Поиск

Пока чиновники проявляют некомпетентность и обслуживают личные интересы, омичи умудряются не платить за капремонт без всяких последствий.

Эксперт в сфере ЖКХ, председатель Общества защиты прав потребителей в сфере ЖКХ Александр Лихачев рассказал о причинах, по которым Фонд капремонта Омской области практически остался без денег. О дефиците средств на капремонт в регионе стало известно накануне.

В текущем году фонд должен отремонтировать около 700 многоквартирных домов, однако на его счетах осталось чуть более 200 млн рублей. Программа капремонта под угрозой срыва.

На сегодняшнем заседании Заксобрания депутаты прямо заявили, что «пирамида под названием фонд капремонта рухнула». Александр Лихачев не видит в этом ничего удивительного. Эксперт назвал несколько причин, по которым денег на ремонт омских многоэтажек остро не хватает.

– На мой взгляд, были допущены крупные организационные просчеты Минстроем, а затем Минэнерго. Еще несколько лет назад была ликвидирована рабочая группа, куда входили эксперты в сфере ЖКХ, чиновники мэрии и Минстроя. Рабочая группа контролировала расходование денег из фонда. И если бы она работала, то ситуация с привлечением к уголовной ответственности и.о. руководителя фонда Марины Степановой была бы невозможна. Мы бы вовремя обнаружили, что деньги уходят. Рабочую группу ликвидировали, и начался бардак, – считает Лихачев.

Напомним, что экс-глава фонда Марина Степанова была задержана весной 2021 года по подозрению в получении взяток и коммерческом подкупе. По словам Лихачева, она «спустила» все деньги фонда на замену лифтов в многоэтажках. За неполные два года ее руководства фондом было потрачено более 5 млрд рублей.

– Степанова в целях личного обогащения истратила все деньги фонда на лифты. Но в то же время благодаря тому, что ей нужна была соболиная шуба (по версии следствия, одну из взяток Степанова получила шубой – РИА «Омск-информ»), омичи получили лифты. Как это ни странно, сделала она правильно, потому что лифты бы остановились. Здесь личные интересы Степановой совпали с интересами омичей. Но деньги она из фонда выгребла все, – сказал Лихачев.

Еще одной причиной дефицита средств в фонде эксперт называет низкий размер взноса за капремонт. С 2013 по 2021 год он не менялся и составлял 6,7 рубля за квадратный метр, а в 2022 году был резко повышен до 11,43 рубля. По мнению Лихачева, размер взноса нужно было повышать понемногу, но каждый год.

– Еще одна причина – это сниженные взносы за капремонт. Я всегда говорил, что размер взноса должен повышаться согласно инфляции ежегодно. Как повышаются тарифы УК: мы объясняем жителям, что дворник хочет есть, а трактор – солярки. Так и с капремонтом. Взнос восемь лет не повышали, а затем резко подняли. Это нужно было делать постепенно, но ежегодно, хотя это и непопулярная мера, – отмечает эксперт.

Лихачев также сообщил, что сегодня многие омичи не платят взносы за капремонт. Областные власти попросили денег на капремонт у федералов, но региону отказали в получении 3 млрд рублей, мотивировав это большими долгами населения. Они составляют 1,7 млрд рублей.

– Прежний губернатор вникал в проблемы фонда капремонта, а нынешний не хочет этого делать. Почему – непонятно, – говорит Лихачев. – При этом он обратился в федеральный Минстрой с просьбой дать региону 3 млрд, чтобы закрыть финансовые «дыры» фонда. И вот 10 июня из Минстроя РФ пришел ответ за подписью министра Ирека Файзуллина, где говорится о том, что у нас в регионе долг населения за капремонт составляет 1,7 млрд рублей – это 80 % от годовых поступлений. А в процессе взыскания находятся лишь 90 миллионов. То есть остальные 1,6 млрд никто не взыскивает. И губернатору в Минстрое посоветовали не просить деньги, а взыскать их с должников. То есть если бы долги вернули, то финансовой «дыры» бы не было.

С взысканием долгов за капремонт в регионе все очень плохо. Омичи научились «отбиваться» от претензий фонда, который физически не может работать со всеми неплательщиками.

– Сегодня взыскание долгов за капремонт за те же нежилые помещения минимально, их общее количества неизвестно. И эти данные неоткуда узнать. С нежилых помещений за капремонт у нас не собирают и с жилых не собирают. В фонде взыскивают долги лишь 6–8 юристов, они выписывают судебные приказы. При этом омичи пишут возражения на приказ, и по закону он отменяется. А в суд представители фонда не идут, так как физически судиться со всеми должниками невозможно. Правительство Омской области, в отличие от других регионов, не дает денег фонду на взыскание денег. А денег нужно немного – около 10 млн. Привлекли бы этих взыскальщиков – коллекторов, и получили бы 300 миллионов или больше. И у нас эта финансовая петля на шее фонда закручивается все сильнее, – говорит эксперт.

По мнению Лихачева, многое напрямую зависит от руководителя фонда капремонта. Если его компетенций не хватает, то начинаются проблемы.

– Верните в фонд Александра Рудюка, он хотя бы в ЖКХ разбирается. Как можно было поставить во главе фонда человека, который никогда не работал с ЖКХ, — Рустема Протасова? Понятно, почему его поставили, – он с Урала, – заключил эксперт.

Протасов – выходец с родины омского губернатора – из Свердловской области. Омский фонд капремонта он возглавил в декабре 2021 года, а до этого был руководителем машиностроительного завода. Теперь ему предстоит каким-то образом решить финансовые проблемы фонда, иначе ремонт домов в Омской области полностью остановится.

Сергей Энквист 

10870

Пока чиновники проявляют некомпетентность и обслуживают личные интересы, омичи умудряются не платить за капремонт без всяких последствий.

Эксперт в сфере ЖКХ, председатель Общества защиты прав потребителей в сфере ЖКХ Александр Лихачев рассказал о причинах, по которым Фонд капремонта Омской области практически остался без денег. О дефиците средств на капремонт в регионе стало известно накануне.

В текущем году фонд должен отремонтировать около 700 многоквартирных домов, однако на его счетах осталось чуть более 200 млн рублей. Программа капремонта под угрозой срыва.

На сегодняшнем заседании Заксобрания депутаты прямо заявили, что «пирамида под названием фонд капремонта рухнула». Александр Лихачев не видит в этом ничего удивительного. Эксперт назвал несколько причин, по которым денег на ремонт омских многоэтажек остро не хватает.

– На мой взгляд, были допущены крупные организационные просчеты Минстроем, а затем Минэнерго. Еще несколько лет назад была ликвидирована рабочая группа, куда входили эксперты в сфере ЖКХ, чиновники мэрии и Минстроя. Рабочая группа контролировала расходование денег из фонда. И если бы она работала, то ситуация с привлечением к уголовной ответственности и.о. руководителя фонда Марины Степановой была бы невозможна. Мы бы вовремя обнаружили, что деньги уходят. Рабочую группу ликвидировали, и начался бардак, – считает Лихачев.

Напомним, что экс-глава фонда Марина Степанова была задержана весной 2021 года по подозрению в получении взяток и коммерческом подкупе. По словам Лихачева, она «спустила» все деньги фонда на замену лифтов в многоэтажках. За неполные два года ее руководства фондом было потрачено более 5 млрд рублей.

– Степанова в целях личного обогащения истратила все деньги фонда на лифты. Но в то же время благодаря тому, что ей нужна была соболиная шуба (по версии следствия, одну из взяток Степанова получила шубой – РИА «Омск-информ»), омичи получили лифты. Как это ни странно, сделала она правильно, потому что лифты бы остановились. Здесь личные интересы Степановой совпали с интересами омичей. Но деньги она из фонда выгребла все, – сказал Лихачев.

Еще одной причиной дефицита средств в фонде эксперт называет низкий размер взноса за капремонт. С 2013 по 2021 год он не менялся и составлял 6,7 рубля за квадратный метр, а в 2022 году был резко повышен до 11,43 рубля. По мнению Лихачева, размер взноса нужно было повышать понемногу, но каждый год.

– Еще одна причина – это сниженные взносы за капремонт. Я всегда говорил, что размер взноса должен повышаться согласно инфляции ежегодно. Как повышаются тарифы УК: мы объясняем жителям, что дворник хочет есть, а трактор – солярки. Так и с капремонтом. Взнос восемь лет не повышали, а затем резко подняли. Это нужно было делать постепенно, но ежегодно, хотя это и непопулярная мера, – отмечает эксперт.

Лихачев также сообщил, что сегодня многие омичи не платят взносы за капремонт. Областные власти попросили денег на капремонт у федералов, но региону отказали в получении 3 млрд рублей, мотивировав это большими долгами населения. Они составляют 1,7 млрд рублей.

– Прежний губернатор вникал в проблемы фонда капремонта, а нынешний не хочет этого делать. Почему – непонятно, – говорит Лихачев. – При этом он обратился в федеральный Минстрой с просьбой дать региону 3 млрд, чтобы закрыть финансовые «дыры» фонда. И вот 10 июня из Минстроя РФ пришел ответ за подписью министра Ирека Файзуллина, где говорится о том, что у нас в регионе долг населения за капремонт составляет 1,7 млрд рублей – это 80 % от годовых поступлений. А в процессе взыскания находятся лишь 90 миллионов. То есть остальные 1,6 млрд никто не взыскивает. И губернатору в Минстрое посоветовали не просить деньги, а взыскать их с должников. То есть если бы долги вернули, то финансовой «дыры» бы не было.

С взысканием долгов за капремонт в регионе все очень плохо. Омичи научились «отбиваться» от претензий фонда, который физически не может работать со всеми неплательщиками.

– Сегодня взыскание долгов за капремонт за те же нежилые помещения минимально, их общее количества неизвестно. И эти данные неоткуда узнать. С нежилых помещений за капремонт у нас не собирают и с жилых не собирают. В фонде взыскивают долги лишь 6–8 юристов, они выписывают судебные приказы. При этом омичи пишут возражения на приказ, и по закону он отменяется. А в суд представители фонда не идут, так как физически судиться со всеми должниками невозможно. Правительство Омской области, в отличие от других регионов, не дает денег фонду на взыскание денег. А денег нужно немного – около 10 млн. Привлекли бы этих взыскальщиков – коллекторов, и получили бы 300 миллионов или больше. И у нас эта финансовая петля на шее фонда закручивается все сильнее, – говорит эксперт.

По мнению Лихачева, многое напрямую зависит от руководителя фонда капремонта. Если его компетенций не хватает, то начинаются проблемы.

– Верните в фонд Александра Рудюка, он хотя бы в ЖКХ разбирается. Как можно было поставить во главе фонда человека, который никогда не работал с ЖКХ, — Рустема Протасова? Понятно, почему его поставили, – он с Урала, – заключил эксперт.

Протасов – выходец с родины омского губернатора – из Свердловской области. Омский фонд капремонта он возглавил в декабре 2021 года, а до этого был руководителем машиностроительного завода. Теперь ему предстоит каким-то образом решить финансовые проблемы фонда, иначе ремонт домов в Омской области полностью остановится.

Сергей Энквист 

10870