Поиск

Главную реку Омской области может постигнуть участь высохшего Аральского моря. Иртышские воды уже «перехватывают» китайцы и Астана.

Иртыш уже отступил от набережной на несколько метров 

Минувшим летом многих омичей поразил рекордно низкий уровень воды в Иртыше. Река обмелела так сильно, что оголилось основание набережной. На юге области, в районе Черлака, уровень воды снизился до критической отметки в 206 см, что на языке специалистов называется «низкая межень».

Но обмелел этим летом не только Иртыш – его приток Омь легко перейти во многих местах: воды в реке по колено. А ведь совсем недавно была другая картина – в 2017–2019 годах уровень воды в Иртыше был настолько высоким, что весной топило набережную, а пляжи не открывали до середины июня.

Несколько лет назад Иртыш топил набережную 

Мы обратились к экспертам с вопросом: с чем связаны эти явления? И не дойдет ли до того, что «курица перейдет Иртыш»? Ведь, согласно пророчеству, если это случится, то и Омск перестанет существовать как город.

«Из-за обмеления Иртыша несем потери»

Заместитель гендиректора АО «Омский речной порт» Константин Кочанов отмечает, что из-за обмеления Иртыша его предприятие несет убытки. Судоходство к югу от Омска практически парализовано. Иногда приходится отправлять полузагруженные баржи.

– Если весной мы отправляли в сторону Черлака баржи вместимостью 1200 тонн, то сейчас загружаем их лишь на 800 тонн. Грузоподъемность транзитной баржи, следующей на север региона, – 2800 тонн. Сейчас ее можно загрузить лишь на 2000 тонн и даже меньше. Как будет дальше – не знаем, но если уровень воды упадет, то загрузка сократится еще сильнее. Тонна песка стоит 380 рублей, легко посчитать, какие убытки несем мы и заказчики грузов, – говорит Константин Кочанов. – Ситуация с судоходством в этом году еще хуже, чем в прошлом. И наши гидрологи не видят предпосылок для повышения уровня воды. Казахстан делает только минимальные попуски с водохранилищ.

Чтобы загружать баржи по полной, омские речники ушли с верховий Иртыша в низовья – возят грузы в районе Ханты-Мансийска, работают на Оби в Сургуте.

«Обмеление Иртыша – такое же временное явление, как ковид»

В свою очередь, другой речник, бывший гендиректор «Иртышского пароходства» Иван Яновский, возглавлявший это предприятие на протяжении более 30 лет, не видит ничего страшного в нынешнем обмелении главной реки региона. По словам специалиста, сорок лет назад – в 1983–1984 годах – Иртыш мелел еще больше. Да так, что город оставался без питьевой воды.

Из-за обмеления Иртыша оголилось основание набережной 

– Обмеление тогда было настолько мощное, что водозаборы остались без воды, – вспоминает Яновский. – Нам, пароходству, пришлось ставить землесосы, чтобы качать воду в город. Только после этого углубили водозаборы. Так что теперь город не останется без воды, даже если Иртыш превратится в ручеек.

По словам экс-руководителя «Иртышского пароходства», периоды низкой и высокой межени на реке за последние сто лет несколько раз сменяли друг друга. И вслед за текущим обмелением Иртыш ждет период высокой воды.

– Сегодня хвататься за голову не нужно. Это все цикличные явления. Сто лет назад, в 1920-х годах, уровень Иртыша был настолько высок, что на улице Ленина был метр воды. И, наоборот, в 1983–1984 годах вода не доходила до города. Период мелководья закончится, постоянно так не будет. Это природный катаклизм, который бывает во всем. Это то же самое, что корь, тиф и ковид, которые были и прошли, – отметил Яновский.

Что касается судоходства, то для его осуществления мало сидеть на берегу и смотреть на воду – нужно действовать. К примеру, проводить дноуглубительные работы. Если ими заниматься системно, то даже при таком низком уровне воды, как сейчас, баржи и суда могут ходить по Иртышу как на Север, так и в сторону Черлака.

– Иртыш такая река, которая постоянно намывает песок, в результате чего создаются перекаты. В районе Черлака было так, что по этим перекатам можно было перейти Иртыш. Поэтому постоянно нужно чистить реку, проводить дноуглубительные работы. Если этим не будем заниматься, то на судоходстве можно поставить крест, – заявил эксперт.

А вот Красногорский гидроузел для судоходства абсолютно не нужен, уверен речник. Более того, это сооружение вредно для экологии реки.

– Я неоднократно говорил, что Красногорский гидроузел нам не нужен, это просто потеря денег. Плотина для судоходства не нужна, так как уровень воды в реке после ее строительства поднимется только на протяжении 30 километров выше по течению. Далее уровень воды будет таким же низким. Более того, после строительства плотины течение реки замедлится, и вся та ртуть, которая идет из Казахстана, будет скапливаться здесь, в черте города. А Омка летом будет цвести, – резюмировал бывший руководитель пароходства.

Иван Яновский призвал омичей дождаться осени, когда пройдут дожди и уровень воды в Иртыше пойдет вверх.

«Причины обмеления Иртыша – демографический взрыв уйгуров и отбор воды для Астаны»

Кандидат географических наук, доцент кафедры географии и методики обучения географии ОмГПУ Петр Большаник связывает обмеление Иртыша с хозяйственной деятельностью человека. И ситуация, по словам специалиста, будет только ухудшаться.

– Дело в том, что основной объем воды Иртыша формируется в результате выпадения осадков в горах монгольского и китайского Алтая. До Омска Иртыш воду только отдает. Первый его приток на огромном расстоянии – это Омь, – напоминает географ. – Падение уровня воды в Иртыше началось после строительства в Казахстане Усть-Каменогорского, Бухтарминского и Шульбинского водохранилищ. Третью часть воды из Иртыша забрал канал Иртыш – Караганда. По договору с Казахстаном та сторона весной делает попуски воды из водохранилищ. Если бы они этого не делали, то у нас даже весеннего половодья бы не было.

При этом в последнее время объем отбираемой воды в Казахстане вырос. По словам Петра Большаника, в Казахстане расширяется новая столица Астана, там построены шикарные набережные, а воды в Ишиме, на берегу которого стоит этот город, мало. И теперь иртышская вода поступает в Астану по каналу Иртыш – Караганда. Но куда больше воды уже забирает и будет забирать из Иртыша Китай.

Столица Казахстана Астана тоже питается водой из Иртыша 

– Теперь воду из Иртыша стал активно забирать Китай. На северо-западе этой страны, в Синьцзянь-Уйгурском районе, демографический взрыв, и воды там требуется кратно больше. И эту воду Китай забирает из Иртыша. Помимо этого, там расширяется нефтедобыча, а эта отрасль экономики требует много воды. На Черном Иртыше в Китае построено 12 водохранилищ и канал, подающий воду к местам нефтедобычи. Поэтому уже в Китае Иртыш сильно обмелел. В планах у Китая – забор до 6 кубокилометров воды в год. Гигантский объем! – говорит Петр Большаник.

Эксперт призывает рассматривать ситуацию с Иртышом как кризисную. Хуже может быть только экологическая катастрофа. И она вполне может случиться, если сейчас ничего не делать.

Возможно, что скоро и теплоходы перестанут ходить по Иртышу 

– Ситуацию с Иртышом у нас можно рассматривать как кризисную. Если изъятия вод будут продолжаться и дальше, то Иртыш может высохнуть, и в летнее время он не будет приходить на территорию России. Он пересохнет, как Аральское море. Для Омска сейчас это самая главная проблема, – отметил географ.

Омь в этом году тоже сильно обмелела 

Что касается обмеления Оми, то, по словам Петра Большаника, эта река полностью зависит от Иртыша и является «подпорной». Когда Иртыш полноводный, то воды в Оми много и наоборот.

«В казахстанских водохранилищах на Иртыше накоплен двухгодичный запас воды»

Эколог и урбанист, профессор ОмГУПСа Сергей Костарев считает, что ситуация с полноводностью Иртыша напрямую зависит от взаимодействия с ближайшим соседом – Казахстаном. Это государство оставляет себе иртышской воды столько, сколько нужно, а России она перепадает по остаточному принципу.

– Водность Иртыша в Омске примерно на 90 % зависит от попусков с казахстанских водохранилищ. Объем накопленной воды в этих водохранилищах составляет двухгодичный сток Иртыша. То есть если перекрыть все истоки Иртыша в Китае, то воды с казахстанских водохранилищ все равно хватит года на два. Да, Китай определенный объем воды забирает, но потом в Казахстане в системе водохранилищ это все выравнивается. Казахстан иртышской водой себя обеспечивает полностью, а России дает столько, на сколько удается договориться, – подчеркивает Сергей Костарев.

По словам профессора, в черте Омска дно Иртыша на несколько метров ниже обычного из-за усиленной добычи песка. Русло реки находится будто в ванне, поэтому омичам кажется, что уровень воды очень низкий, хотя это не совсем так. Но пройдет несколько лет, и воды в реке станет больше, уверен профессор.

– Я согласен с экспертами, которые говорят, что это цикличный процесс, и через 3–5 лет уровень воды в Иртыше снова будет высоким. И неправда, что Иртыш исчезнет. Есть большая опасность низкого уровня воды для инженерных сооружений, которые строились в расчете на определенный уровень воды, а его нет. Поэтому природа вытерпит, а омичи, возможно, пострадают, – отметил эксперт.

Как сделать Иртыш полноводным?

Чтобы омичи не страдали от маловодья, а речники не сажали свои суда на мель, проблему «усыхания» главной реки региона нужно решать уже сейчас. Все опрошенные эксперты сходятся во мнении, что строящийся Красногорский гидроузел никак не решит проблему дефицита воды в Иртыше. Более того, дорогостоящее сооружение только ухудшит качество питьевой воды в Омске. Но есть ли у этой глобальной и пока еще не до конца осознанной проблемы решение? Эксперты отвечают, что есть.

Эксперты уверены, что Красногорский гидроузел не решит проблемы обмеления Иртыша 

– Нужен комплексный план, чтобы Омск не остался без воды. Во-первых, надо строить плотину в районе Усть-Заостровки, то есть не за городом, а до города. Тогда все городские стоки не будут скапливаться в водохранилище. Во-вторых, нужно активнее использовать грунтовые воды, рыть в Омске колодцы. Эту воду можно использовать для полива, для мойки улиц и машин. И третье – есть канал, связывающий речку Тарбугу, впадающую в Омь, с Иртышом. Если «реанимировать» этот канал, то мы бы «закольцевали» воду Оми и Иртыша, что позволило бы избавить нас от излишнего загрязнения Иртыша, – отметил Петр Большаник.

Сергей Костарев призвал активнее сотрудничать с Казахстаном – соседи должны активнее делиться с Россией иртышскими водами. Если будет необходимо, то нужно подписывать соглашения, меморандумы и следить за объемом поступающей в регион воды.

Шульбинское водохранилище 

– Чтобы нам восстановить природное равновесие, нужно просить казахстанцев давать больше воды, то есть увеличить попуски с водохранилищ. Проблема очень сложная, но раньше как-то удавалось договариваться, думаю, удастся и сейчас договориться, – уверен Костарев.

Спасет ли ситуацию Красногорский гидроузел – вопрос открытый. Возможно, воды в Иртыше после начала эксплуатации гидроузла станет больше, но какого качества будет эта вода? Можно ли будет ее очистить до состояния питьевой?

Есть еще один вариант решения проблемы – ничего не делать и ждать, когда река вернется в свои прежние берега и наступит период высокой межени. Но когда это произойдет – через год, два, пять или десять лет, сейчас не скажет ни один специалист. Важно предпринмать превентивные меры, а не ждать, когда ситуация дойдет до экологической катастрофы.

Сергей Энквист 

18755

Главную реку Омской области может постигнуть участь высохшего Аральского моря. Иртышские воды уже «перехватывают» китайцы и Астана.

Иртыш уже отступил от набережной на несколько метров 

Минувшим летом многих омичей поразил рекордно низкий уровень воды в Иртыше. Река обмелела так сильно, что оголилось основание набережной. На юге области, в районе Черлака, уровень воды снизился до критической отметки в 206 см, что на языке специалистов называется «низкая межень».

Но обмелел этим летом не только Иртыш – его приток Омь легко перейти во многих местах: воды в реке по колено. А ведь совсем недавно была другая картина – в 2017–2019 годах уровень воды в Иртыше был настолько высоким, что весной топило набережную, а пляжи не открывали до середины июня.

Несколько лет назад Иртыш топил набережную 

Мы обратились к экспертам с вопросом: с чем связаны эти явления? И не дойдет ли до того, что «курица перейдет Иртыш»? Ведь, согласно пророчеству, если это случится, то и Омск перестанет существовать как город.

«Из-за обмеления Иртыша несем потери»

Заместитель гендиректора АО «Омский речной порт» Константин Кочанов отмечает, что из-за обмеления Иртыша его предприятие несет убытки. Судоходство к югу от Омска практически парализовано. Иногда приходится отправлять полузагруженные баржи.

– Если весной мы отправляли в сторону Черлака баржи вместимостью 1200 тонн, то сейчас загружаем их лишь на 800 тонн. Грузоподъемность транзитной баржи, следующей на север региона, – 2800 тонн. Сейчас ее можно загрузить лишь на 2000 тонн и даже меньше. Как будет дальше – не знаем, но если уровень воды упадет, то загрузка сократится еще сильнее. Тонна песка стоит 380 рублей, легко посчитать, какие убытки несем мы и заказчики грузов, – говорит Константин Кочанов. – Ситуация с судоходством в этом году еще хуже, чем в прошлом. И наши гидрологи не видят предпосылок для повышения уровня воды. Казахстан делает только минимальные попуски с водохранилищ.

Чтобы загружать баржи по полной, омские речники ушли с верховий Иртыша в низовья – возят грузы в районе Ханты-Мансийска, работают на Оби в Сургуте.

«Обмеление Иртыша – такое же временное явление, как ковид»

В свою очередь, другой речник, бывший гендиректор «Иртышского пароходства» Иван Яновский, возглавлявший это предприятие на протяжении более 30 лет, не видит ничего страшного в нынешнем обмелении главной реки региона. По словам специалиста, сорок лет назад – в 1983–1984 годах – Иртыш мелел еще больше. Да так, что город оставался без питьевой воды.

Из-за обмеления Иртыша оголилось основание набережной 

– Обмеление тогда было настолько мощное, что водозаборы остались без воды, – вспоминает Яновский. – Нам, пароходству, пришлось ставить землесосы, чтобы качать воду в город. Только после этого углубили водозаборы. Так что теперь город не останется без воды, даже если Иртыш превратится в ручеек.

По словам экс-руководителя «Иртышского пароходства», периоды низкой и высокой межени на реке за последние сто лет несколько раз сменяли друг друга. И вслед за текущим обмелением Иртыш ждет период высокой воды.

– Сегодня хвататься за голову не нужно. Это все цикличные явления. Сто лет назад, в 1920-х годах, уровень Иртыша был настолько высок, что на улице Ленина был метр воды. И, наоборот, в 1983–1984 годах вода не доходила до города. Период мелководья закончится, постоянно так не будет. Это природный катаклизм, который бывает во всем. Это то же самое, что корь, тиф и ковид, которые были и прошли, – отметил Яновский.

Что касается судоходства, то для его осуществления мало сидеть на берегу и смотреть на воду – нужно действовать. К примеру, проводить дноуглубительные работы. Если ими заниматься системно, то даже при таком низком уровне воды, как сейчас, баржи и суда могут ходить по Иртышу как на Север, так и в сторону Черлака.

– Иртыш такая река, которая постоянно намывает песок, в результате чего создаются перекаты. В районе Черлака было так, что по этим перекатам можно было перейти Иртыш. Поэтому постоянно нужно чистить реку, проводить дноуглубительные работы. Если этим не будем заниматься, то на судоходстве можно поставить крест, – заявил эксперт.

А вот Красногорский гидроузел для судоходства абсолютно не нужен, уверен речник. Более того, это сооружение вредно для экологии реки.

– Я неоднократно говорил, что Красногорский гидроузел нам не нужен, это просто потеря денег. Плотина для судоходства не нужна, так как уровень воды в реке после ее строительства поднимется только на протяжении 30 километров выше по течению. Далее уровень воды будет таким же низким. Более того, после строительства плотины течение реки замедлится, и вся та ртуть, которая идет из Казахстана, будет скапливаться здесь, в черте города. А Омка летом будет цвести, – резюмировал бывший руководитель пароходства.

Иван Яновский призвал омичей дождаться осени, когда пройдут дожди и уровень воды в Иртыше пойдет вверх.

«Причины обмеления Иртыша – демографический взрыв уйгуров и отбор воды для Астаны»

Кандидат географических наук, доцент кафедры географии и методики обучения географии ОмГПУ Петр Большаник связывает обмеление Иртыша с хозяйственной деятельностью человека. И ситуация, по словам специалиста, будет только ухудшаться.

– Дело в том, что основной объем воды Иртыша формируется в результате выпадения осадков в горах монгольского и китайского Алтая. До Омска Иртыш воду только отдает. Первый его приток на огромном расстоянии – это Омь, – напоминает географ. – Падение уровня воды в Иртыше началось после строительства в Казахстане Усть-Каменогорского, Бухтарминского и Шульбинского водохранилищ. Третью часть воды из Иртыша забрал канал Иртыш – Караганда. По договору с Казахстаном та сторона весной делает попуски воды из водохранилищ. Если бы они этого не делали, то у нас даже весеннего половодья бы не было.

При этом в последнее время объем отбираемой воды в Казахстане вырос. По словам Петра Большаника, в Казахстане расширяется новая столица Астана, там построены шикарные набережные, а воды в Ишиме, на берегу которого стоит этот город, мало. И теперь иртышская вода поступает в Астану по каналу Иртыш – Караганда. Но куда больше воды уже забирает и будет забирать из Иртыша Китай.

Столица Казахстана Астана тоже питается водой из Иртыша 

– Теперь воду из Иртыша стал активно забирать Китай. На северо-западе этой страны, в Синьцзянь-Уйгурском районе, демографический взрыв, и воды там требуется кратно больше. И эту воду Китай забирает из Иртыша. Помимо этого, там расширяется нефтедобыча, а эта отрасль экономики требует много воды. На Черном Иртыше в Китае построено 12 водохранилищ и канал, подающий воду к местам нефтедобычи. Поэтому уже в Китае Иртыш сильно обмелел. В планах у Китая – забор до 6 кубокилометров воды в год. Гигантский объем! – говорит Петр Большаник.

Эксперт призывает рассматривать ситуацию с Иртышом как кризисную. Хуже может быть только экологическая катастрофа. И она вполне может случиться, если сейчас ничего не делать.

Возможно, что скоро и теплоходы перестанут ходить по Иртышу 

– Ситуацию с Иртышом у нас можно рассматривать как кризисную. Если изъятия вод будут продолжаться и дальше, то Иртыш может высохнуть, и в летнее время он не будет приходить на территорию России. Он пересохнет, как Аральское море. Для Омска сейчас это самая главная проблема, – отметил географ.

Омь в этом году тоже сильно обмелела 

Что касается обмеления Оми, то, по словам Петра Большаника, эта река полностью зависит от Иртыша и является «подпорной». Когда Иртыш полноводный, то воды в Оми много и наоборот.

«В казахстанских водохранилищах на Иртыше накоплен двухгодичный запас воды»

Эколог и урбанист, профессор ОмГУПСа Сергей Костарев считает, что ситуация с полноводностью Иртыша напрямую зависит от взаимодействия с ближайшим соседом – Казахстаном. Это государство оставляет себе иртышской воды столько, сколько нужно, а России она перепадает по остаточному принципу.

– Водность Иртыша в Омске примерно на 90 % зависит от попусков с казахстанских водохранилищ. Объем накопленной воды в этих водохранилищах составляет двухгодичный сток Иртыша. То есть если перекрыть все истоки Иртыша в Китае, то воды с казахстанских водохранилищ все равно хватит года на два. Да, Китай определенный объем воды забирает, но потом в Казахстане в системе водохранилищ это все выравнивается. Казахстан иртышской водой себя обеспечивает полностью, а России дает столько, на сколько удается договориться, – подчеркивает Сергей Костарев.

По словам профессора, в черте Омска дно Иртыша на несколько метров ниже обычного из-за усиленной добычи песка. Русло реки находится будто в ванне, поэтому омичам кажется, что уровень воды очень низкий, хотя это не совсем так. Но пройдет несколько лет, и воды в реке станет больше, уверен профессор.

– Я согласен с экспертами, которые говорят, что это цикличный процесс, и через 3–5 лет уровень воды в Иртыше снова будет высоким. И неправда, что Иртыш исчезнет. Есть большая опасность низкого уровня воды для инженерных сооружений, которые строились в расчете на определенный уровень воды, а его нет. Поэтому природа вытерпит, а омичи, возможно, пострадают, – отметил эксперт.

Как сделать Иртыш полноводным?

Чтобы омичи не страдали от маловодья, а речники не сажали свои суда на мель, проблему «усыхания» главной реки региона нужно решать уже сейчас. Все опрошенные эксперты сходятся во мнении, что строящийся Красногорский гидроузел никак не решит проблему дефицита воды в Иртыше. Более того, дорогостоящее сооружение только ухудшит качество питьевой воды в Омске. Но есть ли у этой глобальной и пока еще не до конца осознанной проблемы решение? Эксперты отвечают, что есть.

Эксперты уверены, что Красногорский гидроузел не решит проблемы обмеления Иртыша 

– Нужен комплексный план, чтобы Омск не остался без воды. Во-первых, надо строить плотину в районе Усть-Заостровки, то есть не за городом, а до города. Тогда все городские стоки не будут скапливаться в водохранилище. Во-вторых, нужно активнее использовать грунтовые воды, рыть в Омске колодцы. Эту воду можно использовать для полива, для мойки улиц и машин. И третье – есть канал, связывающий речку Тарбугу, впадающую в Омь, с Иртышом. Если «реанимировать» этот канал, то мы бы «закольцевали» воду Оми и Иртыша, что позволило бы избавить нас от излишнего загрязнения Иртыша, – отметил Петр Большаник.

Сергей Костарев призвал активнее сотрудничать с Казахстаном – соседи должны активнее делиться с Россией иртышскими водами. Если будет необходимо, то нужно подписывать соглашения, меморандумы и следить за объемом поступающей в регион воды.

Шульбинское водохранилище 

– Чтобы нам восстановить природное равновесие, нужно просить казахстанцев давать больше воды, то есть увеличить попуски с водохранилищ. Проблема очень сложная, но раньше как-то удавалось договариваться, думаю, удастся и сейчас договориться, – уверен Костарев.

Спасет ли ситуацию Красногорский гидроузел – вопрос открытый. Возможно, воды в Иртыше после начала эксплуатации гидроузла станет больше, но какого качества будет эта вода? Можно ли будет ее очистить до состояния питьевой?

Есть еще один вариант решения проблемы – ничего не делать и ждать, когда река вернется в свои прежние берега и наступит период высокой межени. Но когда это произойдет – через год, два, пять или десять лет, сейчас не скажет ни один специалист. Важно предпринмать превентивные меры, а не ждать, когда ситуация дойдет до экологической катастрофы.

Сергей Энквист 

18755