Поиск

Исполнительный директор ООО «Магнит» рассказывает об итогах первой пятилетки мусорной реформы и объясняет, почему дробление на мелких операторов в этой сфере не всегда благо.

Пять лет назад, в 2019 году, в России началась реформа отрасли обращения с отходами. Для омичей первым наглядным ее признаком стало появление регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) – компании «Магнит». Как сообщает официальный сайт «Магнита», за 5 лет компания привлекла в Омскую область более 2 млрд рублей инвестиций, построила два мусоросортировочных завода, создала более 1 тыс. новых рабочих мест, установила за счет собственных средств транспортных операторов более 15 тыс. мусорных контейнеров. Несмотря на видимые проявления работы и явные успехи, вопрос «А за что мы платим «Магниту»?» регулярно всплывает в соцсетях и в местной прессе. С расширенной версией этого вопроса обозреватель РИА «Омск-информ» обратился к исполнительному директору ООО «Магнит» Дмитрию Третьякову.

Бизнес на отходах

– Дмитрий Геннадьевич, зачем вообще была затеяна реформа и почему ее решили делать руками частников?

– Начнем с целей и задач реформы, которые наиболее емко аккумулированы нацпроектом «Экология». Там обозначено много вполне конкретных показателей экономической эффективности (KPI), но, пожалуй, самым понятным пунктом является следующий: к 2030 году отправлять на захоронение можно будет не более 50 % отходов. Остальное должно отправляться на сортировку и вторичную переработку. На сегодня процент захоронения составляет порядка 95 %. И будет еще очень хорошо, если такое захоронение происходит на полигоне. Согласно российскому законодательству полигоном для захоронения твердых коммунальных отходов (ТКО) считается комплексное предприятие, отвечающее строгим нормам экологической безопасности. Первым делом полигоны не должны находиться в границах населенных пунктов, лесопарковых и водоохранных зон. На территории полигона и в пределах его воздействия на окружающую среду должен проводиться постоянный мониторинг состояния и загрязнения окружающей среды, включающий, в частности, лабораторные исследования проб атмосферного воздуха, почв, сточных вод и подземных вод. Полигоны должны быть оборудованы системой весового контроля, системами фотосъемки и видеосъемки для фиксации движения транспортных средств. На практике таких объектов в России немного, а в Омской области на момент начала мусорной реформы их не было ни одного. В Московской области к этому времени было построено несколько современных полигонов, в Саратове уже действовал мусороперерабатывающий завод. Можно сказать, что компании «Магнит» досталось чистое поле, но понятие «чистое», к сожалению, в этом случае неприменимо.

В 2019 году только 46 % жителей Омской области в какой-то мере были охвачены системой сбора и вывоза бытового мусора, и большая часть этих счастливчиков жила в городе Омске и в городе Таре. Куда девались остальные отходы, не секрет: рядом с каждым населенным пунктом было место, куда местные жители вывозили отходы, и там они лежали на земле без фильтратов, без мембраны, без какого-либо отвода вредных веществ.

Такая система сложилась исторически и требовала глубокого реформирования. Федеральный закон № 89 «Об отходах производства и потребления» уже был принят, и за его нарушение, за незаконные свалки на открытом грунте, прокуратура частенько наказывала местные органы власти. Главы поселений же только разводили руками. Ни у кого из них не было, конечно, возможностей и для строительства, лицензирования и обеспечения дальнейшей работы комплексов переработки ТКО. Оптимальным способом от сельских свалок перейти к современным мусоровозам, сортировочным заводам и полигонам стало привлечение бизнеса. Отсюда появилась идея регионального оператора – единицы, которая аккумулирует в себе средства, собранные с населения, и распределяет их по направлениям деятельности.

– Давайте пройдемся по этим направлениям.

– Первое звено реформы – логистика. Для законного сбора отходов нужен современный мусоровоз, эксплуатация которого соответствует СанПиНам и из которого по дороге ничего не течет. К моменту прихода «Магнита» такие машины были мало у кого из омских перевозчиков, тем не менее практически все они сохранили свои рабочие места. Пройдя процедуру отрытых конкурсов, они стали подрядчиками регионального оператора, а техника поэтапно заменялась. Поверив в реформу и приняв новые правила игры, люди смелее стали брать кредиты. Выход отрасли из тени дал возчикам уверенность в том, что техника окупится и будет рентабельной. На сегодняшний день парк обновлен на 80 %, работают МАЗы, КамАЗы, много импортных автомобилей. Количество мусоровозов, которые регулярно выходят в линию, составляет порядка 300 единиц.

Вторым важнейшим моментом для успеха реформы является наличие точек для захоронения отходов. И региональный оператор определять их не вправе, это прерогатива региональных властей. Когда в Омской области началась мусорная реформа, регион определил две такие точки: полигоны для ТКО в Ленинском и Кировском округах Омска. Если говорить честно, то это были никакие не полигоны, а просто две огромные свалки. В 2019 году уже было решение суда о том, что эти объекты неэкологичны и их надо рекультивировать. Однако других мест для захоронения ТКО не было вовсе. К реформе регион не подготовился, но и откладывать ее было нельзя, поскольку это было единое федеральное решение. К слову, в схожей ситуации оказались примерно три четверти субъектов РФ.

Что же касается «Магнита», то в 2019 году регоператору просто дали карту и сказали: «Возить будете сюда». Отчасти это было даже удобно, ведь расстояние доставки мусора из города-миллионика составляло 3–4 км. И вот на такой простой логистике тариф за вывоз мусора составлял 133 рубля с человека. Мне кажется, что все омичи помнят эту поистине сакральную цифру!

Мусорный тариф, ошибка № 1

– С каким-то явным сарказмом вы ее упоминаете. Что не так с первым тарифом?

– Потому что вокруг этой цифры произошел целый ряд событий, которые не на шутку взбудоражили омскую общественность и будоражат ее до сих пор. Все началось с прямой линии президента РФ Владимира Путина в 2019 году. На нее дозвонился житель Омска Роман Дмитриев. Появившись на телеэкране с двумя квитками, он сообщил, что в апреле заплатил за вывоз мусора 133 рубля, а в мае ему якобы предлагается заплатить за услугу уже 266 рублей. Далее последовал риторический вопрос-утверждение: «Почему у нас реформа на бумаге проходит, тариф вырос в два раза, а на самом деле никаких продвижений нет?»

Владимир Владимирович (Путин) сделал простую и логичную вещь – поручил руководителю Федеральной антимонопольной службы разобраться, действительно ли тариф на коммунальную услугу вырос вдвое. «Разобрались» быстро. Уже через три дня Игорь Артемьев, руководивший тогда ФАС РФ, на всю страну сообщил о предписании понизить в Омской области тариф на вывоз мусора в два раза. Позже «Магниту» удалось оспорить это незаконное решение, но на это потребовалось полтора года.

Что касается злополучных квитанций Романа Дмитриева, то выяснилось, что омич ошибочно – по инерции – отправил в апреле 2019 года оплату за вывоз мусора в городское Управление дорожного хозяйства и благоустройства. Эта организация действительно оказывала такую услугу, но до начала реформы. Пришедший на смену УДХБ «Магнит» зафиксировал у себя долг, и в мае направил абоненту Дмитриеву квитанцию с суммой оплаты за два месяца. Вот, собственно, и вся история с якобы имевшим место завышением мусорного тарифа вдвое. Причем ее продолжение перекликается со старым анекдотом, в котором ложечки-то нашлись, а осадок остался. Нисколько не интересуясь решением суда, многочисленные ЖКХ-эксперты продолжают рассказывать в соцсетях о завышенных тарифах на вывоз мусора в Омской области.

– Так сколько в итоге потерял «Магнит» и как компании вообще удалось удержаться на плаву?

– Непросто было, ведь кроме незаконного снижения тарифа почти в два раза не поменялось ничего: город-миллионник остался миллионником, количество мусоровозов осталось прежним, и стоимость их заправки такая же. У нас в стране есть большое количество кейсов, когда в аналогичной ситуации региональный оператор поднимал руки и признавал, что это конец. Так встал Дагестан, Новосибирский регоператор обанкротился. «Магниту» удалось выжить только за счет того, что мы честно объяснили происходящее всем своим контрагентам. Мы проводили индивидуальную работу с каждым возчиком, говорили, что признаем все свои обязательства перед ними и пусть не сразу, но оплатим полностью выполненную работу. Низкий поклон людям, которые нам тогда поверили, не стали подавать в суд и банкротить компанию. И поверили не зря – «Магниту» удалось в суде восстановить справедливость и доказать, что из тарифа регионального оператора были незаконно удержаны 1,2 млрд рублей. Несмотря на такой тяжелый финансовый удар, «Магнит» ни на один день не прекратил работу.

– Благотворительностью полтора года занимались?

– Не мы, а возчики, которые согласились работать в долг. И предвосхищая следующий вопрос, сразу хочу сказать: все долги за 2019 год перед возчиками региональный оператор закрыл. Но вообще действительно на примере Омской области можно будет писать учебник о становлении мусорной реформы в России. Все самые безумные ситуации, которые могли случиться, случились. Снижение тарифов в два раза. Любой студент-первокурсник экономического факультета вам скажет, что в такой ситуации работать нельзя. Только благодаря слаженной работе регионального оператора и ответственной позиции возчиков ни один мусоровоз не встал, а по стране такие прецеденты были.

Во сколько обходится вывоз ТКО

– Сейчас в квитанциях, которые получают жильцы омских многоэтажек, напротив графы «Обращение с твердыми коммунальными отходами» указана сумма 120,35 рубля с человека. Насколько эта сумма соответствует реальным затратам на вывоз мусора и, соответственно, тариф устраивает компанию «Магнит»?

– Тариф – рабочий. Но это то, что есть на бумаге, в прогнозах РЭК. То есть то, что должны заплатить потребители за услугу по вывозу мусора. Но тариф постоянно снижают, пересчитывают, пересматривают, реальных потребителей фактически меньше – мы не можем выставить квитанции 150 тысячам человек, которые есть в тарифе! В итоге прогнозы регулятора так и остаются прогнозами. Но даже несмотря на расхождения с расчетными цифрами численности населения и реальным количеством потребителей, которым выставляем квитанции, с физлицами все более-менее ясно. А вот по поводу юридических лиц такого не скажешь. В общих чертах, когда Региональная энергетическая комиссия утверждает необходимую валовую выручку (НВВ) для регионального оператора, она основывается на списке юридических лиц, работающих на территории Омска. По мнению регулятора, юридические лица должны платить за вывоз мусора компании «Магнит» в два раза больше, чем платят сейчас. Однако на практике оплата от юридических лиц всегда вдвое меньше. Это связано с тем, что юридические лица либо игнорируют заключение договора с «Магнитом», либо существенно занижают объемы производимых отходов. Получается так: за один контейнер заплачу регоператору, раз уж этого требует закон, еще 10 контейнеров за черный нал и втрое меньшую сумму вывезет «серый возчик». Тот факт, что серый возчик, скорее всего, вывезет мусор в пригородную лесопосадку, коммерсантов не интересует. В результате объем бюджетных средств, которые необходимо изыскать для очистки омских лесов от мусора, оценивается уже в 3 млрд рублей.

Еще одним способом экономии юрлица избрали подбрасывание ТКО на ближайшую муниципальную контейнерную площадку. Это видно исходя из морфологии мусора: на площадках частного сектора в большом количестве скапливается различная тара, упаковка из-под товара, строительный мусор. Это все явно принесено из близлежащих магазинов, ларьков и гаражных кооперативов. «Магнит» и это, конечно, увезет, но надо понимать, что расходы за вывоз сверхнормативного мусора ложатся на плечи жителей. Те, кто сегодня закрывает глаза на действия «ловких» предпринимателей, по сути, позволяет им залезать в карман тех самых бабушек и дедушек, о которых на словах они так пекутся.

Сравнение треугольного с мягким

– Дмитрий Геннадьевич, а что это за скандальная история с тройным завышением тарифа на вывоз мусора в Омске?

– Я только из местной прессы недавно с удивлением узнал, что средний тариф за вывоз мусора в Омске в полтора-два раза выше, чем по регионам Сибири, и якобы даже выше, чем в Москве и Московской области. В статье одного уважаемого издания была даже приведена инфографика, в которой в качестве действующего омского тарифа обозначены 224,2 рубля с человека. То есть не реальная сумма, которую платят люди (120,35 рубля с человека, 132,86 рубля в неблагоустроенном жилье), а признанный РЭК экономически обоснованный тариф. Далее нам в статье сообщают, что в экономически благополучной Тюмени за вывоз мусора берут всего 164,84 рубля, а некий алтайский регоператор – условно назовем его «Улыбка» – вообще возит мусор по 58,54 рубля с человека.

В статье, правда, умалчивается, что «Улыбка» обслуживает каких-нибудь четыре села. Скорее всего, это регоператор очень крошечной территории, который собрал в ближайших деревнях мусор и отвез их на сельскую свалку, где нет никакой сортировки. На территориях, где логистика намного сложнее, в маленький, равный алтайскому тариф уложиться просто невозможно. Возьмем хотя бы Тюменскую область, где на 2024 год тариф на вывоз мусора установлен в размере 247 рублей. И да, мы сразу видим разницу между реальным тарифом и суммой, указанной в заказной (с точки зрения «Магнита») статье. Но дело в том, что в омской газете обозначен неактуальный тюменский тариф 2021 года. То есть сравнивается омский сегодняшний с тариф с позапрошлогодним тюменским. Это как если бы сравнивалось треугольное с мягким.

Можно было бы сказать, что это просто ошибка, но, поскольку подобная статья далеко не первая, мы считаем публикацию очередным примером сознательной и целенаправленной работы по дискредитации коммунальной реформы вообще и компании «Магнит» в частности.

О монополизме и возможных конкурентах

– У «Магнита» есть серьезные конкуренты? Кто-то хочет если не убрать, то, во всяком случае, подвинуть вас на рынке?

– Главный бенефициар реформы – государство, которое заинтересовано в наведении порядка. Только благодаря четкой позиции власти уже к сегодняшнему дню в стране создана единая информационная система, которая учитывает каждый мусоровоз, каждый кубометр и каждую тонну отходов, вывезенных на полигоны. До реформы это был абсолютно серый и криминальный бизнес. Все шло за наличку, мимо кассы, мимо налогов. И вот многие настолько вжились в такие схемы, что и сегодня пытаются их вернуть. Им есть за что бороться, ведь по оценкам экономистов «Магнита» серый мусорный рынок Омска оценивается в сотни миллионов рублей. И вот люди, желающие вернуть ускользающую выгоду, как раз и являются заказчиками кампании по ухудшению репутации регионального оператора. Информационным поводом становятся как реальные проблемы, так и сфабрикованные, вымышленные или сильно преувеличенные факты. Статья про завышенные втрое тарифы как раз пример такого черного пиара.

Не хочу сейчас указывать на какого-то конкретного заказчика, поскольку это не принципиально. Известно, что юрлица пользуются сегодня услугами гигантского количества серых возчиков. Для нас важно, чтобы омичи поняли, за счет чего серые возчики имеют возможность просить за оказание услуги вдвое меньше денег, чем «Магнит». И здесь все просто: им не нужно содержать мусоросортировочный завод и везти отходы на полигон, расположенный иногда за сотни километров. Всем, кому доводилось прогуляться по пригородным лесам, становится понятно, куда за недорого вывозят мусор серые возчики. В борьбу с таким негативным явлением, как несанкционированные свалки, пришлось лично включиться главе региона Виталию Хоценко. Он побывал на окраине Нефтяников, где на улице Доковской обнаружил просто горы из мешков с мусором. А на эту площадку вблизи объездной дороги все кому не лень свозили мусор не то что «газелями» – КамАЗами. Устраивать же засады и кордоны на дорогах регоператор не вправе, мы же не надзорный орган.

– Зачем сразу кордоны? Вам же советуют организовать новый легальный полигон под Омском и не заниматься многокилометровым мусорным извозом. Разве нельзя таким образом снизить стоимость вывоза мусора?

– Действительно, на старте реформы тариф на вывоз мусора в Омской области формировался исходя, в частности, из такой предпосылки, как расстояние до мусорных полигонов. До полигона в Ленинском округе 3 км, до полигона в Кировском АО – 4 км. Через год реформы на эксплуатацию обоих полигонов был наложен запрет. Незадолго до этого произошла аварийная посадка пассажирского авиалайнера Airbus A 321 на кукурузное поле в Подмосковье, а причиной ЧП стала попавшая в самолетный двигатель птица. Всем известно, что большие массы птиц привлекают городские свалки, в связи с чем Росавиация запретила эксплуатацию всех мусорных полигонов в 15-километровой зоне от аэропортов.

Омский аэропорт находится в центре города, и оба омских полигона попали в границы запретной зоны. Выполняя решение федерального центра, власти Омской области запретили использование объектов, а строить новые полигоны под Омском тоже нельзя. Вообще полигоны должны строиться исключительно в соответствии с территориальной схемой обращения с отходами. Такая схема была утверждена министерством природных ресурсов и экологии региона только после очень жарких обсуждений и длительных согласований в 2020 году. В Омской области удалось найти три места для размещения межмуниципальных мусорных полигонов. Один из этих комплексов теперь строится на территории Ачаирского сельского поселения, примерно в 30 километрах от Омска. Ничего ближе к городу никто строить уже не разрешит. Полигон создается на условиях государственно-частного партнерства, а сдача его первой очереди ожидается в 2026 году. Схожий объект в Таврическом районе строит московская компания «Гринресурс». Полигоном в Тарском районе занимается омская компания «Мелиор Групп», ориентировочный срок сдачи – 2025 год.

До запуска трех перечисленных объектов Минприроды РФ в качестве временной вынужденной меры разрешила захоронение ТБО на территории 16 «дореформированных» сельских свалок. Под категорию полигонов они подходят весьма условно, и в любой момент их эксплуатацию может запретить природоохранная прокуратура. Кстати, так это уже случилось с полигоном в Таре, и теперь мусор из Тарского района необходимо возить в Знаменку. Пробег мусоровозов по Тарскому району туда и обратно, с учетом заезда в отдаленные деревни, – более сотни километров, но ничего ближе Знаменского полигона на севере Омской области нет.

– Когда «мусорные кластеры», точнее межмуниципальные комплексы по обработке отходов, достроят, «Магнит» будет готов поступиться своим монопольным положением на региональном рынке?

– Если власти примут соответствующее решение – конечно. Но сторонникам такого подхода следует понимать, что простое удвоение или утроение количества региональных операторов вовсе не снимет, а местами еще усугубит и без того болезненный «тарифный вопрос». Дело в том, что две зоны регоператоров автоматически выльются в два разных тарифа на вывоз ТКО. Омская область заселена неравномерно – примерно 80 % населения проживает в областном центре и южных районах и лишь 20 % в северных районах. Последние значительно больше по площади, а логистика там крайне сложна. С открытием нового полигона под Тарой мусор все также придется везти за сотню километров, только теперь уж не из Тары в Знаменку, а наоборот. Не исключаю, что в областном центре и в южных районах региона тариф на вывоз мусора может стать меньше, а вот северянам без сглаживания тарифа до среднего по области придется платить больше. На мой взгляд, это не совсем справедливо.

Все вышесказанное относится и непосредственно к городу Омску. Если разделить его по реке, то жители левого берега станут платить больше, чем жители правого. Дело в том, что на левобережье мусоросортировочный завод находится на несколько километров дальше от жилой застройки. Теоретически возможный вопрос «А почему я, житель правобережной части Омска, должен платить за какого-то там левобережника?» абсурден. Так можно дойти до вражды омичей, живущих близко к теплоисточнику, с омичами, живущими от ТЭЦ чуть дальше. Спор будет идти вокруг того, кто за кого переплачивает. К счастью, мы таким безумием не живем.

6169

Исполнительный директор ООО «Магнит» рассказывает об итогах первой пятилетки мусорной реформы и объясняет, почему дробление на мелких операторов в этой сфере не всегда благо.

Пять лет назад, в 2019 году, в России началась реформа отрасли обращения с отходами. Для омичей первым наглядным ее признаком стало появление регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) – компании «Магнит». Как сообщает официальный сайт «Магнита», за 5 лет компания привлекла в Омскую область более 2 млрд рублей инвестиций, построила два мусоросортировочных завода, создала более 1 тыс. новых рабочих мест, установила за счет собственных средств транспортных операторов более 15 тыс. мусорных контейнеров. Несмотря на видимые проявления работы и явные успехи, вопрос «А за что мы платим «Магниту»?» регулярно всплывает в соцсетях и в местной прессе. С расширенной версией этого вопроса обозреватель РИА «Омск-информ» обратился к исполнительному директору ООО «Магнит» Дмитрию Третьякову.

Бизнес на отходах

– Дмитрий Геннадьевич, зачем вообще была затеяна реформа и почему ее решили делать руками частников?

– Начнем с целей и задач реформы, которые наиболее емко аккумулированы нацпроектом «Экология». Там обозначено много вполне конкретных показателей экономической эффективности (KPI), но, пожалуй, самым понятным пунктом является следующий: к 2030 году отправлять на захоронение можно будет не более 50 % отходов. Остальное должно отправляться на сортировку и вторичную переработку. На сегодня процент захоронения составляет порядка 95 %. И будет еще очень хорошо, если такое захоронение происходит на полигоне. Согласно российскому законодательству полигоном для захоронения твердых коммунальных отходов (ТКО) считается комплексное предприятие, отвечающее строгим нормам экологической безопасности. Первым делом полигоны не должны находиться в границах населенных пунктов, лесопарковых и водоохранных зон. На территории полигона и в пределах его воздействия на окружающую среду должен проводиться постоянный мониторинг состояния и загрязнения окружающей среды, включающий, в частности, лабораторные исследования проб атмосферного воздуха, почв, сточных вод и подземных вод. Полигоны должны быть оборудованы системой весового контроля, системами фотосъемки и видеосъемки для фиксации движения транспортных средств. На практике таких объектов в России немного, а в Омской области на момент начала мусорной реформы их не было ни одного. В Московской области к этому времени было построено несколько современных полигонов, в Саратове уже действовал мусороперерабатывающий завод. Можно сказать, что компании «Магнит» досталось чистое поле, но понятие «чистое», к сожалению, в этом случае неприменимо.

В 2019 году только 46 % жителей Омской области в какой-то мере были охвачены системой сбора и вывоза бытового мусора, и большая часть этих счастливчиков жила в городе Омске и в городе Таре. Куда девались остальные отходы, не секрет: рядом с каждым населенным пунктом было место, куда местные жители вывозили отходы, и там они лежали на земле без фильтратов, без мембраны, без какого-либо отвода вредных веществ.

Такая система сложилась исторически и требовала глубокого реформирования. Федеральный закон № 89 «Об отходах производства и потребления» уже был принят, и за его нарушение, за незаконные свалки на открытом грунте, прокуратура частенько наказывала местные органы власти. Главы поселений же только разводили руками. Ни у кого из них не было, конечно, возможностей и для строительства, лицензирования и обеспечения дальнейшей работы комплексов переработки ТКО. Оптимальным способом от сельских свалок перейти к современным мусоровозам, сортировочным заводам и полигонам стало привлечение бизнеса. Отсюда появилась идея регионального оператора – единицы, которая аккумулирует в себе средства, собранные с населения, и распределяет их по направлениям деятельности.

– Давайте пройдемся по этим направлениям.

– Первое звено реформы – логистика. Для законного сбора отходов нужен современный мусоровоз, эксплуатация которого соответствует СанПиНам и из которого по дороге ничего не течет. К моменту прихода «Магнита» такие машины были мало у кого из омских перевозчиков, тем не менее практически все они сохранили свои рабочие места. Пройдя процедуру отрытых конкурсов, они стали подрядчиками регионального оператора, а техника поэтапно заменялась. Поверив в реформу и приняв новые правила игры, люди смелее стали брать кредиты. Выход отрасли из тени дал возчикам уверенность в том, что техника окупится и будет рентабельной. На сегодняшний день парк обновлен на 80 %, работают МАЗы, КамАЗы, много импортных автомобилей. Количество мусоровозов, которые регулярно выходят в линию, составляет порядка 300 единиц.

Вторым важнейшим моментом для успеха реформы является наличие точек для захоронения отходов. И региональный оператор определять их не вправе, это прерогатива региональных властей. Когда в Омской области началась мусорная реформа, регион определил две такие точки: полигоны для ТКО в Ленинском и Кировском округах Омска. Если говорить честно, то это были никакие не полигоны, а просто две огромные свалки. В 2019 году уже было решение суда о том, что эти объекты неэкологичны и их надо рекультивировать. Однако других мест для захоронения ТКО не было вовсе. К реформе регион не подготовился, но и откладывать ее было нельзя, поскольку это было единое федеральное решение. К слову, в схожей ситуации оказались примерно три четверти субъектов РФ.

Что же касается «Магнита», то в 2019 году регоператору просто дали карту и сказали: «Возить будете сюда». Отчасти это было даже удобно, ведь расстояние доставки мусора из города-миллионика составляло 3–4 км. И вот на такой простой логистике тариф за вывоз мусора составлял 133 рубля с человека. Мне кажется, что все омичи помнят эту поистине сакральную цифру!

Мусорный тариф, ошибка № 1

– С каким-то явным сарказмом вы ее упоминаете. Что не так с первым тарифом?

– Потому что вокруг этой цифры произошел целый ряд событий, которые не на шутку взбудоражили омскую общественность и будоражат ее до сих пор. Все началось с прямой линии президента РФ Владимира Путина в 2019 году. На нее дозвонился житель Омска Роман Дмитриев. Появившись на телеэкране с двумя квитками, он сообщил, что в апреле заплатил за вывоз мусора 133 рубля, а в мае ему якобы предлагается заплатить за услугу уже 266 рублей. Далее последовал риторический вопрос-утверждение: «Почему у нас реформа на бумаге проходит, тариф вырос в два раза, а на самом деле никаких продвижений нет?»

Владимир Владимирович (Путин) сделал простую и логичную вещь – поручил руководителю Федеральной антимонопольной службы разобраться, действительно ли тариф на коммунальную услугу вырос вдвое. «Разобрались» быстро. Уже через три дня Игорь Артемьев, руководивший тогда ФАС РФ, на всю страну сообщил о предписании понизить в Омской области тариф на вывоз мусора в два раза. Позже «Магниту» удалось оспорить это незаконное решение, но на это потребовалось полтора года.

Что касается злополучных квитанций Романа Дмитриева, то выяснилось, что омич ошибочно – по инерции – отправил в апреле 2019 года оплату за вывоз мусора в городское Управление дорожного хозяйства и благоустройства. Эта организация действительно оказывала такую услугу, но до начала реформы. Пришедший на смену УДХБ «Магнит» зафиксировал у себя долг, и в мае направил абоненту Дмитриеву квитанцию с суммой оплаты за два месяца. Вот, собственно, и вся история с якобы имевшим место завышением мусорного тарифа вдвое. Причем ее продолжение перекликается со старым анекдотом, в котором ложечки-то нашлись, а осадок остался. Нисколько не интересуясь решением суда, многочисленные ЖКХ-эксперты продолжают рассказывать в соцсетях о завышенных тарифах на вывоз мусора в Омской области.

– Так сколько в итоге потерял «Магнит» и как компании вообще удалось удержаться на плаву?

– Непросто было, ведь кроме незаконного снижения тарифа почти в два раза не поменялось ничего: город-миллионник остался миллионником, количество мусоровозов осталось прежним, и стоимость их заправки такая же. У нас в стране есть большое количество кейсов, когда в аналогичной ситуации региональный оператор поднимал руки и признавал, что это конец. Так встал Дагестан, Новосибирский регоператор обанкротился. «Магниту» удалось выжить только за счет того, что мы честно объяснили происходящее всем своим контрагентам. Мы проводили индивидуальную работу с каждым возчиком, говорили, что признаем все свои обязательства перед ними и пусть не сразу, но оплатим полностью выполненную работу. Низкий поклон людям, которые нам тогда поверили, не стали подавать в суд и банкротить компанию. И поверили не зря – «Магниту» удалось в суде восстановить справедливость и доказать, что из тарифа регионального оператора были незаконно удержаны 1,2 млрд рублей. Несмотря на такой тяжелый финансовый удар, «Магнит» ни на один день не прекратил работу.

– Благотворительностью полтора года занимались?

– Не мы, а возчики, которые согласились работать в долг. И предвосхищая следующий вопрос, сразу хочу сказать: все долги за 2019 год перед возчиками региональный оператор закрыл. Но вообще действительно на примере Омской области можно будет писать учебник о становлении мусорной реформы в России. Все самые безумные ситуации, которые могли случиться, случились. Снижение тарифов в два раза. Любой студент-первокурсник экономического факультета вам скажет, что в такой ситуации работать нельзя. Только благодаря слаженной работе регионального оператора и ответственной позиции возчиков ни один мусоровоз не встал, а по стране такие прецеденты были.

Во сколько обходится вывоз ТКО

– Сейчас в квитанциях, которые получают жильцы омских многоэтажек, напротив графы «Обращение с твердыми коммунальными отходами» указана сумма 120,35 рубля с человека. Насколько эта сумма соответствует реальным затратам на вывоз мусора и, соответственно, тариф устраивает компанию «Магнит»?

– Тариф – рабочий. Но это то, что есть на бумаге, в прогнозах РЭК. То есть то, что должны заплатить потребители за услугу по вывозу мусора. Но тариф постоянно снижают, пересчитывают, пересматривают, реальных потребителей фактически меньше – мы не можем выставить квитанции 150 тысячам человек, которые есть в тарифе! В итоге прогнозы регулятора так и остаются прогнозами. Но даже несмотря на расхождения с расчетными цифрами численности населения и реальным количеством потребителей, которым выставляем квитанции, с физлицами все более-менее ясно. А вот по поводу юридических лиц такого не скажешь. В общих чертах, когда Региональная энергетическая комиссия утверждает необходимую валовую выручку (НВВ) для регионального оператора, она основывается на списке юридических лиц, работающих на территории Омска. По мнению регулятора, юридические лица должны платить за вывоз мусора компании «Магнит» в два раза больше, чем платят сейчас. Однако на практике оплата от юридических лиц всегда вдвое меньше. Это связано с тем, что юридические лица либо игнорируют заключение договора с «Магнитом», либо существенно занижают объемы производимых отходов. Получается так: за один контейнер заплачу регоператору, раз уж этого требует закон, еще 10 контейнеров за черный нал и втрое меньшую сумму вывезет «серый возчик». Тот факт, что серый возчик, скорее всего, вывезет мусор в пригородную лесопосадку, коммерсантов не интересует. В результате объем бюджетных средств, которые необходимо изыскать для очистки омских лесов от мусора, оценивается уже в 3 млрд рублей.

Еще одним способом экономии юрлица избрали подбрасывание ТКО на ближайшую муниципальную контейнерную площадку. Это видно исходя из морфологии мусора: на площадках частного сектора в большом количестве скапливается различная тара, упаковка из-под товара, строительный мусор. Это все явно принесено из близлежащих магазинов, ларьков и гаражных кооперативов. «Магнит» и это, конечно, увезет, но надо понимать, что расходы за вывоз сверхнормативного мусора ложатся на плечи жителей. Те, кто сегодня закрывает глаза на действия «ловких» предпринимателей, по сути, позволяет им залезать в карман тех самых бабушек и дедушек, о которых на словах они так пекутся.

Сравнение треугольного с мягким

– Дмитрий Геннадьевич, а что это за скандальная история с тройным завышением тарифа на вывоз мусора в Омске?

– Я только из местной прессы недавно с удивлением узнал, что средний тариф за вывоз мусора в Омске в полтора-два раза выше, чем по регионам Сибири, и якобы даже выше, чем в Москве и Московской области. В статье одного уважаемого издания была даже приведена инфографика, в которой в качестве действующего омского тарифа обозначены 224,2 рубля с человека. То есть не реальная сумма, которую платят люди (120,35 рубля с человека, 132,86 рубля в неблагоустроенном жилье), а признанный РЭК экономически обоснованный тариф. Далее нам в статье сообщают, что в экономически благополучной Тюмени за вывоз мусора берут всего 164,84 рубля, а некий алтайский регоператор – условно назовем его «Улыбка» – вообще возит мусор по 58,54 рубля с человека.

В статье, правда, умалчивается, что «Улыбка» обслуживает каких-нибудь четыре села. Скорее всего, это регоператор очень крошечной территории, который собрал в ближайших деревнях мусор и отвез их на сельскую свалку, где нет никакой сортировки. На территориях, где логистика намного сложнее, в маленький, равный алтайскому тариф уложиться просто невозможно. Возьмем хотя бы Тюменскую область, где на 2024 год тариф на вывоз мусора установлен в размере 247 рублей. И да, мы сразу видим разницу между реальным тарифом и суммой, указанной в заказной (с точки зрения «Магнита») статье. Но дело в том, что в омской газете обозначен неактуальный тюменский тариф 2021 года. То есть сравнивается омский сегодняшний с тариф с позапрошлогодним тюменским. Это как если бы сравнивалось треугольное с мягким.

Можно было бы сказать, что это просто ошибка, но, поскольку подобная статья далеко не первая, мы считаем публикацию очередным примером сознательной и целенаправленной работы по дискредитации коммунальной реформы вообще и компании «Магнит» в частности.

О монополизме и возможных конкурентах

– У «Магнита» есть серьезные конкуренты? Кто-то хочет если не убрать, то, во всяком случае, подвинуть вас на рынке?

– Главный бенефициар реформы – государство, которое заинтересовано в наведении порядка. Только благодаря четкой позиции власти уже к сегодняшнему дню в стране создана единая информационная система, которая учитывает каждый мусоровоз, каждый кубометр и каждую тонну отходов, вывезенных на полигоны. До реформы это был абсолютно серый и криминальный бизнес. Все шло за наличку, мимо кассы, мимо налогов. И вот многие настолько вжились в такие схемы, что и сегодня пытаются их вернуть. Им есть за что бороться, ведь по оценкам экономистов «Магнита» серый мусорный рынок Омска оценивается в сотни миллионов рублей. И вот люди, желающие вернуть ускользающую выгоду, как раз и являются заказчиками кампании по ухудшению репутации регионального оператора. Информационным поводом становятся как реальные проблемы, так и сфабрикованные, вымышленные или сильно преувеличенные факты. Статья про завышенные втрое тарифы как раз пример такого черного пиара.

Не хочу сейчас указывать на какого-то конкретного заказчика, поскольку это не принципиально. Известно, что юрлица пользуются сегодня услугами гигантского количества серых возчиков. Для нас важно, чтобы омичи поняли, за счет чего серые возчики имеют возможность просить за оказание услуги вдвое меньше денег, чем «Магнит». И здесь все просто: им не нужно содержать мусоросортировочный завод и везти отходы на полигон, расположенный иногда за сотни километров. Всем, кому доводилось прогуляться по пригородным лесам, становится понятно, куда за недорого вывозят мусор серые возчики. В борьбу с таким негативным явлением, как несанкционированные свалки, пришлось лично включиться главе региона Виталию Хоценко. Он побывал на окраине Нефтяников, где на улице Доковской обнаружил просто горы из мешков с мусором. А на эту площадку вблизи объездной дороги все кому не лень свозили мусор не то что «газелями» – КамАЗами. Устраивать же засады и кордоны на дорогах регоператор не вправе, мы же не надзорный орган.

– Зачем сразу кордоны? Вам же советуют организовать новый легальный полигон под Омском и не заниматься многокилометровым мусорным извозом. Разве нельзя таким образом снизить стоимость вывоза мусора?

– Действительно, на старте реформы тариф на вывоз мусора в Омской области формировался исходя, в частности, из такой предпосылки, как расстояние до мусорных полигонов. До полигона в Ленинском округе 3 км, до полигона в Кировском АО – 4 км. Через год реформы на эксплуатацию обоих полигонов был наложен запрет. Незадолго до этого произошла аварийная посадка пассажирского авиалайнера Airbus A 321 на кукурузное поле в Подмосковье, а причиной ЧП стала попавшая в самолетный двигатель птица. Всем известно, что большие массы птиц привлекают городские свалки, в связи с чем Росавиация запретила эксплуатацию всех мусорных полигонов в 15-километровой зоне от аэропортов.

Омский аэропорт находится в центре города, и оба омских полигона попали в границы запретной зоны. Выполняя решение федерального центра, власти Омской области запретили использование объектов, а строить новые полигоны под Омском тоже нельзя. Вообще полигоны должны строиться исключительно в соответствии с территориальной схемой обращения с отходами. Такая схема была утверждена министерством природных ресурсов и экологии региона только после очень жарких обсуждений и длительных согласований в 2020 году. В Омской области удалось найти три места для размещения межмуниципальных мусорных полигонов. Один из этих комплексов теперь строится на территории Ачаирского сельского поселения, примерно в 30 километрах от Омска. Ничего ближе к городу никто строить уже не разрешит. Полигон создается на условиях государственно-частного партнерства, а сдача его первой очереди ожидается в 2026 году. Схожий объект в Таврическом районе строит московская компания «Гринресурс». Полигоном в Тарском районе занимается омская компания «Мелиор Групп», ориентировочный срок сдачи – 2025 год.

До запуска трех перечисленных объектов Минприроды РФ в качестве временной вынужденной меры разрешила захоронение ТБО на территории 16 «дореформированных» сельских свалок. Под категорию полигонов они подходят весьма условно, и в любой момент их эксплуатацию может запретить природоохранная прокуратура. Кстати, так это уже случилось с полигоном в Таре, и теперь мусор из Тарского района необходимо возить в Знаменку. Пробег мусоровозов по Тарскому району туда и обратно, с учетом заезда в отдаленные деревни, – более сотни километров, но ничего ближе Знаменского полигона на севере Омской области нет.

– Когда «мусорные кластеры», точнее межмуниципальные комплексы по обработке отходов, достроят, «Магнит» будет готов поступиться своим монопольным положением на региональном рынке?

– Если власти примут соответствующее решение – конечно. Но сторонникам такого подхода следует понимать, что простое удвоение или утроение количества региональных операторов вовсе не снимет, а местами еще усугубит и без того болезненный «тарифный вопрос». Дело в том, что две зоны регоператоров автоматически выльются в два разных тарифа на вывоз ТКО. Омская область заселена неравномерно – примерно 80 % населения проживает в областном центре и южных районах и лишь 20 % в северных районах. Последние значительно больше по площади, а логистика там крайне сложна. С открытием нового полигона под Тарой мусор все также придется везти за сотню километров, только теперь уж не из Тары в Знаменку, а наоборот. Не исключаю, что в областном центре и в южных районах региона тариф на вывоз мусора может стать меньше, а вот северянам без сглаживания тарифа до среднего по области придется платить больше. На мой взгляд, это не совсем справедливо.

Все вышесказанное относится и непосредственно к городу Омску. Если разделить его по реке, то жители левого берега станут платить больше, чем жители правого. Дело в том, что на левобережье мусоросортировочный завод находится на несколько километров дальше от жилой застройки. Теоретически возможный вопрос «А почему я, житель правобережной части Омска, должен платить за какого-то там левобережника?» абсурден. Так можно дойти до вражды омичей, живущих близко к теплоисточнику, с омичами, живущими от ТЭЦ чуть дальше. Спор будет идти вокруг того, кто за кого переплачивает. К счастью, мы таким безумием не живем.

6169