Поиск

В ветшающих помещениях, когда-то принадлежащих заводу, работают небольшой театр «для своих», студия квестов и творческие мастерские.

С недавних пор в бывших помещениях одного из заводов в самом центре Омска кипит иная, совсем не заводская жизнь. Часть бывших производственных помещений на улице Учебной долгое время пустовала и, следовательно, ветшала. Теперь у предприятия новый собственник.

И вот недавно одно из полуаварийных зданий обрело новую жизнь. Обозреватель «Омск-информа» побывал в этой локации и привез красочный репортаж.

«Психушка» в естественных «декорациях»

Некогда производственная территория, расположенная на Учебной, 194, сейчас никем не охраняется и открыта для посещения. Четырехэтажное строение, где когда-то кипела заводская жизнь, стоит полупустое и выглядит нежилым. Огромные сосульки свисают с крыши и окон, кирпичи на фасаде в некоторых местах высыпались. Все три подъезда в крайне запущенном состоянии.

В первом подъезде местами сохранилась кафельная плитка, но штукатурка на стенах давно облезла, лестница начала разрушаться. Тут расположились небольшие производства и несколько арендаторов, которые либо отсутствовали, либо наотрез отказывались общаться.

Во втором подъезде, где в стенах на этажах стали образовываться огромные дыры, компактно расположилось множество фотостудий, которые на момент визита автора этого материала не функционировали.

Оказалось, на бывшей территории завода работают небольшое деревообрабатывающее предприятие и компания по выращиванию растений. Сотрудники этих фирм деловито сновили туда-сюда, впрочем, избегая общения.

И вот третий, последний, подъезд здания. Настоящее арт-пространство. В этих локациях расположены две студии квестов, где, говорят, с успехом организовываются самые страшные хоррор-игры.

Кровь стынет в жилах только от их названий: «Бар «Кровавая Мэри», «Проклятые усадьбы», «Психушка 2.0», «Крик», «Ходячие мертвецы», «Тварь» и «Сайлент Хилл». Благо, окружающая обстановка позволяет не мудрить с декорациями и в естественных условиях воссоздать ужасающую атмосферу.

– Наше руководство свяжется с вами, если посчитает нужным поделиться информацией о своей работе, – отрезала пути к неформальной беседе сотрудница компании. Стоит ли говорить, что никто так и не перезвонил, а попытки связаться с руководством компаний не увенчались успехом.

На момент нашего визита, вероятно, кто-то из гостей организовал квест ребенку на день рождения. В закрытой комнате, оборудованной под игру, кричали «от ужаса» подростки. А в другом помещении их родители преспокойно пили чай и лакомились свежей пиццей на фоне немного устрашающих облезлых стен.

В колоритно оформленной чайной комнате также отказались обсуждать нюансы работы.

– Мы посоветовались и решили, что нам не нужна излишняя огласка. Гостей хватает, – подчеркнул владелец заведения Даниил, не пожелавший назвать своей фамилии.

Школа искусств и спорта и мастерская подарков из дерева также производили впечатление необитаемых. Хотя, судя по внешним признакам, кто-то их все-таки посещал. В здании есть также центр буддистской культуры, но он все время закрыт. Давящая тишина создает впечатление, что все локации необитаемы. Но это не так.

Театр «для своих»

В арт-группировке «Заново» кипит подготовка к очередному спектаклю. По словам художественного руководителя и режиссера студии Евгении Мальгавко, театр существует уже 4 года. На входе гостей встречает баннер-вывеска, напоминающая советский ковер. Все пространство оформлено концептуально.

Особенно бросается в глаза дверь в санузел, на которой красуется фигура словно мелом нарисованного человека с газетой. В коридоре активно репетирует группа молодых людей.

Как рассказала художественный руководитель, нынешняя труппа сначала занималась в ее театральной студии. Актеры в большинстве своем учатся на заочном отделении филиала Московского театрального института имени Ершова. Потом появился театр, организованный целиком на собственные средства.

– Мы выросли и нашли это место на заводе под постановки. Ребята-студенты заодно и получают практические актерские навыки. Все оборудовали своими силами, с нуля. Сами содержим помещения, изготавливаем костюмы и декорации, все своими руками, – говорит Евгения Мальгавко. – Естественно, театр – это дорого. Помимо коммунальных платежей, есть расходы на спектакли. Никаких спонсоров у нас нет. Но мы понимаем, что занимаемся не бизнесом, а искусством.

В репертуаре студии уже порядка 10 совершенно разных постановок.

– Каждый спектакль не похож на предыдущие по жанру, по форме и по драматургии. Наряду с современными постановками вроде «Человека в закрытой комнате» ставим и классику, например, по произведениям Федора Достоевского. Есть и фантазийные формы: хип-хоп балет «Маугли» с ребятами-танцорами, – перечислила Евгения.

Творческое объединение работает в формате «для своих» и исключительно по выходным.

– Зрители узнают о нас через социальные сети. Мы намеренно не делаем никакой рекламы. Вы первый представитель СМИ, кому я не отказала в комментарии. У нас не было цели пиарить театр: важно было, чтобы нас нашли. Так и случилось. Сначала приходили близкие, знакомые и друзья, потом число зрителей разрослось, – отметила Евгения Мальгавко.

Как раз в момент беседы на спектакль заглянули гости из Тюмени. Они приехали в Омск специально для этих целей.

– В прошлом году арт-группировка выступала с гастролями в Тюмени. На нашем спектакле побывала учитель одной из школ. И теперь привезла группу 10-классников специально на один день в Омск, чтобы посмотреть нашу постановку и пройти у меня мастер-класс, – пояснила художественный руководитель арт-группировки «Заново».

Руководитель театра мечтает организовать единое арт-пространство, но для этого нужны средства и согласие других собственников.

– У нас тут получился творческий этаж. После нас открылись танцевальная, фото- и чайная студии. Обживаются пространства и в других локациях завода. Конечно, еще остались и цеха. Но хотелось бы единообразия, – признается Евгения Мальгавко.

До Москвы и Питера далеко

Омск, похоже, подхватил тренд Москвы и Санкт-Петербурга, где оборудована масса арт-пространств в бывших производственных помещениях.  Примеров хоть отбавляй. Так, в Москве в здании ГЭС-2 сделали выставочный зал, в старом трамвайном депо – гастрокорт, в помещениях хлебозавода № 9 – кинотеатр с магазинчиками. А в локациях винзавода проводятся выставки современного искусства, в частности, омского художника Дамира Муратова.

В Санкт-Петербурге эти территории носят название креативных кластеров. Бывшие заводы Васильевского острова стали «Севкабель Портом», а конструкторское бюро превратилось в эко-лофт More Place. Здесь проводятся выставки, ярмарки и коворкинги, работают спортивные центры и театры.

Омских примеров пока маловато. Помимо бывшего здания оборонного предприятия, о котором шла речь выше, вспоминается разве пивзавод на улице Волочаевской, являющийся памятником архитектуры. Объект планировали приспособить под различные выставки, но проект его реконструкции не прошел государственную экспертизу Омской области.

Попытки креативных омичей создать творческие локации в стенах пустующих производственных помещений – удачное и перспективное начинание. Эту инициативу необходимо поддерживать силами властей и частных инвесторов. А пока разрозненные творческие островки в бывших зданиях заводов только появляются и никак не отмечены на карте города.

В ветшающих помещениях, когда-то принадлежащих заводу, работают небольшой театр «для своих», студия квестов и творческие мастерские.

С недавних пор в бывших помещениях одного из заводов в самом центре Омска кипит иная, совсем не заводская жизнь. Часть бывших производственных помещений на улице Учебной долгое время пустовала и, следовательно, ветшала. Теперь у предприятия новый собственник.

И вот недавно одно из полуаварийных зданий обрело новую жизнь. Обозреватель «Омск-информа» побывал в этой локации и привез красочный репортаж.

«Психушка» в естественных «декорациях»

Некогда производственная территория, расположенная на Учебной, 194, сейчас никем не охраняется и открыта для посещения. Четырехэтажное строение, где когда-то кипела заводская жизнь, стоит полупустое и выглядит нежилым. Огромные сосульки свисают с крыши и окон, кирпичи на фасаде в некоторых местах высыпались. Все три подъезда в крайне запущенном состоянии.

В первом подъезде местами сохранилась кафельная плитка, но штукатурка на стенах давно облезла, лестница начала разрушаться. Тут расположились небольшие производства и несколько арендаторов, которые либо отсутствовали, либо наотрез отказывались общаться.

Во втором подъезде, где в стенах на этажах стали образовываться огромные дыры, компактно расположилось множество фотостудий, которые на момент визита автора этого материала не функционировали.

Оказалось, на бывшей территории завода работают небольшое деревообрабатывающее предприятие и компания по выращиванию растений. Сотрудники этих фирм деловито сновили туда-сюда, впрочем, избегая общения.

И вот третий, последний, подъезд здания. Настоящее арт-пространство. В этих локациях расположены две студии квестов, где, говорят, с успехом организовываются самые страшные хоррор-игры.

Кровь стынет в жилах только от их названий: «Бар «Кровавая Мэри», «Проклятые усадьбы», «Психушка 2.0», «Крик», «Ходячие мертвецы», «Тварь» и «Сайлент Хилл». Благо, окружающая обстановка позволяет не мудрить с декорациями и в естественных условиях воссоздать ужасающую атмосферу.

– Наше руководство свяжется с вами, если посчитает нужным поделиться информацией о своей работе, – отрезала пути к неформальной беседе сотрудница компании. Стоит ли говорить, что никто так и не перезвонил, а попытки связаться с руководством компаний не увенчались успехом.

На момент нашего визита, вероятно, кто-то из гостей организовал квест ребенку на день рождения. В закрытой комнате, оборудованной под игру, кричали «от ужаса» подростки. А в другом помещении их родители преспокойно пили чай и лакомились свежей пиццей на фоне немного устрашающих облезлых стен.

В колоритно оформленной чайной комнате также отказались обсуждать нюансы работы.

– Мы посоветовались и решили, что нам не нужна излишняя огласка. Гостей хватает, – подчеркнул владелец заведения Даниил, не пожелавший назвать своей фамилии.

Школа искусств и спорта и мастерская подарков из дерева также производили впечатление необитаемых. Хотя, судя по внешним признакам, кто-то их все-таки посещал. В здании есть также центр буддистской культуры, но он все время закрыт. Давящая тишина создает впечатление, что все локации необитаемы. Но это не так.

Театр «для своих»

В арт-группировке «Заново» кипит подготовка к очередному спектаклю. По словам художественного руководителя и режиссера студии Евгении Мальгавко, театр существует уже 4 года. На входе гостей встречает баннер-вывеска, напоминающая советский ковер. Все пространство оформлено концептуально.

Особенно бросается в глаза дверь в санузел, на которой красуется фигура словно мелом нарисованного человека с газетой. В коридоре активно репетирует группа молодых людей.

Как рассказала художественный руководитель, нынешняя труппа сначала занималась в ее театральной студии. Актеры в большинстве своем учатся на заочном отделении филиала Московского театрального института имени Ершова. Потом появился театр, организованный целиком на собственные средства.

– Мы выросли и нашли это место на заводе под постановки. Ребята-студенты заодно и получают практические актерские навыки. Все оборудовали своими силами, с нуля. Сами содержим помещения, изготавливаем костюмы и декорации, все своими руками, – говорит Евгения Мальгавко. – Естественно, театр – это дорого. Помимо коммунальных платежей, есть расходы на спектакли. Никаких спонсоров у нас нет. Но мы понимаем, что занимаемся не бизнесом, а искусством.

В репертуаре студии уже порядка 10 совершенно разных постановок.

– Каждый спектакль не похож на предыдущие по жанру, по форме и по драматургии. Наряду с современными постановками вроде «Человека в закрытой комнате» ставим и классику, например, по произведениям Федора Достоевского. Есть и фантазийные формы: хип-хоп балет «Маугли» с ребятами-танцорами, – перечислила Евгения.

Творческое объединение работает в формате «для своих» и исключительно по выходным.

– Зрители узнают о нас через социальные сети. Мы намеренно не делаем никакой рекламы. Вы первый представитель СМИ, кому я не отказала в комментарии. У нас не было цели пиарить театр: важно было, чтобы нас нашли. Так и случилось. Сначала приходили близкие, знакомые и друзья, потом число зрителей разрослось, – отметила Евгения Мальгавко.

Как раз в момент беседы на спектакль заглянули гости из Тюмени. Они приехали в Омск специально для этих целей.

– В прошлом году арт-группировка выступала с гастролями в Тюмени. На нашем спектакле побывала учитель одной из школ. И теперь привезла группу 10-классников специально на один день в Омск, чтобы посмотреть нашу постановку и пройти у меня мастер-класс, – пояснила художественный руководитель арт-группировки «Заново».

Руководитель театра мечтает организовать единое арт-пространство, но для этого нужны средства и согласие других собственников.

– У нас тут получился творческий этаж. После нас открылись танцевальная, фото- и чайная студии. Обживаются пространства и в других локациях завода. Конечно, еще остались и цеха. Но хотелось бы единообразия, – признается Евгения Мальгавко.

До Москвы и Питера далеко

Омск, похоже, подхватил тренд Москвы и Санкт-Петербурга, где оборудована масса арт-пространств в бывших производственных помещениях.  Примеров хоть отбавляй. Так, в Москве в здании ГЭС-2 сделали выставочный зал, в старом трамвайном депо – гастрокорт, в помещениях хлебозавода № 9 – кинотеатр с магазинчиками. А в локациях винзавода проводятся выставки современного искусства, в частности, омского художника Дамира Муратова.

В Санкт-Петербурге эти территории носят название креативных кластеров. Бывшие заводы Васильевского острова стали «Севкабель Портом», а конструкторское бюро превратилось в эко-лофт More Place. Здесь проводятся выставки, ярмарки и коворкинги, работают спортивные центры и театры.

Омских примеров пока маловато. Помимо бывшего здания оборонного предприятия, о котором шла речь выше, вспоминается разве пивзавод на улице Волочаевской, являющийся памятником архитектуры. Объект планировали приспособить под различные выставки, но проект его реконструкции не прошел государственную экспертизу Омской области.

Попытки креативных омичей создать творческие локации в стенах пустующих производственных помещений – удачное и перспективное начинание. Эту инициативу необходимо поддерживать силами властей и частных инвесторов. А пока разрозненные творческие островки в бывших зданиях заводов только появляются и никак не отмечены на карте города.

18387Елена Ляхова