Поиск

Старо-Северное кладбище в буквальном смысле «захватывают» деревья, бороться с которыми некому. Рабочих рук катастрофически не хватает.

Руководство «Комбината специальных услуг» прокомментировало ситуацию, сложившуюся со Старо-Северным кладбищем, об удручающем состоянии которого РИА «Омск-информ» сообщало ранее.

Напомним, что на мемориальном кладбище, считающемся главным в Омске, многие захоронения заросли бурьяном, поросли деревьями. Речь идет о той части кладбища, которая расположена в удалении от центральной аллеи. Далеко не на всех боковых аллеях имеются указатели, и омичам зачастую трудно найти могилы своих родных. 

Директор «Комбината специальных услуг» Сергей Угрюмов заявил, что у его учреждения не хватает рабочих, чтобы содержать в надлежащем виде все 20 погостов города, в том числе и Старо-Северное кладбище.

– У нас общая площадь кладбищ – 397 га, а людей, которые занимаются содержанием этой территории, – всего 58 человек. Раньше от службы занятости к нам приходили до 60 человек. Они занимались уборкой мусора, очисткой проходов от поросли. Теперь такого нет, – посетовал Угрюмов. – Что касается Старо-Северного кладбища, то здесь мы очищаем большие аллеи, межаллейные пространства. На кладбище спилили порядка 30 деревьев. Но есть стволы, которые физически не срубишь без тяжелой техники. Просто спилить дерево не так просто. Убираем в первую очередь деревья, которые могут рухнуть.

Волонтеры помогают ухаживать за могилами воинов, которых на Старо-Северном кладбище захоронено несколько десятков тысяч – работники погоста физически не могут убрать всю территорию. Пространство вокруг могил должны убирать родственники усопших, но порядка 60 % захоронений на кладбище бесхозные. Поэтому и вид у кладбища такой невзрачный.

В силах «КСУ» пока лишь обновить таблички с указанием аллей, чтобы омичам было проще найти могилы своих родственников. На то, чтобы привести весь погост в порядок, у «Комбината специальных услуг» нет ни сил, ни средств. В нормальном виде на кладбище содержатся лишь центральные аллеи. 

В свою очередь, директор Старо-Северного кладбища Владимир Майзнер пожаловался, что трудно бороться с кленами, которые буквально «оккупировали» погост.

– Мы срубили большие старые клены, а через 3-4 года вокруг них появилась поросль. С ней очень трудно бороться. Тем более ограниченными силами, – отметил Майзнер.

На Старо-Северном кладбище много пустырей и старых могил, где даже нет указаний того, кто там похоронен или же там вовсе нет захоронений. Как оказалось, осуществять новые захоронения на таких участках затруднительно.

– Очень сложно осуществлять новые захоронения на месте старых. Это очень длительная юридическая процедура, очень тяжелая в плане оформления документов, – подчеркнул Майзнер.

А как же пустыри? Оказалось, что с ними тоже не все так просто. По словам директора кладбища, буквально на каждом клочке его территории кто-то похоронен. Причем захоронения на мемориальном погосте начались еще до его официального создания в 1941 году. На территории будущего кладбища хоронили репрессированных и расстрелянных в 1938 году.

– Я давно здесь работаю и помню, как к нам ходил один пожилой мужчина, который рубил ветки для печи своего дома. Так вот, он помнил, как в 1937–1938 годах сюда свозили расстрелянных людей на тележках. Хоронили их слоями в траншеях. Сейчас куда копни – всюду будут останки, – отметил директор кладбища.

Старо-Северное кладбище закрыто для захоронений с 1968 года. Сейчас там лишь подхоранивают омичей к своим родственникам. Там же хоронят почетных граждан и военных – Героев Советского Союза и России, а также статусных силовиков. 

1502

Старо-Северное кладбище в буквальном смысле «захватывают» деревья, бороться с которыми некому. Рабочих рук катастрофически не хватает.

Руководство «Комбината специальных услуг» прокомментировало ситуацию, сложившуюся со Старо-Северным кладбищем, об удручающем состоянии которого РИА «Омск-информ» сообщало ранее.

Напомним, что на мемориальном кладбище, считающемся главным в Омске, многие захоронения заросли бурьяном, поросли деревьями. Речь идет о той части кладбища, которая расположена в удалении от центральной аллеи. Далеко не на всех боковых аллеях имеются указатели, и омичам зачастую трудно найти могилы своих родных. 

Директор «Комбината специальных услуг» Сергей Угрюмов заявил, что у его учреждения не хватает рабочих, чтобы содержать в надлежащем виде все 20 погостов города, в том числе и Старо-Северное кладбище.

– У нас общая площадь кладбищ – 397 га, а людей, которые занимаются содержанием этой территории, – всего 58 человек. Раньше от службы занятости к нам приходили до 60 человек. Они занимались уборкой мусора, очисткой проходов от поросли. Теперь такого нет, – посетовал Угрюмов. – Что касается Старо-Северного кладбища, то здесь мы очищаем большие аллеи, межаллейные пространства. На кладбище спилили порядка 30 деревьев. Но есть стволы, которые физически не срубишь без тяжелой техники. Просто спилить дерево не так просто. Убираем в первую очередь деревья, которые могут рухнуть.

Волонтеры помогают ухаживать за могилами воинов, которых на Старо-Северном кладбище захоронено несколько десятков тысяч – работники погоста физически не могут убрать всю территорию. Пространство вокруг могил должны убирать родственники усопших, но порядка 60 % захоронений на кладбище бесхозные. Поэтому и вид у кладбища такой невзрачный.

В силах «КСУ» пока лишь обновить таблички с указанием аллей, чтобы омичам было проще найти могилы своих родственников. На то, чтобы привести весь погост в порядок, у «Комбината специальных услуг» нет ни сил, ни средств. В нормальном виде на кладбище содержатся лишь центральные аллеи. 

В свою очередь, директор Старо-Северного кладбища Владимир Майзнер пожаловался, что трудно бороться с кленами, которые буквально «оккупировали» погост.

– Мы срубили большие старые клены, а через 3-4 года вокруг них появилась поросль. С ней очень трудно бороться. Тем более ограниченными силами, – отметил Майзнер.

На Старо-Северном кладбище много пустырей и старых могил, где даже нет указаний того, кто там похоронен или же там вовсе нет захоронений. Как оказалось, осуществять новые захоронения на таких участках затруднительно.

– Очень сложно осуществлять новые захоронения на месте старых. Это очень длительная юридическая процедура, очень тяжелая в плане оформления документов, – подчеркнул Майзнер.

А как же пустыри? Оказалось, что с ними тоже не все так просто. По словам директора кладбища, буквально на каждом клочке его территории кто-то похоронен. Причем захоронения на мемориальном погосте начались еще до его официального создания в 1941 году. На территории будущего кладбища хоронили репрессированных и расстрелянных в 1938 году.

– Я давно здесь работаю и помню, как к нам ходил один пожилой мужчина, который рубил ветки для печи своего дома. Так вот, он помнил, как в 1937–1938 годах сюда свозили расстрелянных людей на тележках. Хоронили их слоями в траншеях. Сейчас куда копни – всюду будут останки, – отметил директор кладбища.

Старо-Северное кладбище закрыто для захоронений с 1968 года. Сейчас там лишь подхоранивают омичей к своим родственникам. Там же хоронят почетных граждан и военных – Героев Советского Союза и России, а также статусных силовиков. 

1502