Поиск

Эпоха маршруток в Омске завершается, хотя совсем недавно никого не удивляли фраза «Возьмете стоя» и разборки «газелистов» на конечных.

С 1 июля в Омске прекратили работу сразу три коммерческих маршрута, востребованных у горожан. Это маршрутки № 430 (Труда – 3-й Разъезд), 434 (ПО «Иртыш» – нефтезавод) и 201 (СНТ «Заря-2» – Амур). Формальной причиной отмены маршрутов стало неисполнение перевозчиками обязательств по замене маловместительных «Газелей Некст» на автобусы среднего класса.

Маршрутки постепенно уходят с центральных улиц Омска

Отмена этих трех маршрутов – не первая и не последняя. В Омске приступают к внедрению новой маршрутной сети, в рамках которой «под нож» попадут нерегулируемые маршруты, обслуживаемые индивидуальными предпринимателями. Часть из них существенно изменится, часть и вовсе будут отменены. Департамент транспорта ставит на развитие магистральных маршрутов, по которым ездят автобусы и троллейбусы муниципальных предприятий. Коммерсанты же будут обеспечивать сообщение между соседними районами города и выполнять подвозящую функцию.

Полгода назад мы рассказывали об исчезнувших автобусных маршрутах, а теперь пришло время вспомнить и о существовавших в разное время маршрутках. Последние 7 лет их количество неуклонно сокращается, но омичи до сих пор помнят желтые и белые «Газели», на которых ездил буквально весь город. Теперь нет ни этих «Газелей», ни половины тех маршрутов, по которым они ходили. А ведь вместе с маршрутками уходит целая эпоха жизни города. Рынок частных перевозок вырос буквально «снизу» и всегда опирался на потребности населения. Может быть, поэтому омичи так любили этот вид транспорта, несмотря на постоянные «гонки» водителей маршруток, их разборки на конечных, курение в салоне и бесивший многих шансон.

Легендарные участники «гонок газелистов» 

«Марат первый запустил маршрутки в Омске. А потом Марата убили»

У истоков создания «маршруточного» бизнеса в Омске стояла целая плеяда перевозчиков, многие из которых занимаются ими по сей день. Так получилось, что в «лихие 90-е» пассажирскими перевозками занялся журналист Андрей Котелевский. У мэрии не было денег на финансирование прессы, и тогдашний градоначальник Валерий Рощупкин решил дать журналистам «удочку».

– У нас была газета «Вечерний Омск». Мэр Валерий Рощупкин сказал, что не может выделять деньги на городскую газету, и дал нам, так сказать, удочку, 331-й маршрут, который шел от Телевизионного завода до площадки у кинотеатра «Художественный». В период расцвета у нас было 9 маршрутов. Мы их накатывали сами. Определяли маршрут, который нужен, который мог бы стать выгодным, «рисовали» его на карте. Шли в транспортную инспекцию, там был Александр Семенов – очень грамотный специалист. И с ним согласовывали, доказывали необходимость в маршруте. Работали и по временным схемам. Кушать-то хотели все, – рассказывает Андрей Котелевский.

Появление маршруток в Омске в привычном всем виде пришлось на «дефолтный» 1998-й год. Тогда не было денег ни у кого: ни у мэрии на новые автобусы, ни у населения на то, чтобы купить себе автомобиль и передвигаться по городу не на общественном транспорте. Такси тоже было не по карману.  Зато деньги на 13-местные «Газели» нашлись у бизнесменов.

Омичи передвигались в том числе на таких маршрутках

Как это часто происходило в «лихие 90-е», формировавшийся рынок пассажирских перевозок не обошел криминал – первый омский «маршрутчик» пал жертвой заказного убийства еще в начале 1990-х.

– «Газели» у нас появились в конце 1990-х, а до этого «Рафики» по городу катались, – продолжает Котелевский. – Первый такой маршрут появился в 1987-м или 1988-м, ходил от «Маяковского» до ж/д вокзала. Марат Садыков открыл его и вкладывал деньги от перевозок в свой бойцовский клуб. А потом Марата убили – произошло заказное убийство. Уже в конце 1990-х этим бизнесом занялись хорошо известные сейчас перевозчики – Евгений Крамаров, Владимир Геворгян, Андрей Хомишинец, Вячеслав Доронкин, Николай Артемьев – именно они стояли у истоков этого бизнеса в Омске. Тогда транспортная инспекция все не охватывала, маршруты появились сами. 

Интересно, что журналисты, занявшиеся пассажирскими перевозками ради издания газет, в итоге остались без газет, но с «Газелями».

– Сначала у нас была газета «Вечерний Омск», потом появился «Газетный дом «Вечерний Омск», куда вошли такие издания, как «Молодой Сибиряк», «Соточка», «Спортивная газета», «Четверг». Потом издания стали либо умирать, либо отделяться. «Вечерку» мы мэрии отдали полностью, хотя половина принадлежала редакции. И получилось так, что в «Газетном доме «Вечерний Омск» вместо газет остались одни «Газели»!  Такая вот история, – подытожил Котелевский.

ООО «Газетный дом «Вечерний Омск» существует и по сей день. Это юрлицо обслуживает 399-й маршрут, а руководит им известный перевозчик Вячеслав Доронкин.

Цифры и буквы: «расцвет» маршруток в Омске

Начало 2000-х – настоящий рай для маршрутчиков в Омске. На фоне «скукоживания» муниципального транспорта, закрытия автобусных, троллейбусных и трамвайных маршрутов в Омске организуются десятки совершенно новых направлений, по которым ездят тысячи желтых «Газелей». Омск даже стали именовать «Газельском».  Дело дошло до того, что наряду с цифренными обозначениями появились буквенные. Мало кто помнит, но отмененный с 1 июля 430-й маршрут изначально именовался «Ш», а 434-й – это бывший маршрут «Д». Отмененная еще пять лет назад 205-я маршрутка изначально имела литеру «В», а «сгинувший» чуть позже 387-й маршрут был маршрутом «А». Нынешний 414-й маршрут – это прежний маршрут «Я».

О цифрах и буквах в головах перевозчиков рассказал один из «корифеев» этого бизнеса Евгений Крамаров. По его словам, муниципальные маршруты буквально «убивались», и на их месте организовывались новые, но уже частные.

–  Есть много примеров, когда «убивались» муниципальные маршруты и их отдавали частникам. Это 6-й, 8-й, 47-й, 73-й, 99-й маршруты и многие другие. Сначала с них ушли муниципалы, а потом эти маршруты отдали частникам, – говорит Крамаров.

Перевозчик, у которого в свое время отобрали популярный 322-й маршрут, был «крестным отцом» маршрутов «Ш», «Д» и «Ф». Последний, к слову, так и не внедрили. «Эфку» Крамаров предлагал запустить из Чкаловского поселка в Амурский через Октябрьский («горбатый») мост. Но в дептрансе отказали в организации этого маршрута.

– Еще в декабре 2012 года я предлагал запустить маршрут № 888 (Ф) из Чкаловского поселка через Октябрьский мост в Амурский поселок. По самому короткому пути. То есть омичи ездили бы не через центр города, как сейчас, а напрямую. Но департамент заявил, что необходимости в этом маршруте нет, – вспоминает Крамаров.

На пике доминирования частников, в 2012–2014 годах, в Омске было около 150 нерегулирумых маршрутов, сейчас же их количество сократилось примерно до 70. Общее число маршрутов в городе также стало в два раза меньше.

 Как отмечает один из «ветеранов» этого бизнеса Николай Артемьев, появление «Газелей» на улицах Омска было ответом на вызовы того времени.

– Это все стихийно складывалось, как сложилось, так и сложилось. Была ниша, был большой спрос населения в малом классе автобусов. Все это сформировалось по рыночным принципам. Потом появился 220-й ФЗ, было введено федеральное регулирование. И сейчас рынок по этим принципам функционирует, – говорит Николай Артемьев. – В 1990-е годы надо было людей на чем-то перевозить, и частные маршрутки заменили автобусы.

В отличие от Евгения Крамарова, Николай Артемьев не ушел из сферы пассажирских перевозок. Более того, возглавляемый им «Омский транспортный союз» расширяется, забирая все новые и новые маршруты, которые ранее обслуживали муниципалы. Речь идет о популярных маршрутах № 20, 59 и 73. Это регулируемые маршруты, которые субсидируются из бюджета.

Многие коммерческие маршруты в Омске были организованы вместо отмененных автобусных маршрутов либо дублировали существовавшие. Так, частники, работавшие на маршруте № 300, ездили по автобусному маршруту № 56, забирая пассажиров у менее расторопных муниципалов. 352-я маршрутка возникла на месте отмененного 52-го автобуса, 357-я – 57-го, 372-я – 72-го. И таких примеров масса. Причем у некоторых маршруток были двойные номера. Первый – это номер маршрута, второй – это номер автобусного маршрута, который этот микроавтобус дублирует. Так было удобнее пассажирам. 

Из окон «Газелей» торчали пятые точки омичей

В течение примерно 10 лет, с середины «нулевых» до середины «десятых», Омск был заполонен желтыми и белыми микроавтобусами, которые сновали туда-сюда, выстраиваясь в огромные вереницы перед остановками. А на конечных примерно раз в неделю происходили разборки «газелистов», в том числе с применением монтировок. Сожженные ночью микроавтобусы конкурентов, выбитые окна маршруток – подобное в то время никого не удивляло. Водители конкурирующих маршрутов, а их в Омске была масса, становились злейшими врагами. Ради 1-2 пассажиров «газелисты» подрезали друг друга на остановках и были готовы наброситься друг на друга с кулаками и едва не убить.

Фразы «Места есть?», «Возьмете меня стоя?», «Остановите у того столба» ни у кого не вызывали улыбок или недоумения. Согнувшиеся в три погибели пассажиры маршруток, торчащие из окон «Газелей» пятые точки тоже не смущали горожан.

Оплата в маршрутках осуществлялась исключительно за наличные. Иногда водителям не нравилось, что с ними рассчитались мелочью, и они могли бросить эти монеты назад пассажиру или же высыпать их на дорогу. Теперь это все кажется диким, но раньше такой «сервис» считался едва ли не нормой. Пассажиры, кстати, нередко отвечали в том же стиле: хлопнуть на выходе дверью было в порядке вещей.

В городе нередко можно было встретить нелегальные маршрутки, когда владелец «Газели» в желании подзаработать вечером ставил табличку с номером маршрута и выходил в рейс. Сделав 1-2 круга, он возвращался домой. И никто таких нелегалов не ловил. От сотрудников ГИБДД они научились умело скрываться. Это был по-настоящему дикий рынок, существовавший по своим законам, когда перевозки не влезали ни в какие правовые рамки.

– Законодательство в те годы было таким, что частные перевозчики могли сами открыть маршрут, не приходя даже в департамент транспорта. Открывали маршруты вообще без документов, было много дублирующих. Как-то мы одновременно закрыли 27 маршрутов, это была вынужденная мера, – говорит замдиректора департамента транспорта омской мэрии Игорь Кожухов.

Отмена сразу 27 маршрутов произошла в 2017 году, когда дептрансом руководил Алексей Мартыненко. Именно тогда омичи почувствовали, как это непросто – жить без маршруток. Мартыненко хотел «перелопатить» рынок частных перевозок в городе, существенно сократив количество маршрутов. Закончилось все его отставкой весной 2018 года.

Переломный 17-й год

До 2017 года маршрутки если и исчезали, то это были единичные случаи. Так, в свое время естественным образом прекратили существование 232-й маршрут («Континент» – Лукьяновка), 376-й маршрут (Биофабрика – 3-я Железнодорожная), 408-й (ДСК-2 – Чкаловский), 334-й (ДСК – онкодиспансер).

С 1 января 2017 года дептранс одним росчерком пера отменил маршруты № 2, 6, 8, 18, 47, 69, 72, 110, 205, 206, 209, 215, 306, 311, 320, 322, 336, 348, 361, 363, 371, 374, 378, 382, 388, 396 и 777.  При этом некоторые из них даже после официальной отмены работали еще чуть ли не полгода. На самом деле отмененных в 2017–2019 годах маршрутов было еще больше, и вряд ли их смогут перечислить даже специалисты дептранса. 

Наиболее болезненно омичи восприняли отмену маршрутов № 361 (Амур – Нефтяники), 320 (з-д Попова – Нефтяники), 374 (Солнечный – ж/д вокзал), 306 (Чкаловский – Нефтяники), 348 (Гашека – Чкаловский), 378 (Чкаловский – автовокзал). О многих маршрутках, которых больше нет, омичи вспоминают с ностальгией.

– В моем детстве было несколько маршруток, которые связывали Амур и Левый берег. Помню, садились мы с мамой на 334-ю маршрутку, которая набивалась битком, и ехали на «оптовку», – вспоминает житель города Евгений. – Была еще маршрутка № 361. Сначала она ходила из Амура в Солнечный. Когда ехали с Левого берега, водители спрашивали у пассажиров, выходит ли кто-то до 24-й Северной. Если все ехали в Амур, маршрутка поворачивала на проспект Королева, чтобы срезать, минуя Телецентр, городок Водников, 7-ю Северную и Герцена. Когда я стал учиться в университете, 361-ю маршрутку пустили из Амура в Нефтяники по кратчайшему маршруту. Ездить стало удобно и быстро. Также ходила 422-я маршрутка от «Сибкриотехники» до «Весны». Все же помнят, как маршрутки останавливались у каждого столба. Я тормозил ее у своего дома и доезжал до вуза.

Отмена массы маршрутов не могла не вызвать народный гнев. Омичи жаловались во все инстанции, писали письма в прокуратуру, но без толку. Волна народного возмущения прошла, а часть отмененных маршрутов заменили «оставшимися в живых».

– Например, был такой 317-й маршрут, ходил в Чкаловский из речпорта. Мы отменили этот маршрут, изменили 568-й маршрут, пустив его на Труда, чтобы исключить дублирование с 3-м троллейбусом, пустили 568-ю маршрутку на Масленникова и 20 лет РККА, – пояснил смысл тогдашних изменений Игорь Кожухов.

Сегодня 568-й маршрут, возникший в свое время на «осколках» 68-го автобусного маршрута, «дышит на ладан»: ждать его приходится очень долго. Такая же ситуация с частным 99-м маршрутом, который в свое время сменил аналогичный муниципальный. По выходным эту маршрутку не встретишь на улицах города.

В 2018 году в Омске впервые появились муниципальные маршрутки – город закупил сразу 100 «Газелей», которые по документам называются «Луидорами». Жители тогда не поняли, как можно одной рукой бороться с маршрутками, а другой – покупать их. За 4 года из ста муниципальных маршруток 5 сгорели, часть сломалась. Остальные продолжают работают на маршрутах с низким пассажиропотоком. Таким образом, дептранс тоже стал игроком на рынке маршруток. При этом у частников количество машин начало стремительно сокращаться. Произошло это в 2019 году. А затем пришел ковид и едва не уничтожил этот сегмент рынка.

Сейчас по Омску ездят примерно 90 муниципальных маршруток

Ковид стал смертным приговором для омских маршруток

Реформа департамента транспорта привела к тому, что желтые и белые «Газели» стали постепенно заменяться на более вместительные «форды», «пежо» и отечественные ПАЗы. Но грянул ковид, пассажиропоток резко сократился, и частникам пришлось выживать. Получилось не у всех: закрылся 411-й маршрут (Светлый – «Мега»), за ним 387-й – бывший маршрут «А». 

– В  2020 году наступила катастрофическая ситуация. Маршрут стал нерентабельным на 40–50 %. Приходилось покрывать убытки от его деятельности за счет других источников. Дальше содержать этот маршрут было просто невозможно. Он генерирует одни убытки. Я раз пять обращался в департамент транспорта с просьбой изменить маршрут, вернуть его на Красный Путь хотя бы, но всегда получал отказ, – говорил о причинах закрытия 387-го маршрута перевозчик Андрей Хомишинец.

По той же причине – из-за воздействия пандемии и сокращения пассажиропотока – в прошлом году закрыли 19-й маршрут (Старый Кировск – ТЭЦ-5).

Под угрозой закрытия оказался целый ряд маршрутов в городе. Для их работы банально не хватает водителей, которые не идут работать в эту сферу из-за сокращения заработков, вызванного снижением пассажиропотока. Эпоха маршруток в Омске подходит к концу.

Приходит время больших автобусов

Известный омский перевозчик Андрей Бондаренко выступает за то, чтобы на улицах города работали более вместительные автобусы. 

– Я за увеличение подвижного состава, чтобы работали более вместительные машины, – говорит Бондаренко. 

Перевозчик уверен, что тот же 430-й маршрут исчез не просто так. Многие бизнесмены «хитрят» и выпускают на маршруты меньше машин, чем должны. А это уже нарушение договора с мэрией.

– Сейчас нет такого, чтобы департамент транспорта захотел и просто закрыл маршрут, должны быть веские основания. Например, на 47-м маршруте есть 30 карт, а выходит в линию 20 машин. Это уже говорит о том, что перевозчик не справляется. На 430-м маршруте перевозчики должны были заменить малый класс на средний и не сделали этого, поэтому договор расторгли, – отмечает Андрей Бондаренко.

Николай Артемьев считает, что автобусы малого класса, те же «Газели», были нужны на определенном этапе развития города, теперь же потребность в них намного меньше или ее вовсе нет. Сейчас нужны большие автобусы.

В Омске уже несколько лет переходят на более вместительный транспорт 

– Город купил новые вместительные автобусы, а столько микроавтобусов оказалось не нужно Омску. Это естественные процессы, когда происходит замещение транспорта, – уверен бизнесмен.

Сокращение спроса на перевозки в период пандемии, «автомобилизация» населения, переход на новый, более вместительный подвижной состав, а также серьезное обновление муниципального транспорта привели к тому, что омичи стали ездить на больших автобусах, новых троллейбусах «Адмирал» и трамваях «Спектр». Вместительный транспорт приобрел и ряд частных перевозчиков. Все это позитивно сказалось на транспортном обслуживании горожан.

Впереди омичей ждет запуск новой маршрутной сети и «наземного метро». Ну а «Газели» уходят навсегда. Нужно сказать им спасибо. Как метко отметил Андрей Котелевский: «Если бы не «газелисты», Омск в тот сложный период времени на рубеже веков просто не выжил бы». Теперь приходит другая эпоха с магистральными маршрутами и экологичным транспортом. Будет ли она лучше, покажет время. 

Сергей Энквист 

5646

Эпоха маршруток в Омске завершается, хотя совсем недавно никого не удивляли фраза «Возьмете стоя» и разборки «газелистов» на конечных.

С 1 июля в Омске прекратили работу сразу три коммерческих маршрута, востребованных у горожан. Это маршрутки № 430 (Труда – 3-й Разъезд), 434 (ПО «Иртыш» – нефтезавод) и 201 (СНТ «Заря-2» – Амур). Формальной причиной отмены маршрутов стало неисполнение перевозчиками обязательств по замене маловместительных «Газелей Некст» на автобусы среднего класса.

Маршрутки постепенно уходят с центральных улиц Омска

Отмена этих трех маршрутов – не первая и не последняя. В Омске приступают к внедрению новой маршрутной сети, в рамках которой «под нож» попадут нерегулируемые маршруты, обслуживаемые индивидуальными предпринимателями. Часть из них существенно изменится, часть и вовсе будут отменены. Департамент транспорта ставит на развитие магистральных маршрутов, по которым ездят автобусы и троллейбусы муниципальных предприятий. Коммерсанты же будут обеспечивать сообщение между соседними районами города и выполнять подвозящую функцию.

Полгода назад мы рассказывали об исчезнувших автобусных маршрутах, а теперь пришло время вспомнить и о существовавших в разное время маршрутках. Последние 7 лет их количество неуклонно сокращается, но омичи до сих пор помнят желтые и белые «Газели», на которых ездил буквально весь город. Теперь нет ни этих «Газелей», ни половины тех маршрутов, по которым они ходили. А ведь вместе с маршрутками уходит целая эпоха жизни города. Рынок частных перевозок вырос буквально «снизу» и всегда опирался на потребности населения. Может быть, поэтому омичи так любили этот вид транспорта, несмотря на постоянные «гонки» водителей маршруток, их разборки на конечных, курение в салоне и бесивший многих шансон.

Легендарные участники «гонок газелистов» 

«Марат первый запустил маршрутки в Омске. А потом Марата убили»

У истоков создания «маршруточного» бизнеса в Омске стояла целая плеяда перевозчиков, многие из которых занимаются ими по сей день. Так получилось, что в «лихие 90-е» пассажирскими перевозками занялся журналист Андрей Котелевский. У мэрии не было денег на финансирование прессы, и тогдашний градоначальник Валерий Рощупкин решил дать журналистам «удочку».

– У нас была газета «Вечерний Омск». Мэр Валерий Рощупкин сказал, что не может выделять деньги на городскую газету, и дал нам, так сказать, удочку, 331-й маршрут, который шел от Телевизионного завода до площадки у кинотеатра «Художественный». В период расцвета у нас было 9 маршрутов. Мы их накатывали сами. Определяли маршрут, который нужен, который мог бы стать выгодным, «рисовали» его на карте. Шли в транспортную инспекцию, там был Александр Семенов – очень грамотный специалист. И с ним согласовывали, доказывали необходимость в маршруте. Работали и по временным схемам. Кушать-то хотели все, – рассказывает Андрей Котелевский.

Появление маршруток в Омске в привычном всем виде пришлось на «дефолтный» 1998-й год. Тогда не было денег ни у кого: ни у мэрии на новые автобусы, ни у населения на то, чтобы купить себе автомобиль и передвигаться по городу не на общественном транспорте. Такси тоже было не по карману.  Зато деньги на 13-местные «Газели» нашлись у бизнесменов.

Омичи передвигались в том числе на таких маршрутках

Как это часто происходило в «лихие 90-е», формировавшийся рынок пассажирских перевозок не обошел криминал – первый омский «маршрутчик» пал жертвой заказного убийства еще в начале 1990-х.

– «Газели» у нас появились в конце 1990-х, а до этого «Рафики» по городу катались, – продолжает Котелевский. – Первый такой маршрут появился в 1987-м или 1988-м, ходил от «Маяковского» до ж/д вокзала. Марат Садыков открыл его и вкладывал деньги от перевозок в свой бойцовский клуб. А потом Марата убили – произошло заказное убийство. Уже в конце 1990-х этим бизнесом занялись хорошо известные сейчас перевозчики – Евгений Крамаров, Владимир Геворгян, Андрей Хомишинец, Вячеслав Доронкин, Николай Артемьев – именно они стояли у истоков этого бизнеса в Омске. Тогда транспортная инспекция все не охватывала, маршруты появились сами. 

Интересно, что журналисты, занявшиеся пассажирскими перевозками ради издания газет, в итоге остались без газет, но с «Газелями».

– Сначала у нас была газета «Вечерний Омск», потом появился «Газетный дом «Вечерний Омск», куда вошли такие издания, как «Молодой Сибиряк», «Соточка», «Спортивная газета», «Четверг». Потом издания стали либо умирать, либо отделяться. «Вечерку» мы мэрии отдали полностью, хотя половина принадлежала редакции. И получилось так, что в «Газетном доме «Вечерний Омск» вместо газет остались одни «Газели»!  Такая вот история, – подытожил Котелевский.

ООО «Газетный дом «Вечерний Омск» существует и по сей день. Это юрлицо обслуживает 399-й маршрут, а руководит им известный перевозчик Вячеслав Доронкин.

Цифры и буквы: «расцвет» маршруток в Омске

Начало 2000-х – настоящий рай для маршрутчиков в Омске. На фоне «скукоживания» муниципального транспорта, закрытия автобусных, троллейбусных и трамвайных маршрутов в Омске организуются десятки совершенно новых направлений, по которым ездят тысячи желтых «Газелей». Омск даже стали именовать «Газельском».  Дело дошло до того, что наряду с цифренными обозначениями появились буквенные. Мало кто помнит, но отмененный с 1 июля 430-й маршрут изначально именовался «Ш», а 434-й – это бывший маршрут «Д». Отмененная еще пять лет назад 205-я маршрутка изначально имела литеру «В», а «сгинувший» чуть позже 387-й маршрут был маршрутом «А». Нынешний 414-й маршрут – это прежний маршрут «Я».

О цифрах и буквах в головах перевозчиков рассказал один из «корифеев» этого бизнеса Евгений Крамаров. По его словам, муниципальные маршруты буквально «убивались», и на их месте организовывались новые, но уже частные.

–  Есть много примеров, когда «убивались» муниципальные маршруты и их отдавали частникам. Это 6-й, 8-й, 47-й, 73-й, 99-й маршруты и многие другие. Сначала с них ушли муниципалы, а потом эти маршруты отдали частникам, – говорит Крамаров.

Перевозчик, у которого в свое время отобрали популярный 322-й маршрут, был «крестным отцом» маршрутов «Ш», «Д» и «Ф». Последний, к слову, так и не внедрили. «Эфку» Крамаров предлагал запустить из Чкаловского поселка в Амурский через Октябрьский («горбатый») мост. Но в дептрансе отказали в организации этого маршрута.

– Еще в декабре 2012 года я предлагал запустить маршрут № 888 (Ф) из Чкаловского поселка через Октябрьский мост в Амурский поселок. По самому короткому пути. То есть омичи ездили бы не через центр города, как сейчас, а напрямую. Но департамент заявил, что необходимости в этом маршруте нет, – вспоминает Крамаров.

На пике доминирования частников, в 2012–2014 годах, в Омске было около 150 нерегулирумых маршрутов, сейчас же их количество сократилось примерно до 70. Общее число маршрутов в городе также стало в два раза меньше.

 Как отмечает один из «ветеранов» этого бизнеса Николай Артемьев, появление «Газелей» на улицах Омска было ответом на вызовы того времени.

– Это все стихийно складывалось, как сложилось, так и сложилось. Была ниша, был большой спрос населения в малом классе автобусов. Все это сформировалось по рыночным принципам. Потом появился 220-й ФЗ, было введено федеральное регулирование. И сейчас рынок по этим принципам функционирует, – говорит Николай Артемьев. – В 1990-е годы надо было людей на чем-то перевозить, и частные маршрутки заменили автобусы.

В отличие от Евгения Крамарова, Николай Артемьев не ушел из сферы пассажирских перевозок. Более того, возглавляемый им «Омский транспортный союз» расширяется, забирая все новые и новые маршруты, которые ранее обслуживали муниципалы. Речь идет о популярных маршрутах № 20, 59 и 73. Это регулируемые маршруты, которые субсидируются из бюджета.

Многие коммерческие маршруты в Омске были организованы вместо отмененных автобусных маршрутов либо дублировали существовавшие. Так, частники, работавшие на маршруте № 300, ездили по автобусному маршруту № 56, забирая пассажиров у менее расторопных муниципалов. 352-я маршрутка возникла на месте отмененного 52-го автобуса, 357-я – 57-го, 372-я – 72-го. И таких примеров масса. Причем у некоторых маршруток были двойные номера. Первый – это номер маршрута, второй – это номер автобусного маршрута, который этот микроавтобус дублирует. Так было удобнее пассажирам. 

Из окон «Газелей» торчали пятые точки омичей

В течение примерно 10 лет, с середины «нулевых» до середины «десятых», Омск был заполонен желтыми и белыми микроавтобусами, которые сновали туда-сюда, выстраиваясь в огромные вереницы перед остановками. А на конечных примерно раз в неделю происходили разборки «газелистов», в том числе с применением монтировок. Сожженные ночью микроавтобусы конкурентов, выбитые окна маршруток – подобное в то время никого не удивляло. Водители конкурирующих маршрутов, а их в Омске была масса, становились злейшими врагами. Ради 1-2 пассажиров «газелисты» подрезали друг друга на остановках и были готовы наброситься друг на друга с кулаками и едва не убить.

Фразы «Места есть?», «Возьмете меня стоя?», «Остановите у того столба» ни у кого не вызывали улыбок или недоумения. Согнувшиеся в три погибели пассажиры маршруток, торчащие из окон «Газелей» пятые точки тоже не смущали горожан.

Оплата в маршрутках осуществлялась исключительно за наличные. Иногда водителям не нравилось, что с ними рассчитались мелочью, и они могли бросить эти монеты назад пассажиру или же высыпать их на дорогу. Теперь это все кажется диким, но раньше такой «сервис» считался едва ли не нормой. Пассажиры, кстати, нередко отвечали в том же стиле: хлопнуть на выходе дверью было в порядке вещей.

В городе нередко можно было встретить нелегальные маршрутки, когда владелец «Газели» в желании подзаработать вечером ставил табличку с номером маршрута и выходил в рейс. Сделав 1-2 круга, он возвращался домой. И никто таких нелегалов не ловил. От сотрудников ГИБДД они научились умело скрываться. Это был по-настоящему дикий рынок, существовавший по своим законам, когда перевозки не влезали ни в какие правовые рамки.

– Законодательство в те годы было таким, что частные перевозчики могли сами открыть маршрут, не приходя даже в департамент транспорта. Открывали маршруты вообще без документов, было много дублирующих. Как-то мы одновременно закрыли 27 маршрутов, это была вынужденная мера, – говорит замдиректора департамента транспорта омской мэрии Игорь Кожухов.

Отмена сразу 27 маршрутов произошла в 2017 году, когда дептрансом руководил Алексей Мартыненко. Именно тогда омичи почувствовали, как это непросто – жить без маршруток. Мартыненко хотел «перелопатить» рынок частных перевозок в городе, существенно сократив количество маршрутов. Закончилось все его отставкой весной 2018 года.

Переломный 17-й год

До 2017 года маршрутки если и исчезали, то это были единичные случаи. Так, в свое время естественным образом прекратили существование 232-й маршрут («Континент» – Лукьяновка), 376-й маршрут (Биофабрика – 3-я Железнодорожная), 408-й (ДСК-2 – Чкаловский), 334-й (ДСК – онкодиспансер).

С 1 января 2017 года дептранс одним росчерком пера отменил маршруты № 2, 6, 8, 18, 47, 69, 72, 110, 205, 206, 209, 215, 306, 311, 320, 322, 336, 348, 361, 363, 371, 374, 378, 382, 388, 396 и 777.  При этом некоторые из них даже после официальной отмены работали еще чуть ли не полгода. На самом деле отмененных в 2017–2019 годах маршрутов было еще больше, и вряд ли их смогут перечислить даже специалисты дептранса. 

Наиболее болезненно омичи восприняли отмену маршрутов № 361 (Амур – Нефтяники), 320 (з-д Попова – Нефтяники), 374 (Солнечный – ж/д вокзал), 306 (Чкаловский – Нефтяники), 348 (Гашека – Чкаловский), 378 (Чкаловский – автовокзал). О многих маршрутках, которых больше нет, омичи вспоминают с ностальгией.

– В моем детстве было несколько маршруток, которые связывали Амур и Левый берег. Помню, садились мы с мамой на 334-ю маршрутку, которая набивалась битком, и ехали на «оптовку», – вспоминает житель города Евгений. – Была еще маршрутка № 361. Сначала она ходила из Амура в Солнечный. Когда ехали с Левого берега, водители спрашивали у пассажиров, выходит ли кто-то до 24-й Северной. Если все ехали в Амур, маршрутка поворачивала на проспект Королева, чтобы срезать, минуя Телецентр, городок Водников, 7-ю Северную и Герцена. Когда я стал учиться в университете, 361-ю маршрутку пустили из Амура в Нефтяники по кратчайшему маршруту. Ездить стало удобно и быстро. Также ходила 422-я маршрутка от «Сибкриотехники» до «Весны». Все же помнят, как маршрутки останавливались у каждого столба. Я тормозил ее у своего дома и доезжал до вуза.

Отмена массы маршрутов не могла не вызвать народный гнев. Омичи жаловались во все инстанции, писали письма в прокуратуру, но без толку. Волна народного возмущения прошла, а часть отмененных маршрутов заменили «оставшимися в живых».

– Например, был такой 317-й маршрут, ходил в Чкаловский из речпорта. Мы отменили этот маршрут, изменили 568-й маршрут, пустив его на Труда, чтобы исключить дублирование с 3-м троллейбусом, пустили 568-ю маршрутку на Масленникова и 20 лет РККА, – пояснил смысл тогдашних изменений Игорь Кожухов.

Сегодня 568-й маршрут, возникший в свое время на «осколках» 68-го автобусного маршрута, «дышит на ладан»: ждать его приходится очень долго. Такая же ситуация с частным 99-м маршрутом, который в свое время сменил аналогичный муниципальный. По выходным эту маршрутку не встретишь на улицах города.

В 2018 году в Омске впервые появились муниципальные маршрутки – город закупил сразу 100 «Газелей», которые по документам называются «Луидорами». Жители тогда не поняли, как можно одной рукой бороться с маршрутками, а другой – покупать их. За 4 года из ста муниципальных маршруток 5 сгорели, часть сломалась. Остальные продолжают работают на маршрутах с низким пассажиропотоком. Таким образом, дептранс тоже стал игроком на рынке маршруток. При этом у частников количество машин начало стремительно сокращаться. Произошло это в 2019 году. А затем пришел ковид и едва не уничтожил этот сегмент рынка.

Сейчас по Омску ездят примерно 90 муниципальных маршруток

Ковид стал смертным приговором для омских маршруток

Реформа департамента транспорта привела к тому, что желтые и белые «Газели» стали постепенно заменяться на более вместительные «форды», «пежо» и отечественные ПАЗы. Но грянул ковид, пассажиропоток резко сократился, и частникам пришлось выживать. Получилось не у всех: закрылся 411-й маршрут (Светлый – «Мега»), за ним 387-й – бывший маршрут «А». 

– В  2020 году наступила катастрофическая ситуация. Маршрут стал нерентабельным на 40–50 %. Приходилось покрывать убытки от его деятельности за счет других источников. Дальше содержать этот маршрут было просто невозможно. Он генерирует одни убытки. Я раз пять обращался в департамент транспорта с просьбой изменить маршрут, вернуть его на Красный Путь хотя бы, но всегда получал отказ, – говорил о причинах закрытия 387-го маршрута перевозчик Андрей Хомишинец.

По той же причине – из-за воздействия пандемии и сокращения пассажиропотока – в прошлом году закрыли 19-й маршрут (Старый Кировск – ТЭЦ-5).

Под угрозой закрытия оказался целый ряд маршрутов в городе. Для их работы банально не хватает водителей, которые не идут работать в эту сферу из-за сокращения заработков, вызванного снижением пассажиропотока. Эпоха маршруток в Омске подходит к концу.

Приходит время больших автобусов

Известный омский перевозчик Андрей Бондаренко выступает за то, чтобы на улицах города работали более вместительные автобусы. 

– Я за увеличение подвижного состава, чтобы работали более вместительные машины, – говорит Бондаренко. 

Перевозчик уверен, что тот же 430-й маршрут исчез не просто так. Многие бизнесмены «хитрят» и выпускают на маршруты меньше машин, чем должны. А это уже нарушение договора с мэрией.

– Сейчас нет такого, чтобы департамент транспорта захотел и просто закрыл маршрут, должны быть веские основания. Например, на 47-м маршруте есть 30 карт, а выходит в линию 20 машин. Это уже говорит о том, что перевозчик не справляется. На 430-м маршруте перевозчики должны были заменить малый класс на средний и не сделали этого, поэтому договор расторгли, – отмечает Андрей Бондаренко.

Николай Артемьев считает, что автобусы малого класса, те же «Газели», были нужны на определенном этапе развития города, теперь же потребность в них намного меньше или ее вовсе нет. Сейчас нужны большие автобусы.

В Омске уже несколько лет переходят на более вместительный транспорт 

– Город купил новые вместительные автобусы, а столько микроавтобусов оказалось не нужно Омску. Это естественные процессы, когда происходит замещение транспорта, – уверен бизнесмен.

Сокращение спроса на перевозки в период пандемии, «автомобилизация» населения, переход на новый, более вместительный подвижной состав, а также серьезное обновление муниципального транспорта привели к тому, что омичи стали ездить на больших автобусах, новых троллейбусах «Адмирал» и трамваях «Спектр». Вместительный транспорт приобрел и ряд частных перевозчиков. Все это позитивно сказалось на транспортном обслуживании горожан.

Впереди омичей ждет запуск новой маршрутной сети и «наземного метро». Ну а «Газели» уходят навсегда. Нужно сказать им спасибо. Как метко отметил Андрей Котелевский: «Если бы не «газелисты», Омск в тот сложный период времени на рубеже веков просто не выжил бы». Теперь приходит другая эпоха с магистральными маршрутами и экологичным транспортом. Будет ли она лучше, покажет время. 

Сергей Энквист 

5646