Поиск

На то, что в момент смертельной аварии за рулем был именно Гайдамак, указывают полученные майором травмы.  Особенно травма головы.
В Омске продолжают судить майора Евгения Гайдамака, которого обвиняют в ДТП с тремя погибшими. Напомним, вечером 30 января 2022 года в фонарный столб на метромосту врезался Mercedes-Benz, принадлежащий жене майора. В машине находились четверо мужчин: сам Гайдамак, а также 40-летний Николай Петруняев, 21-летний Игорь Татаринов и 47-летний Александр Дубенский. Петруняев погиб на месте, еще двое скончались в больнице. В живых остался только майор.
Сегодня показания дала судебно-медицинский эксперт, замначальника омского «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Екатерина Емельянова. Она прокомментировала выводы о том, как произошло столкновение и на каких местах в автомобиле сидели мужчины в момент ДТП.
Как показали записи с камер видеонаблюдения, перед аварией машину заносило. Некоторое время она несильно соприкасалась с ограждением, пока на большой скорости не врезалась левой передней частью в столб (это называется левое фронтальное столкновение). Согласно теории, в момент столкновения все, кто находится в салоне, сначала летят в сторону движения машины, в данном случае вперед и влево. На эту фазу приходятся самые сильные травмы. Потом начинается вторая фаза – назад и вправо.
Кроме того, после столкновения со столбом правые колеса автомобиля оторвались от земли, машина перевернулась и приземлилась снова на колеса. Это ранее описывал и свидетель происшествия. Каким образом трое из четырех пассажиров вылетели из салона, эксперты подробно не выясняли, но, по словам Емельяновой, вероятнее всего, это произошло через панорамную крышу, которая рассыпалась из-за деформации кузова. В салоне остался только Татаринов, который, по словам предыдущих свидетелей, единственный был пристегнут.
– Установлено, что гражданин Гайдамак и гражданин Дубенский могли находиться слева в салоне автомобиля, гражданин Петруняев мог находиться справа. У гражданина Гайдамака и у гражданина Татаринова были обнаружены следы действия со следообразующей поверхностью передней части автомобиля. Наиболее показательные следы были в лобно-теменных областях от выступающей в салон перечины между лобовым стеклом и панорамной крышей, – рассказала Емельянова.
При столкновении Гайдамак и Татаринов сильно ударились головами о верхнюю часть рамы лобового стекла. Как следует из выводов экспертизы, пассажиры, которые сидели сзади, не могли получить такие повреждения, т. к. сзади отсутствовали препятствия для головы и шеи. Травмы Татаринова оказались серьезнее, вероятно, из-за того, что кресло чужой машины не было отрегулировано под его рост. Подушки безопасности, о которых адвокаты ранее очень подробно расспрашивали свидетелей, сработали, но не предотвратили гибель людей.
Как следует из экспертизы, у Гайдамака также обнаружили повреждения кистей рук, которые характерны для водителя. У Татаринова и Гайдамака оказались порваны носы ботинок, что характерно для тех, кто сидит спереди и упирается ногами в момент ДТП.
Эксперты исследовали автомобиль, тела погибших и выжившего Гайдамака. Регулировку кресел и возможности посадки изучали, используя аналогичный автомобиль, т. к. машина майора слишком пострадала. В итоге эксперты пришли к выводу, что за рулем был Гайдамак, справа от него сидел Татаринов, сзади слева – Дубенский, сзади справа – Петруняев.
Отметим, что во время допроса адвокаты попытались выяснить у эксперта, какие травмы во время ДТП характерны для водителей и что такое специфическое повреждение.
– Вопрос носит теоретический характер. Я не буду на него отвечать, здесь не экзамен. Знания мои уже проверены. У меня высшая квалификационная категория. Проводить вам ликбезы по судебной медицине я тоже не буду, это сейчас платно, – отметила Емельянова, и на этом моменте потерпевшие зааплодировали. 
Сегодня сторона обвинения закончила предоставлять свои доказательства. На следующих заседаниях своих свидетелей начнут допрашивать адвокаты.

На то, что в момент смертельной аварии за рулем был именно Гайдамак, указывают полученные майором травмы.  Особенно травма головы.
В Омске продолжают судить майора Евгения Гайдамака, которого обвиняют в ДТП с тремя погибшими. Напомним, вечером 30 января 2022 года в фонарный столб на метромосту врезался Mercedes-Benz, принадлежащий жене майора. В машине находились четверо мужчин: сам Гайдамак, а также 40-летний Николай Петруняев, 21-летний Игорь Татаринов и 47-летний Александр Дубенский. Петруняев погиб на месте, еще двое скончались в больнице. В живых остался только майор.
Сегодня показания дала судебно-медицинский эксперт, замначальника омского «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Екатерина Емельянова. Она прокомментировала выводы о том, как произошло столкновение и на каких местах в автомобиле сидели мужчины в момент ДТП.
Как показали записи с камер видеонаблюдения, перед аварией машину заносило. Некоторое время она несильно соприкасалась с ограждением, пока на большой скорости не врезалась левой передней частью в столб (это называется левое фронтальное столкновение). Согласно теории, в момент столкновения все, кто находится в салоне, сначала летят в сторону движения машины, в данном случае вперед и влево. На эту фазу приходятся самые сильные травмы. Потом начинается вторая фаза – назад и вправо.
Кроме того, после столкновения со столбом правые колеса автомобиля оторвались от земли, машина перевернулась и приземлилась снова на колеса. Это ранее описывал и свидетель происшествия. Каким образом трое из четырех пассажиров вылетели из салона, эксперты подробно не выясняли, но, по словам Емельяновой, вероятнее всего, это произошло через панорамную крышу, которая рассыпалась из-за деформации кузова. В салоне остался только Татаринов, который, по словам предыдущих свидетелей, единственный был пристегнут.
– Установлено, что гражданин Гайдамак и гражданин Дубенский могли находиться слева в салоне автомобиля, гражданин Петруняев мог находиться справа. У гражданина Гайдамака и у гражданина Татаринова были обнаружены следы действия со следообразующей поверхностью передней части автомобиля. Наиболее показательные следы были в лобно-теменных областях от выступающей в салон перечины между лобовым стеклом и панорамной крышей, – рассказала Емельянова.
При столкновении Гайдамак и Татаринов сильно ударились головами о верхнюю часть рамы лобового стекла. Как следует из выводов экспертизы, пассажиры, которые сидели сзади, не могли получить такие повреждения, т. к. сзади отсутствовали препятствия для головы и шеи. Травмы Татаринова оказались серьезнее, вероятно, из-за того, что кресло чужой машины не было отрегулировано под его рост. Подушки безопасности, о которых адвокаты ранее очень подробно расспрашивали свидетелей, сработали, но не предотвратили гибель людей.
Как следует из экспертизы, у Гайдамака также обнаружили повреждения кистей рук, которые характерны для водителя. У Татаринова и Гайдамака оказались порваны носы ботинок, что характерно для тех, кто сидит спереди и упирается ногами в момент ДТП.
Эксперты исследовали автомобиль, тела погибших и выжившего Гайдамака. Регулировку кресел и возможности посадки изучали, используя аналогичный автомобиль, т. к. машина майора слишком пострадала. В итоге эксперты пришли к выводу, что за рулем был Гайдамак, справа от него сидел Татаринов, сзади слева – Дубенский, сзади справа – Петруняев.
Отметим, что во время допроса адвокаты попытались выяснить у эксперта, какие травмы во время ДТП характерны для водителей и что такое специфическое повреждение.
– Вопрос носит теоретический характер. Я не буду на него отвечать, здесь не экзамен. Знания мои уже проверены. У меня высшая квалификационная категория. Проводить вам ликбезы по судебной медицине я тоже не буду, это сейчас платно, – отметила Емельянова, и на этом моменте потерпевшие зааплодировали. 
Сегодня сторона обвинения закончила предоставлять свои доказательства. На следующих заседаниях своих свидетелей начнут допрашивать адвокаты.
4120Татьяна Маркова