Поиск

Тайную видеосъемку, которая должна была обеспечить сохранность имущества и безопасность жильцов, признали вторжением в частную жизнь.
Житель Омска подал в суд на соседей, с которыми делит один дом. Мужчине принадлежит 1/8 доли. Он требовал компенсацию морального вреда за видеосъемку общего двора без его ведома, а также демонтажа камер, втайне снимавших все его передвижения, в том числе посещения туалета.
В суде соседи заявляли, что с февраля прошлого года, когда мужчина получил долю в доме, они постоянно ссорились. В марте, переживая за имущество и свою безопасность, омичи поставили камеры: над окном детской комнаты, над сараем и на столбе. Соседи считали, что раз мужчина в доме не жил, а записи они не хранили и не распространяли, вторжения в частную жизнь не было.
Куйбышевский районный суд отказал истцу. Тогда мужчина подал апелляцию в областной суд, который удовлетворил требования. Соседей обязали выплатить омичу 90 тысяч и убрать камеры.
6983

Тайную видеосъемку, которая должна была обеспечить сохранность имущества и безопасность жильцов, признали вторжением в частную жизнь.
Житель Омска подал в суд на соседей, с которыми делит один дом. Мужчине принадлежит 1/8 доли. Он требовал компенсацию морального вреда за видеосъемку общего двора без его ведома, а также демонтажа камер, втайне снимавших все его передвижения, в том числе посещения туалета.
В суде соседи заявляли, что с февраля прошлого года, когда мужчина получил долю в доме, они постоянно ссорились. В марте, переживая за имущество и свою безопасность, омичи поставили камеры: над окном детской комнаты, над сараем и на столбе. Соседи считали, что раз мужчина в доме не жил, а записи они не хранили и не распространяли, вторжения в частную жизнь не было.
Куйбышевский районный суд отказал истцу. Тогда мужчина подал апелляцию в областной суд, который удовлетворил требования. Соседей обязали выплатить омичу 90 тысяч и убрать камеры.
6983