, жара или холод. А что делать… Так здесь уже давно, все 26 лет, что я тут живу. И транспорта никогда не было. Хорошо, сейчас еще школьный автобус дали. А то и его не было – кто как мог, так и добирался. И свет провели, а то дети у нас по темноте в школу ходили. С жильем, слава богу, все в порядке, хотя когда снег тает, то все плывет. Вода в огород бежит, а иногда и в подпол попадает. Все из-за того, что не чистится и не убирается снег, – рассказала Татьяна.

По словам женщины, сейчас местные жители только готовятся к весеннему разливу. С ним здесь борются старым способом: прокапывают лопатой борозды, по которым вода покидает домовладения. Хотя полностью избавиться от нее не получается и приходится ждать, когда ее впитает земля.

Те, у кого есть возможность, обзаводятся автомобилями, чтобы самостоятельно выбраться из отдаленного уголка и добраться обратно. Одна из них – Раиса, живущая на Студенческой с детства.

– Буквально сегодня «бодалась» с «камазистом»: он дорогу перегородил и мне еще кричит: куда прешь! Я ему: а ты куда? Всю дорогу расхлестали. Там и так разъехаться сложно, а мне некогда – из больницы приезжаю, и уже нужно везти ребенка на подготовительные занятия. А водители могут остановиться и разговаривать. Наглые до ужаса, – негодует женщина.

33-летняя Раиса живет в доме, доставшемся ей в наследство от родителей. Она одинокая мама двоих дочерей, при этом ждет третьего ребенка, и ее положение заметно невооруженным глазом. В декретный отпуск омичка вышла совсем недавно – 22 марта. Своя машина выручает, поэтому она не зависит от транспорта и других жителей.

– Но я зависима от дороги: если она есть, то проезжаю. А сегодня буквально ползла на пузе. Уж не знаю, оставлю там бампер когда-нибудь или нет. До Николаевки доехала кое-как. А если встречка идет, то задом сдаешь, никуда не денешься, – говорит женщина.

Сегодняшняя обстановка на дороге – это еще ничего. Растает – будет хуже.

У Раисы маленькая дочь дошкольного возраста. С ней они два раза в неделю ездят на подготовительные занятия в школу № 111, она находится в трех километрах. Старшая дочь учится в школе, поэтому проблемы с автобусом знакомы не понаслышке.

– Нам за всю зиму один раз почистили дорогу. В этом году не можем добиться ничего. Позавчера водитель школьного автобуса говорит: «Если я не смогу проехать и опять зарюхаюсь, то больше сюда не поеду». Если возникает такая ситуация, то дети либо идут в школу пешком, либо пишем в классный чат, где объясняем, почему не смогли прийти на уроки, – отмечает женщина.

«Ниссан Сильфи Блюберд», на котором ездит Раиса, не внедорожник, но бензина кушает тоже прилично. Если где-то не забуксуешь, то и топливо экономится. Но так происходит, увы, не всегда. Отсутствие внедорожных свойств сильно сказывается на легковушке. Ремонт требуется каждый сезон. Маневрировать и разъезжаться со встречными могут помешать и кучи строительного мусора, лежащие прямо вдоль дороги.

– Бампера давно все переломанные, «ходовка» летит только так. Вот мы только ее сделали к зиме, сейчас все растает, будет сухо, и опять придется ремонтировать, потому что все бренчит. Так и живем. Чтобы купить запчасти для моей машины, нужно 15 тысяч. И это без работы. Какой от этого убыток для семейного бюджета? Большой. Я бы с удовольствием на детей эти деньги потратила, а приходится на машину, – сетует омичка.

Может, скорая заберет

Других людей, живущих на Студенческой, не слишком беспокоит отсутствие транспортного сообщения. Их, как и Раису, куда сильнее волнует то, что нет нормальной дороги.

– С рождения здесь живу. Когда я пошла в первый класс, в школе Николаевки, здесь и народу жило больше. Функционировали поля от Учхоза, тогда и автобус возил людей, в том числе и в школу. А потом все развалилось, – рассказывает еще одна жительница Студенческой Елена. – А сейчас, чтобы автобус сюда пустить, нужно еще сделать дорогу. То, что на ней сейчас творится, – это только начало. Скоро дорога здесь станет ужасной. В прошлом году, к примеру, я на работу ходила только в резиновых сапогах. Я вот совсем не переживаю, дадут сюда маршрутку или нет. Дорогу бы сделали, чтобы хотя бы ходить можно было. Лет восемь с этой дорогой бьемся. Дети сколько лет ходили пешком в школу. Ладно, мы пешком до автобуса походим, главное – чтобы детей в школу возили.

Как утверждают жители, до остановки в Николаевке идти три с половиной километра. И то по сокращенному пути через заброшенный карьер – там можно пройти, когда растает снег. При этом, если повезет, не нарваться на бродячих собак, которые постоянно там бегают. А если идти строго по дороге, не срезая, то прогулка займет больше часа, а расстояние превышает заявленные три километра более чем вдвое – километров семь в целом.

– Я вот сегодня хотела пойти в город, потому что мне нужно землю оформлять, но не пошла – проваливаюсь. А мне 68 лет, уже немолодая, – сетует пенсионерка Людмила Федоровна. – А главное: у нас же городская прописка. И ни одна зараза за все это время не приехала и не поинтересовалась, как люди живут. У нас детей здесь уже больше 20, а поселок-то маленький. Тем, у кого машина, проще – собрались и поехали. Вот так и просишь всякий раз: то купи хлеба, то молока, то масла. Бывает, что езжу в город на такси. Набираю там продуктов на две недели. За такси я плачу 775 рублей.

Но вот незадача: таксисты, немного проехав по Студенческой и добравшись до вязкого участка, дальше ехать отказываются. Их можно понять: автомобили для них – кормильцы, поэтому лишиться источника заработка или нарваться на ремонт им не хочется. Но некоторых удается уговорить. Правда, приходится накинуть сотни две-три сверху. Получается уже больше 1000 рублей. И опять звучит заезженная присказка: а что делать?

– А вот этой даме как быть? – спрашивает еще одна местная пенсионерка Галина Павловна, по-матерински приобняв Раису и поглаживая по животику. – Это ведь здесь наше будущее.

Под будущим она понимает ребенка, который через некоторое время появится на свет. Уже известно, что у двух дочерей появится брат. А значит – и помощник по хозяйству.

– Вот если до мая растает, тогда меня, может, скорая заберет, – с иронией заметила будущая мама. – А так ведь сюда даже скорая помощь проехать не может.

Но захочешь жить – справишься. Похожими принципами руководствуется вся Студенческая.

Все – словно семья

Желание переехать хотя бы раз посещало всех собеседников автора этих строк. Но одного желания мало – нужны и финансовые возможности.

Есть еще один фактор: это может прозвучать неожиданно, но население Студенческой любит свою крохотную «деревеньку» и друг друга. Многим дома достались от родителей, а кто-то живет здесь по 25–30 лет и буквально врос в эту землю. И «свои» здесь – не просто обозначение живущих по соседству. Все – словно семья.

– Можем запросто друг к другу зайти, чаю попить, поесть. Если нет вдруг у кого куска хлеба – поделимся. Если какой-то бабушке сложно ходить, но нужно куда-то добраться, то в общем чате списываемся, спрашиваем, едет ли кто куда, и договариваемся. Дружно живем, – наперебой утверждают местные жители.

На этой неделе стало известно, что суд обязал департамент транспорта пустить автобус до Студенческой. Основанием послужило обращение ее жителей в прокуратуру Омской области. Транспорт, согласно судебному решению, должен появиться здесь до 1 июня. Но, как мы помним, ему нужно еще по чему-то передвигаться. Хочется верить, что с пуском автобуса или маршрутки, если этот пуск произойдет, наладят и дорогу. Иначе поездки могут превратиться в мучения.

К тому же в столь отдаленные районы общественный транспорт ходит не с большой частотой. И для жителей Студенческой, не имеющих своих автомобилей, появление автобуса может не принести облегчения. Ведь придется возвращаться домой слишком рано, подстраиваясь под график движения. Ну или снова вылавливать в местном чате кого-то из «односельчан», кто находится в «городе» либо может сюда приехать за отдельную плату. То есть – жить как и прежде.

РИА «Омск-информ» будет следить за развитием ситуации.

Автобус на улицу Студенческую не ходил никогда. В этом году маршрут намерены пустить, но, чтобы он пошел, нужна хорошая дорога, которой нет.

Для тех омичей, кто редко покидает пределы города, даже остановка «Завод «Металлист» на проспекте Мира может показаться отшибом. Какое-то время еще мелькают типовые хрущевки, а затем вдоль дороги начинают оставаться только частные домики. Кажется, что выехал уже куда-то в область, и лишь указатели на домах с надписью «Проспект Мира» напоминают, что ты еще в черте города. А пейзаж тем временем совсем не городской.

Ни дороги, ни автобуса

Когда оказываешься на улице Студенческой, то возникает ощущение, что попал в какую-нибудь глухую полузаброшенную деревушку, и пытаешься припомнить ее название. Но это Омск, и жители улочки имеют городскую прописку. Впрочем, свой тесный уголок, в котором живут, они называют деревней. Удивляться нечему: здесь похожий антураж и, увы, неидеальные условия жизни.

Все дело в том, что жители отдаленной улицы живут без общественного транспорта и до ближайшей остановки СНТ «Север» им приходится добираться пешком. Так было здесь всегда. Разумеется, восторга от этого люди не испытывают, но в то же время не ропщут. Во-первых, понимают, что и в таких условиях нужно жить (или выживать). Во-вторых, просто привыкли.

К небольшому жилому массиву, состоящему из 15 жилых домов, пары хозпостроек и мужского монастыря, дорога ведет мимо рекультивируемой свалки. Сейчас рабочие этот участок активно облагораживают. Также там разрабатывают карьеры, где добывают супесь. Ну а дальше по пути чаще всего можно встретить кого-то со Студенческой: люди идут на работу, с работы, в магазин…

Первыми встречными оказались Анатолий и Александр.

– Автобуса тут сроду не было. Абсолютно! – заявляет Анатолий.

– Ну, когда Учхоз был, то был и автобус, – вспомнил Александр.

– Так это дежурный, который за рабочими приезжал утром и вечером, – уточняет Анатолий. – А маршрутного не было. В общем, ни дороги, ни маршрута.

Как же люди добираются на работу или еще куда-либо? Здесь Анатолий продемонстрировал характерный жест двумя пальцами, имитирующий ходьбу. Пешком, разумеется.

– Ну не всегда, конечно. Бывает, что кто-то подвезет, если едет мимо, – говорит мужчина.

Правда, помимо уехавшего в прошлое дежурного автобуса один все-таки есть – школьный. Он возит детей в школу, расположенную в Николаевке. Но тоже не всегда – все зависит от погоды и состояния дороги. Если навалило снега или, наоборот, все в грязи после дождя, то водитель в этот закоулок ехать не рискует.

– Сами посмотрите на дорогу. Водитель может отказаться, потому что отвечает за детей, – говорит Александр.

– Не дай Бог его куда-то в сторону унесет, кто-то из ребят ударится, он же в ответе и будет, – подтверждает его слова Анатолий. – А ничего, что у нас ни разу за всю эту зиму не было ни грейдера, ни КамАЗа, чтобы дорогу почистили? Нанимали сами и экскаваторы, и бульдозеры, чтобы хоть как-то можно было ездить.

– Я вот позавчера сам просил, чтобы трактор заехал, немного облагородил дорогу, посбивал бы «шапки» эти оттаявшие. Но дороги все равно никакой, – сетует Александр.

Хотя дорога, как пояснили мужчины, под слоем тающего снега и грязи все же имеется. Но состоит она из асфальтовой крошки, которую где-то сняли, а здесь положили.

Воды нет, магазина тоже. За продуктами – только в Омск. Хотя здесь, напомним, тоже Омск. По крайней мере, территориально.

– Нам как-то говорили, что здесь промзона. Какая промзона, если тут когда-то студенты занимались полевыми работами, жили вот в этой двухэтажке – сейчас это монастырь. Был одноэтажным, потом, при советской власти, к нему пристроили второй этаж, там и жили студенты. Раньше здесь и столовая была – сгорела. А теперь вокруг карьеры. Скоро всю деревню окопают, и останется один островок! – таков невеселый прогноз от Анатолия.

За зиму почистили один раз

Одна из жительниц улицы Студенческой по имени Татьяна тоже ходит на работу пешком. К этому она привыкла, к тому же есть и более насущные проблемы.

– Работаю на нефтезаводе. Это километра три отсюда. Прохожу их полностью, и не важно, жара или холод. А что делать… Так здесь уже давно, все 26 лет, что я тут живу. И транспорта никогда не было. Хорошо, сейчас еще школьный автобус дали. А то и его не было – кто как мог, так и добирался. И свет провели, а то дети у нас по темноте в школу ходили. С жильем, слава богу, все в порядке, хотя когда снег тает, то все плывет. Вода в огород бежит, а иногда и в подпол попадает. Все из-за того, что не чистится и не убирается снег, – рассказала Татьяна.

По словам женщины, сейчас местные жители только готовятся к весеннему разливу. С ним здесь борются старым способом: прокапывают лопатой борозды, по которым вода покидает домовладения. Хотя полностью избавиться от нее не получается и приходится ждать, когда ее впитает земля.

Те, у кого есть возможность, обзаводятся автомобилями, чтобы самостоятельно выбраться из отдаленного уголка и добраться обратно. Одна из них – Раиса, живущая на Студенческой с детства.

– Буквально сегодня «бодалась» с «камазистом»: он дорогу перегородил и мне еще кричит: куда прешь! Я ему: а ты куда? Всю дорогу расхлестали. Там и так разъехаться сложно, а мне некогда – из больницы приезжаю, и уже нужно везти ребенка на подготовительные занятия. А водители могут остановиться и разговаривать. Наглые до ужаса, – негодует женщина.

33-летняя Раиса живет в доме, доставшемся ей в наследство от родителей. Она одинокая мама двоих дочерей, при этом ждет третьего ребенка, и ее положение заметно невооруженным глазом. В декретный отпуск омичка вышла совсем недавно – 22 марта. Своя машина выручает, поэтому она не зависит от транспорта и других жителей.

– Но я зависима от дороги: если она есть, то проезжаю. А сегодня буквально ползла на пузе. Уж не знаю, оставлю там бампер когда-нибудь или нет. До Николаевки доехала кое-как. А если встречка идет, то задом сдаешь, никуда не денешься, – говорит женщина.

Сегодняшняя обстановка на дороге – это еще ничего. Растает – будет хуже.

У Раисы маленькая дочь дошкольного возраста. С ней они два раза в неделю ездят на подготовительные занятия в школу № 111, она находится в трех километрах. Старшая дочь учится в школе, поэтому проблемы с автобусом знакомы не понаслышке.

– Нам за всю зиму один раз почистили дорогу. В этом году не можем добиться ничего. Позавчера водитель школьного автобуса говорит: «Если я не смогу проехать и опять зарюхаюсь, то больше сюда не поеду». Если возникает такая ситуация, то дети либо идут в школу пешком, либо пишем в классный чат, где объясняем, почему не смогли прийти на уроки, – отмечает женщина.

«Ниссан Сильфи Блюберд», на котором ездит Раиса, не внедорожник, но бензина кушает тоже прилично. Если где-то не забуксуешь, то и топливо экономится. Но так происходит, увы, не всегда. Отсутствие внедорожных свойств сильно сказывается на легковушке. Ремонт требуется каждый сезон. Маневрировать и разъезжаться со встречными могут помешать и кучи строительного мусора, лежащие прямо вдоль дороги.

– Бампера давно все переломанные, «ходовка» летит только так. Вот мы только ее сделали к зиме, сейчас все растает, будет сухо, и опять придется ремонтировать, потому что все бренчит. Так и живем. Чтобы купить запчасти для моей машины, нужно 15 тысяч. И это без работы. Какой от этого убыток для семейного бюджета? Большой. Я бы с удовольствием на детей эти деньги потратила, а приходится на машину, – сетует омичка.

Может, скорая заберет

Других людей, живущих на Студенческой, не слишком беспокоит отсутствие транспортного сообщения. Их, как и Раису, куда сильнее волнует то, что нет нормальной дороги.

– С рождения здесь живу. Когда я пошла в первый класс, в школе Николаевки, здесь и народу жило больше. Функционировали поля от Учхоза, тогда и автобус возил людей, в том числе и в школу. А потом все развалилось, – рассказывает еще одна жительница Студенческой Елена. – А сейчас, чтобы автобус сюда пустить, нужно еще сделать дорогу. То, что на ней сейчас творится, – это только начало. Скоро дорога здесь станет ужасной. В прошлом году, к примеру, я на работу ходила только в резиновых сапогах. Я вот совсем не переживаю, дадут сюда маршрутку или нет. Дорогу бы сделали, чтобы хотя бы ходить можно было. Лет восемь с этой дорогой бьемся. Дети сколько лет ходили пешком в школу. Ладно, мы пешком до автобуса походим, главное – чтобы детей в школу возили.

Как утверждают жители, до остановки в Николаевке идти три с половиной километра. И то по сокращенному пути через заброшенный карьер – там можно пройти, когда растает снег. При этом, если повезет, не нарваться на бродячих собак, которые постоянно там бегают. А если идти строго по дороге, не срезая, то прогулка займет больше часа, а расстояние превышает заявленные три километра более чем вдвое – километров семь в целом.

– Я вот сегодня хотела пойти в город, потому что мне нужно землю оформлять, но не пошла – проваливаюсь. А мне 68 лет, уже немолодая, – сетует пенсионерка Людмила Федоровна. – А главное: у нас же городская прописка. И ни одна зараза за все это время не приехала и не поинтересовалась, как люди живут. У нас детей здесь уже больше 20, а поселок-то маленький. Тем, у кого машина, проще – собрались и поехали. Вот так и просишь всякий раз: то купи хлеба, то молока, то масла. Бывает, что езжу в город на такси. Набираю там продуктов на две недели. За такси я плачу 775 рублей.

Но вот незадача: таксисты, немного проехав по Студенческой и добравшись до вязкого участка, дальше ехать отказываются. Их можно понять: автомобили для них – кормильцы, поэтому лишиться источника заработка или нарваться на ремонт им не хочется. Но некоторых удается уговорить. Правда, приходится накинуть сотни две-три сверху. Получается уже больше 1000 рублей. И опять звучит заезженная присказка: а что делать?

– А вот этой даме как быть? – спрашивает еще одна местная пенсионерка Галина Павловна, по-матерински приобняв Раису и поглаживая по животику. – Это ведь здесь наше будущее.

Под будущим она понимает ребенка, который через некоторое время появится на свет. Уже известно, что у двух дочерей появится брат. А значит – и помощник по хозяйству.

– Вот если до мая растает, тогда меня, может, скорая заберет, – с иронией заметила будущая мама. – А так ведь сюда даже скорая помощь проехать не может.

Но захочешь жить – справишься. Похожими принципами руководствуется вся Студенческая.

Все – словно семья

Желание переехать хотя бы раз посещало всех собеседников автора этих строк. Но одного желания мало – нужны и финансовые возможности.

Есть еще один фактор: это может прозвучать неожиданно, но население Студенческой любит свою крохотную «деревеньку» и друг друга. Многим дома достались от родителей, а кто-то живет здесь по 25–30 лет и буквально врос в эту землю. И «свои» здесь – не просто обозначение живущих по соседству. Все – словно семья.

– Можем запросто друг к другу зайти, чаю попить, поесть. Если нет вдруг у кого куска хлеба – поделимся. Если какой-то бабушке сложно ходить, но нужно куда-то добраться, то в общем чате списываемся, спрашиваем, едет ли кто куда, и договариваемся. Дружно живем, – наперебой утверждают местные жители.

На этой неделе стало известно, что суд обязал департамент транспорта пустить автобус до Студенческой. Основанием послужило обращение ее жителей в прокуратуру Омской области. Транспорт, согласно судебному решению, должен появиться здесь до 1 июня. Но, как мы помним, ему нужно еще по чему-то передвигаться. Хочется верить, что с пуском автобуса или маршрутки, если этот пуск произойдет, наладят и дорогу. Иначе поездки могут превратиться в мучения.

К тому же в столь отдаленные районы общественный транспорт ходит не с большой частотой. И для жителей Студенческой, не имеющих своих автомобилей, появление автобуса может не принести облегчения. Ведь придется возвращаться домой слишком рано, подстраиваясь под график движения. Ну или снова вылавливать в местном чате кого-то из «односельчан», кто находится в «городе» либо может сюда приехать за отдельную плату. То есть – жить как и прежде.

РИА «Омск-информ» будет следить за развитием ситуации.

15313Григорий Чучуйко