Поиск

Сергей Волков, который стал худруком театра «Студия» Л. Ермолаевой и считает, что труппа должна быть наглее и азартнее, рассказал о своем опыте работы в кино и 20-летнем периоде в Омской драме.

Обозреватель РИА «Омск-информ» встретился в новым художественным руководителем Городского драматического театра «Студия» Л. Ермолаевой, заслуженным артистом России Сергеем Волковым.

Судьба актера и режиссера оказалась интересным образом связана с Омском, периодически он приезжает сюда поработать – в разном качестве. Сергей Волков рассказал о своем 20-летнем периоде в Омском академическом театре драмы, о съемках в кино и работе режиссером сериалов на центральных телеканалах. Также поделился своим видением учреждения культуры, в котором будет отвечать за творческую часть в ближайшее время. А еще высказался о целесообразности большого количества репертуарных театров в стране.

Об Омске узнал из театрального листка

– Сергей Борисович, вы в нашем городе работаете уже далеко не в первый «заход». Чем вас притягивает Омск?

– С Омском у меня сложилась очень странная связь. О нем я впервые услышал в далекие 70-е годы. Сам я родом из Пятигорска, кавказский человек. У нас там была своя культурная жизнь. Однажды один из моих приятелей, руководивший творческим объединением, отдал мне газету, которую выпускал Омский театр драмы. Там увидел впервые фото Ножери Чонишвили, Елены Аросевой, что-то узнал о театре. Потом руководитель нашего драмкружка, выпускница Новосибирского театрального училища, рассказала, какое огромное впечатление на нее произвел спектакль Омской драмы по Николаю Анкилову «Солдатская вдова». Театр, кстати, получил за него много разных наград. Она мечтала столкнуться с этим материалом, и мы в драмкружке делали какие-то кусочки из Анкилова, я играл председателя колхоза. Это было еще в старших классах.

После школы полгода проучился в Ростовском институте народного хозяйства, но было неинтересно. Потом поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК), тогда впервые увидел Омскую драму на гастролях. Казалось, что весь Питер шел смотреть на омичей! А мы, студенты, уже подрабатывали в театре имени Комиссаржевской. Артисты приходили и отзывались об омской труппе как о чем-то невероятном.

– То есть это была своего рода подготовка к тому, чтобы поехать в Омскую драму работать?

– ЛГИТМиК я оканчивал в 1985 году, а тогда было обязательное распределение. В Омский драматический требовалось всего три парня, а записалось человек 15. На тот момент главным режиссером работал Артур Юзефович Хайкин, он нас и отсматривал. В результате мне первому пришла телеграмма от директора Омской драмы Мигдата Нуртдиновича Ханжарова, помню, еще получил 260 рублей подъемных.

В Омске оказался в начале сентября 1985 года. Познакомился с еще двумя «новобранцами» – Игорем Минаевым и Сергеем Беляевым. Режиссер Геннадий Тростянецкий нам сказал: «Вы пока смотрите все спектакли, а через месяц покажете капустник, желательно часа на два». И мы сделали двухчасовой капустник, который очень мощно прогремел в театре, все были в восторге. Такого до нас никто не делал. А через какое-то время Сергей Денисенко устроил нам бенефис в Омском доме актера, свой капустник мы показали уже на город. Привлекли тогда великих Надежду Надеждину, Елену Псареву и Елизавету Романенко.

В те же годы впервые снялся в кино, это был нашумевший фильм «ЧП районного масштаба». Но вскоре случился 1991 год, в кино все рушилось. Так и задержался в Омске.

Не скрою, были мысли уехать из Омска после обязательной трехлетней отработки. Но что-то постоянно удерживало. Понравилось работать с главрежем Феликсом Григорьяном. Прогремели очень мощно «Дети Арбата». Потом на должность директора театра пришел Борис Мездрич, он долго еще не отпускал.

Очень интересно было работать с режиссером Вячеславом Кокориным. Благодарен Льву Стукалову, который в 90-х был в Омской драме худруком. Тогда же удалось побывать на гастролях в США. Затем в театре был насыщенный этап благодаря главному режиссеру Владимиру Петрову. А закончилось все с приходом режиссера, которого я не принял, уволился и переехал в Москву.

«Татьянин день» и другое «кино»

– Период в Омской драме получился серьезным – более 20 лет. А чем занялись в столице?

– Мой друг Иван Щеголев (ныне, к сожалению, покойный) в то время начал активно снимать сериалы. Так я попал в киностудию «Амедиа», окончил режиссерские курсы. Из стажеров почти сразу перешел в должность режиссера-постановщика и снял эпизодов 20–25 сериала «Татьянин день». Это был проект Первого канала. Потом были сериалы «Люди Шпака», «Хозяйка моей судьбы». В 2010 году был главным режиссером и продюсером сериала «Петровка, 38. Команда Петровского», тоже на Первом канале.

Затем возникла необходимость по личным обстоятельствам вернуться домой, в Пятигорск. Организовал там частный драматический театр. Собрал ребят, кто-то из оперетты, кто-то имел опыт в самодеятельности. Кто-то, имея актерское образование, занимался торговлей. Начали что-то делать, но получить бюджетное финансирование не смогли. Потому что театр и юг – вещи несовместимые.

– А в Омске все же бывали наездами.

– При Доме актера мы «раскачали» антрепризу Натальи Афанасьевой. Поучаствовал в первых 11 проектах. Какое-то время не мог выезжать из Пятигорска по семейным обстоятельствам. Уже думал, с театром покончено. Но тут предложили в Омском ТЮЗе поставить спектакль «Волки и овцы» по Александру Островскому. Позднее в театре «Студия» Любови Ермолаевой ставил также Островского – «На всякого мудреца довольно простоты». А когда узнал, что здесь освобождается место худрука, принял предложение поработать. Труппу я уже видел, и считаю, что потенциал у нее есть.

Без господдержки театрам не выжить

– А когда вы впервые познакомились с этим театром, знали лично Любовь Ермолаеву?

– В 90-х годах Любовь Иосифовна на меня выходила с какой-то романтическо-лирической историей, все это перемежалось с поэзией. Но не случилось. Был знаком с ее сыном Юрием Шушковским. Он очень много сделал для этого театра.

– А какое ваше отношение к муниципальным театрам? Сейчас много разговоров, что слишком много бюджетных театров в стране.

– То, что театры в России имеют помощь от государства, – этого нет ни в одной стране мира. И это такое благо! Театр может жить и без бюджетных вливаний, но, уверяю, его хватит на очень короткий срок. За счет продажи одних билетов жить нереально. То, что сложилась именно такая система, – огромное достижение советского прошлого. В 1928 году Сталин перевел театры на финансирование от государства. Понятно, что тогда это был вопрос идеологии.

Я знаю, что такое частный театр, «купался» в этом 10 лет, и там сталкиваешься с такими трудностями! Ты отвечаешь за каждый гвоздь. И делаешь все сам: от идеи до монтировки декораций. Частный театр возможен, когда собирается милая компания единомышленников. Но такие проекты как появлялись, так и исчезали довольно скоро. Театр – удовольствие дорогое. Это прекрасно, что в Омске много театров, и им помогать нужно. Без театров, считаю, мы, как страна, отчасти можем потерять нашу самостийность и уникальность. А такому театру, как «Студия» Любови Ермолаевой, не так много средств и надо. Пока все идут навстречу, думаю, поддержка будет и дальше.

Театр с современной позицией

– Какие задачи перед вами поставил учредитель?

– Главное, чтобы театр жил, развивался, прозвучал в городе – это общие установки. Я размышлял, а какое место театр «Студия» Ермолаевой занимает в Омске? Есть академическая драма – мощный центр культуры, законодатель театральной моды, где собраны сливки и правильно организована структура. И с точки зрения помощи спектаклю, и мощно организована труппа. Это все еще тянется от великого Ханжарова, который на многие лета опередил свое время. В Омской драме всегда был очень сильный средний состав, а также есть и молодежь, и мастодонты. В других театрах такого баланса нет в силу разных обстоятельств. «Галерка» – наш, омский, Малый театр. «Пятый театр» – экспериментальный, авангардный. Там труппа довольно молодая. В Лицейском – вообще кровь кипит. ТЮЗ – это детский театр.

Считаю, что Городской драматический театр «Студия» Л. Ермолаевой должен быть для людей, для омичей. Я наблюдаю зрителей, которые действительно его любят. Уважение к этому зрителю нужно поддерживать и развивать, чтобы еще чаще приходили. Может быть, кто-то из тех, кто случайно сюда заглядывал, душой и сердцем прикипит. Для этого нужно развивать репертуар – чтобы он был разнообразным, интересным зрителю.

– Театр Любови Ермолаевой изначально создавался как авторский, нет ли теперь противоречий из-за этого?

– А еще это был театр поэзии, но этого давно нет. Авторский театр – когда один человек вносит мощную творческую идею. И этот человек уже никого на свое поле не пустит. У нас другая концепция. Сейчас есть противостояние между классическим и авангардно-экспериментальным подходом. Но, мне кажется, деление должно быть на три направления: к первым двум добавить современный подход. Наш театр, считаю, должен занять позицию современного театра, брать что-то из классики, а что-то из авангарда. Я за то, чтобы приходили молодые режиссеры со своими мыслями, взглядами и свежим дыханием, с иными скоростями. Сам я заглядываю в более классические вещи. А кто-то будет работать и там, и там. Главное быть открытыми для мира, для зрителя. Мне бы хотелось, чтобы зритель приходил к нам чаще. Сейчас театр работает 3-4 дня в неделю. Это мало.

– Планы уже есть?

– Желание работать вижу огромное. В середине февраля сестры Козловские выпускают спектакль «Мир вам!» (по рассказам Шолом-Алейхема «Тевье-молочник») (16+). Мне кажется, это может быть любопытно. Ребята очень хотят, чтобы спектакль случился. Сам хочу поставить Чехова, «Вишневый сад», потому что такие мощные вершины будут абсолютно полезны труппе. Наших артистов нужно оторвать от повседневной работы, хочется, чтобы их способ существования на сцене был несколько другой.

Виталий Романов сделал хорошую инсценировку и предложил очень интересный вариант к юбилею Пушкина – «Повести Белкина». У Максима Пешина есть современная пьеса, а еще он «замахивался» на Шекспира.

Сюда приедет режиссер Сергей Федоров  ставить «Каштанку», это будет мюзикл. И завершит сезон музыкальная сказка для детей «Волшебная лампа Аладдина». И промежуточно еще будет детский познавательно-ознакомительный спектакль, связанный с противопожарной безопасностью.

А дальше…. Я имел беседу с чрезвычайно интересным человеком родом из Омска, Сергеем Плотовым. Он предложил, я сразу же согласился. Потому что это может быть невероятно интересная музыкальная история. Подробности опустим. Еще я провел переговоры с главным режиссером Орловской драмы. Это будет что-то из Максима Горького. Считаю, что Горький очень сильный автор, который отвечает на многие вопросы нашего времени. А дальше будем вести переговоры с молодыми режиссерами.

– Кто у вас главный человек в театре и кто за что отвечает?

– Здесь директор с функциями менеджмента, а я отвечаю за формирование репертуара. Сам буду ставить спектакли, но в основном этим будут заниматься приглашенные режиссеры.

Нужно быть наглыми и азартными!

– Труппу вы уже знаете, она вас устраивает?

– Предложил коллективу стать амбициознее. Артист по своей природе приходит властвовать над собой, над публикой. По потенциалу труппа способна решать многие задачи. И, кстати, предлагаю артистам проявлять себя на других площадках. Я помню свой опыт в Доме актера. Он ведь и создавался для актеров, которым важно проявление своего творческого потенциала. Нужно быть более наглыми и азартными!

– А сами здесь надолго?

– Контракт с городским департаментом культуры заключен на год, а там видно будет.

Сергей Волков, который стал худруком театра «Студия» Л. Ермолаевой и считает, что труппа должна быть наглее и азартнее, рассказал о своем опыте работы в кино и 20-летнем периоде в Омской драме.

Обозреватель РИА «Омск-информ» встретился в новым художественным руководителем Городского драматического театра «Студия» Л. Ермолаевой, заслуженным артистом России Сергеем Волковым.

Судьба актера и режиссера оказалась интересным образом связана с Омском, периодически он приезжает сюда поработать – в разном качестве. Сергей Волков рассказал о своем 20-летнем периоде в Омском академическом театре драмы, о съемках в кино и работе режиссером сериалов на центральных телеканалах. Также поделился своим видением учреждения культуры, в котором будет отвечать за творческую часть в ближайшее время. А еще высказался о целесообразности большого количества репертуарных театров в стране.

Об Омске узнал из театрального листка

– Сергей Борисович, вы в нашем городе работаете уже далеко не в первый «заход». Чем вас притягивает Омск?

– С Омском у меня сложилась очень странная связь. О нем я впервые услышал в далекие 70-е годы. Сам я родом из Пятигорска, кавказский человек. У нас там была своя культурная жизнь. Однажды один из моих приятелей, руководивший творческим объединением, отдал мне газету, которую выпускал Омский театр драмы. Там увидел впервые фото Ножери Чонишвили, Елены Аросевой, что-то узнал о театре. Потом руководитель нашего драмкружка, выпускница Новосибирского театрального училища, рассказала, какое огромное впечатление на нее произвел спектакль Омской драмы по Николаю Анкилову «Солдатская вдова». Театр, кстати, получил за него много разных наград. Она мечтала столкнуться с этим материалом, и мы в драмкружке делали какие-то кусочки из Анкилова, я играл председателя колхоза. Это было еще в старших классах.

После школы полгода проучился в Ростовском институте народного хозяйства, но было неинтересно. Потом поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК), тогда впервые увидел Омскую драму на гастролях. Казалось, что весь Питер шел смотреть на омичей! А мы, студенты, уже подрабатывали в театре имени Комиссаржевской. Артисты приходили и отзывались об омской труппе как о чем-то невероятном.

– То есть это была своего рода подготовка к тому, чтобы поехать в Омскую драму работать?

– ЛГИТМиК я оканчивал в 1985 году, а тогда было обязательное распределение. В Омский драматический требовалось всего три парня, а записалось человек 15. На тот момент главным режиссером работал Артур Юзефович Хайкин, он нас и отсматривал. В результате мне первому пришла телеграмма от директора Омской драмы Мигдата Нуртдиновича Ханжарова, помню, еще получил 260 рублей подъемных.

В Омске оказался в начале сентября 1985 года. Познакомился с еще двумя «новобранцами» – Игорем Минаевым и Сергеем Беляевым. Режиссер Геннадий Тростянецкий нам сказал: «Вы пока смотрите все спектакли, а через месяц покажете капустник, желательно часа на два». И мы сделали двухчасовой капустник, который очень мощно прогремел в театре, все были в восторге. Такого до нас никто не делал. А через какое-то время Сергей Денисенко устроил нам бенефис в Омском доме актера, свой капустник мы показали уже на город. Привлекли тогда великих Надежду Надеждину, Елену Псареву и Елизавету Романенко.

В те же годы впервые снялся в кино, это был нашумевший фильм «ЧП районного масштаба». Но вскоре случился 1991 год, в кино все рушилось. Так и задержался в Омске.

Не скрою, были мысли уехать из Омска после обязательной трехлетней отработки. Но что-то постоянно удерживало. Понравилось работать с главрежем Феликсом Григорьяном. Прогремели очень мощно «Дети Арбата». Потом на должность директора театра пришел Борис Мездрич, он долго еще не отпускал.

Очень интересно было работать с режиссером Вячеславом Кокориным. Благодарен Льву Стукалову, который в 90-х был в Омской драме худруком. Тогда же удалось побывать на гастролях в США. Затем в театре был насыщенный этап благодаря главному режиссеру Владимиру Петрову. А закончилось все с приходом режиссера, которого я не принял, уволился и переехал в Москву.

«Татьянин день» и другое «кино»

– Период в Омской драме получился серьезным – более 20 лет. А чем занялись в столице?

– Мой друг Иван Щеголев (ныне, к сожалению, покойный) в то время начал активно снимать сериалы. Так я попал в киностудию «Амедиа», окончил режиссерские курсы. Из стажеров почти сразу перешел в должность режиссера-постановщика и снял эпизодов 20–25 сериала «Татьянин день». Это был проект Первого канала. Потом были сериалы «Люди Шпака», «Хозяйка моей судьбы». В 2010 году был главным режиссером и продюсером сериала «Петровка, 38. Команда Петровского», тоже на Первом канале.

Затем возникла необходимость по личным обстоятельствам вернуться домой, в Пятигорск. Организовал там частный драматический театр. Собрал ребят, кто-то из оперетты, кто-то имел опыт в самодеятельности. Кто-то, имея актерское образование, занимался торговлей. Начали что-то делать, но получить бюджетное финансирование не смогли. Потому что театр и юг – вещи несовместимые.

– А в Омске все же бывали наездами.

– При Доме актера мы «раскачали» антрепризу Натальи Афанасьевой. Поучаствовал в первых 11 проектах. Какое-то время не мог выезжать из Пятигорска по семейным обстоятельствам. Уже думал, с театром покончено. Но тут предложили в Омском ТЮЗе поставить спектакль «Волки и овцы» по Александру Островскому. Позднее в театре «Студия» Любови Ермолаевой ставил также Островского – «На всякого мудреца довольно простоты». А когда узнал, что здесь освобождается место худрука, принял предложение поработать. Труппу я уже видел, и считаю, что потенциал у нее есть.

Без господдержки театрам не выжить

– А когда вы впервые познакомились с этим театром, знали лично Любовь Ермолаеву?

– В 90-х годах Любовь Иосифовна на меня выходила с какой-то романтическо-лирической историей, все это перемежалось с поэзией. Но не случилось. Был знаком с ее сыном Юрием Шушковским. Он очень много сделал для этого театра.

– А какое ваше отношение к муниципальным театрам? Сейчас много разговоров, что слишком много бюджетных театров в стране.

– То, что театры в России имеют помощь от государства, – этого нет ни в одной стране мира. И это такое благо! Театр может жить и без бюджетных вливаний, но, уверяю, его хватит на очень короткий срок. За счет продажи одних билетов жить нереально. То, что сложилась именно такая система, – огромное достижение советского прошлого. В 1928 году Сталин перевел театры на финансирование от государства. Понятно, что тогда это был вопрос идеологии.

Я знаю, что такое частный театр, «купался» в этом 10 лет, и там сталкиваешься с такими трудностями! Ты отвечаешь за каждый гвоздь. И делаешь все сам: от идеи до монтировки декораций. Частный театр возможен, когда собирается милая компания единомышленников. Но такие проекты как появлялись, так и исчезали довольно скоро. Театр – удовольствие дорогое. Это прекрасно, что в Омске много театров, и им помогать нужно. Без театров, считаю, мы, как страна, отчасти можем потерять нашу самостийность и уникальность. А такому театру, как «Студия» Любови Ермолаевой, не так много средств и надо. Пока все идут навстречу, думаю, поддержка будет и дальше.

Театр с современной позицией

– Какие задачи перед вами поставил учредитель?

– Главное, чтобы театр жил, развивался, прозвучал в городе – это общие установки. Я размышлял, а какое место театр «Студия» Ермолаевой занимает в Омске? Есть академическая драма – мощный центр культуры, законодатель театральной моды, где собраны сливки и правильно организована структура. И с точки зрения помощи спектаклю, и мощно организована труппа. Это все еще тянется от великого Ханжарова, который на многие лета опередил свое время. В Омской драме всегда был очень сильный средний состав, а также есть и молодежь, и мастодонты. В других театрах такого баланса нет в силу разных обстоятельств. «Галерка» – наш, омский, Малый театр. «Пятый театр» – экспериментальный, авангардный. Там труппа довольно молодая. В Лицейском – вообще кровь кипит. ТЮЗ – это детский театр.

Считаю, что Городской драматический театр «Студия» Л. Ермолаевой должен быть для людей, для омичей. Я наблюдаю зрителей, которые действительно его любят. Уважение к этому зрителю нужно поддерживать и развивать, чтобы еще чаще приходили. Может быть, кто-то из тех, кто случайно сюда заглядывал, душой и сердцем прикипит. Для этого нужно развивать репертуар – чтобы он был разнообразным, интересным зрителю.

– Театр Любови Ермолаевой изначально создавался как авторский, нет ли теперь противоречий из-за этого?

– А еще это был театр поэзии, но этого давно нет. Авторский театр – когда один человек вносит мощную творческую идею. И этот человек уже никого на свое поле не пустит. У нас другая концепция. Сейчас есть противостояние между классическим и авангардно-экспериментальным подходом. Но, мне кажется, деление должно быть на три направления: к первым двум добавить современный подход. Наш театр, считаю, должен занять позицию современного театра, брать что-то из классики, а что-то из авангарда. Я за то, чтобы приходили молодые режиссеры со своими мыслями, взглядами и свежим дыханием, с иными скоростями. Сам я заглядываю в более классические вещи. А кто-то будет работать и там, и там. Главное быть открытыми для мира, для зрителя. Мне бы хотелось, чтобы зритель приходил к нам чаще. Сейчас театр работает 3-4 дня в неделю. Это мало.

– Планы уже есть?

– Желание работать вижу огромное. В середине февраля сестры Козловские выпускают спектакль «Мир вам!» (по рассказам Шолом-Алейхема «Тевье-молочник») (16+). Мне кажется, это может быть любопытно. Ребята очень хотят, чтобы спектакль случился. Сам хочу поставить Чехова, «Вишневый сад», потому что такие мощные вершины будут абсолютно полезны труппе. Наших артистов нужно оторвать от повседневной работы, хочется, чтобы их способ существования на сцене был несколько другой.

Виталий Романов сделал хорошую инсценировку и предложил очень интересный вариант к юбилею Пушкина – «Повести Белкина». У Максима Пешина есть современная пьеса, а еще он «замахивался» на Шекспира.

Сюда приедет режиссер Сергей Федоров  ставить «Каштанку», это будет мюзикл. И завершит сезон музыкальная сказка для детей «Волшебная лампа Аладдина». И промежуточно еще будет детский познавательно-ознакомительный спектакль, связанный с противопожарной безопасностью.

А дальше…. Я имел беседу с чрезвычайно интересным человеком родом из Омска, Сергеем Плотовым. Он предложил, я сразу же согласился. Потому что это может быть невероятно интересная музыкальная история. Подробности опустим. Еще я провел переговоры с главным режиссером Орловской драмы. Это будет что-то из Максима Горького. Считаю, что Горький очень сильный автор, который отвечает на многие вопросы нашего времени. А дальше будем вести переговоры с молодыми режиссерами.

– Кто у вас главный человек в театре и кто за что отвечает?

– Здесь директор с функциями менеджмента, а я отвечаю за формирование репертуара. Сам буду ставить спектакли, но в основном этим будут заниматься приглашенные режиссеры.

Нужно быть наглыми и азартными!

– Труппу вы уже знаете, она вас устраивает?

– Предложил коллективу стать амбициознее. Артист по своей природе приходит властвовать над собой, над публикой. По потенциалу труппа способна решать многие задачи. И, кстати, предлагаю артистам проявлять себя на других площадках. Я помню свой опыт в Доме актера. Он ведь и создавался для актеров, которым важно проявление своего творческого потенциала. Нужно быть более наглыми и азартными!

– А сами здесь надолго?

– Контракт с городским департаментом культуры заключен на год, а там видно будет.

6413Ольга Ложникова