Поиск

Репродуктолог «Евромеда» рассказала о «доме» с замороженными будущими жителями и технологиях, исключающих аномалии развития на стадии эмбриона.

Дети «из пробирки» в мире начали появляться в конце 70-х, в СССР технология пришла немного позднее. Девочка, рожденная с помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), появилась на свет 37 лет назад. Еще через несколько лет первые «искусственники» родились и в Омске.

Если 20–30 лет назад ЭКО могли себе позволить только состоятельные люди, то со временем эти программы стали чуть ли не рутинными и финансово доступными среднестатистической семье. Сегодня ЭКО можно сделать и в рамках ОМС – уже не первый год в регионе выделяются квоты на проведение подобных манипуляций.

В отделении вспомогательных репродуктивных технологий МЦСМ «Евромед», которое уже около 10 лет помогает своим пациентам стать родителями, проводится свыше 300 программ ЭКО ежегодно, в том числе в рамках ОМС. Кроме того, здесь можно заморозить свой генетический материал, чтобы иметь возможность воспользоваться им через несколько лет и родить здорового ребенка.

Врач – акушер-гинеколог, репродуктолог, заведующий отделением вспомогательных репродуктивных технологий МЦСМ «Евромед» Наталья Чернова рассказала, почему ЭКО не должно вызывать опасений, что может выявить генетическое тестирование эмбриона, а также по каким причинам отложенное родительство и заморозка своего генетического материала – правильные и доступные решения не только для звезд шоу-бизнеса.

Бесплодных пар становится больше

– Наталья Геннадьевна, чем вы занимаетесь и с какими запросами обращаются к врачу-репродуктологу чаще всего?

– Чаще всего к нам приходят с проблемой отсутствия беременности в браке. Все больше становится женщин, которые задумываются о планировании беременности в будущем, но пока для них на первом месте карьера, бизнес – речь об отложенном материнстве. Есть вопросы о потере беременности в прошлом – самопроизвольном прерывании. Женщины не хотят, чтобы подобные потери происходили в дальнейшем, и надеются спрогнозировать здоровое течение беременности на перспективу.

Для многих репродуктолог – это врач, занимающийся исключительно проблемами бесплодия. Но это не так. Например, репродуктолог может помочь женщине запланировать здоровую беременность. Таких обращений становится больше, но все-равно их мало – примерно 5–7%. Кроме того, репродуктолог занимается вопросами нарушения менструального цикла, даже задолго до планирования беременности. Мы работаем и с совсем юными пациентками. Если цикл нарушен, то вероятность зачатия в будущем снижается, а врач-репродуктолог может выяснить причину этих нарушений.

– Вы около 10 лет занимаетесь проблемами бесплодия женщин и мужчин. Насколько больше стало случаев бесплодия?

– Бесплодие – это мировая проблема: бесплодных пар на планете становится все больше. В России проблема с рождаемостью усугубляется из-за последствий 90-х годов: 25–30 лет назад не родились те девочки, которые сейчас могли бы стать мамами, и мы проваливаемся в демографическую яму. Рождаемость повышают женщины старшей репродуктивной группы в возрасте 35–40 лет, однако в этом возрасте качество яйцеклеток страдает. У этих женщин мы чаще и чаще видим бесплодие за счет снижения овариального резерва.

– Стали ли эффективнее программы ЭКО за последние годы? Наука же не стоит на месте.

– Эффективность программ ЭКО никогда не была 100 %. Но нам, врачам-репродуктологам, эмбриологам, этого очень бы хотелось. Общемировая статистика достижения результата – 32-34%. И когда говорят об эффективности программ ЭКО в 75-90% – это лукавый маркетинг. Надо быть честными и настраивать пациенток, что путь будет долгим. Надо быть готовыми к тому, что программ ЭКО может быть не одна, а 2-3-4. Если эффективность 32–34 %, то сколько программ гарантируют результат? Правильно – 3-4.

Всегда задают вопрос: каковы шансы? Если сравнивать пациенток до и после 35 лет, понятно, что у тех, кто моложе, шансов больше. Поэтому, даже если женщина не планирует беременность, стоит посетить врача-репродуктолога до 35 лет. Ежегодно нужно контролировать свой овариальный резерв, который можно оценить с помощью анализов на гормоны АМГ и ФСГ, а также ультразвукового исследования в определенные дни цикла. Если женщина будет знать свой овариальный потенциал, она сможет запланировать беременность здесь и сейчас либо отложить этот момент.

Наука пока далеко не шагнула. Если представить ЭКО как автомобиль, то он и 40 лет назад ехал, и сейчас едет. Да, своего рода тюнинги появляются, но прорыва в науке не произошло. Конечно, мы получили парк новых инкубаторов. Но функция инкубатора остается прежней – создать оптимальные условия, сходные с материнским организмом.

Однако благодаря тому, что ЭКО выполняется уже больше 40 лет, нынешним пациентам нечего бояться – технология отработана. И благодаря мировому профессиональному сообществу эмбриологам и репродуктологам доступна вся актуальная информация по теме.

Генетическое тестирование повышает шансы

– Расскажите подробнее о генетическом тестировании эмбрионов перед переносом в полость матки: что оно дает?

– После пункции яйцеклетки и ее оплодотворения эмбрион 5 суток находится в инкубаторе и затем переносится в полость матки. Визуально эмбрион может быть прекрасным, но при этом иметь генетические повреждения на уровне хромосом. В результате переноса такого эмбриона или не наступит беременность, или родится нездоровый ребенок.

Чтобы избежать таких ситуаций, используется преимплантационное генетическое тестирование, тест ПГТ-А. Его суть в том, что еще до переноса эмбриона в матку мы можем оценить его генетически и исключить хромосомные аномалии. Генетическое тестирование позволяет нам сделать вывод, например, что вот этот эмбрион имеет нормальный хромосомный набор – 46XX для девочки или 46XY для мальчика – и может дать наступление беременности с вероятностью 65–70 %. В Омске такую технологию я начала использовать с 2017 года.

– То есть уже у эмбриона в пробирке можно распознать наследственные заболевания?

– Тест ПГТ-А, о котором я только что рассказала, позволяет исключить хромосомные аномалии, но не дает возможности исключить моногенные заболевания. Для исключения моногенных болезней, таких как муковисцидоз, гемофилия, спинальная мышечная атрофия, дальтонизм и других, используется тест ПГТ-М. Его мы тоже применяем, но в двух случаях: если в семье уже есть больной ребенок с каким-либо моногенным заболеванием или если родители предварительно прошли генетическое тестирование на распространенные моногенные заболевания и выяснили, что оба являются носителями одной и той же патологии – в этих случаях вероятность рождения больного ребенка составляет 25 %. Тест ПГТ-М позволяет обследовать эмбрион на одно конкретное моногенное заболевание – то, которое может появиться с высокой вероятностью. Обследовать эмбрион на все моногенные заболевания, а их на данный момент известно более 6000, невозможно.

– Какие виды репродуктологии применяются в «Евромеде»?

– Практически все распространенные виды вспомогательных репродуктивных технологий, существующих в мире. Это ЭКО, ИКСИ, ПИКСИ, криоконсервация, донорские яйцеклетки, донорская сперма, донорские эмбрионы, суррогатное материнство.

ЭКО проводят даже у онкологических пациентов

– Существует расхожий миф, что гормональная терапия может вызвать тяжелые заболевания, вплоть до онкологии. Появились ли в последние годы более безопасные препараты для ЭКО?

– По поводу тяжелых заболеваний из-за гормональной терапии – заблуждение. Сегодня ЭКО, стимуляцию яичников проводят по согласованию с Онкологическим диспансером даже у онкологических пациентов в ремиссии. Ведутся исследования, что наши препараты для стимуляции не обладают гонадотоксичным действием. Они основаны на физиологических гормонах, которые вырабатываются в норме в головном мозге, и никакой связи с онкозаболеваниями при этом не прослеживается. При этом стимуляция препаратами длится только один менструальный цикл, всего 8–12 дней, потом пункция, забор яйцеклеток – это очень короткий процесс.

– Препараты, которыми вы пользуетесь, прошли какую-то эволюцию за 40 лет?

– Это препараты на основе натуральных гормонов женской репродуктивной системы, поэтому ничего нового быть просто не может. Правда, появился более удобный способ введения гормонов – тонкой иголочкой под кожу. Сейчас есть формы пролонгированного действия: можно поставить пациентке укол однократно и потом только через 5-6 дней доколоть еще какие-то препараты.

– В связи с санкциями, как обстоит дело с обеспечением препаратами, используемыми в репродуктологии?

– Мы с этим не столкнулись. Все препараты, которые были до санкций, есть в доступе, поэтому наши пациенты не пострадали. К тому же на рынке появляются российские аналоги зарубежных препаратов, и поверьте, наши – не хуже. Мы работаем с отечественными препаратами уже несколько лет, начинали еще до санкций. Сегодня российские фармацевтические производства оснащены по последнему слову техники, используют современные технологии. Очистка препаратов идет на должном уровне.

Для женщин важна внешность донора

– Если пациент готов к использованию донорского генетического материала, как он подбирается и откуда берется? Расскажите об этой «кухне». «Евромед» – одна из трех клиник в Омске, которая покупает донорский материал. Как происходит отбор доноров, какими качествами должны обладать мужчины и женщины – доноры. Можно ли заказать донорский материал не из Омска?

– К сожалению, все большему количеству пар при проведении ЭКО приходится предлагать донорскую сперму или донорские яйцеклетки. Дело в том, что многие люди очень долго сидят и надеются на то, что авось повезет: «Обращусь к мощам святых… У меня соседка ничего не делала, съездила по святым местам и забеременела». На самом деле мы видим только верхушку айсберга и не знаем, что творится в чужой семье: если беременность наступила, редко кто распространяется, что это произошло с использованием вспомогательных репродуктивных технологий. Десять лет не было ребенка – и вдруг чудо произошло. Но за этим чудом чаще всего стоит огромный труд команды специалистов. Значительное количество людей в последние годы прибегает к донорскому материалу, только никто этого не афиширует. Мы этих людей знаем и видим, как они любят своих детей.

Конечно, пациенты не быстро до этого доходят. Они хотят попробовать свои силы, но, когда становится понятно, что ничего не получается с собственным генетическим материалом, предлагаем донорский.

Донором может быть человек в возрасте от 18 до 35 лет. Донорский материал проходит очень серьезный отбор, процедура регламентируется приказом РФ, по которому все клиники страны действуют одинаково.

«Евромед» работает только с донорами яйцеклеток, донорскую сперму мы приобретаем в других регионах. При отборе донорских яйцеклеток смотрим антропометрические и фенотипические данные: для женщин очень важен фенотип, то есть то, как выглядит потенциальная биологическая мать ее будущего ребенка. Для нас очень важно, чтобы женщина-донор сама уже была матерью, хотя это нигде не регламентировано. Важно, чтобы донор выглядела приятно, не имела вредных привычек. Важны также вес, цвет волос, объем груди, конечно, учитывается и уровень образования. Можем показать будущим родителям почерк донора – как пишет человек, можем дать прочитать послание, почему женщина приняла решение стать донором. Мы обязательно спрашиваем у женщины-донора, каков ее посыл: важно, чтобы донор пришла не просто заработать денег, а захотела помочь другим женщинам стать мамами. И когда реципиенты узнают, что побудило донора, им легче решиться на очень сложный психологический шаг.

Мы проводим генетические исследования, чтобы убедиться, что у донора нет поломок в хромосомах, обследуем на самые часто встречаемые моногенные заболевания. Кстати, это пожелания нашей клиники, этого нет в регламенте. Но мы хотим избежать вероятности передачи моногенных заболеваний. Бесплодная пара и без того измучена – иногда попытки стать родителями предпринимаются на протяжении долгих лет. Представьте, если у них еще в результате ЭКО появится ребенок с моногенным заболеванием!

Донорских эмбрионов у нас нет. Это уже слишком «молекулярная кухня». На наш взгляд, хотя бы один родитель должен быть биологическим.

«Заморозить» и отложить родительство – доступно

– Сейчас есть возможность отложенного родительства путем замораживания собственного генетического материала. Расскажите, какие есть возможности в Омске и во сколько это обходится.

– Как врач-репродуктолог я рада видеть сознательных пациентов, которые планируют отложить беременность на будущее, а потому сейчас хотели бы заморозить свои яйцеклетки или сперматозоиды. Эту процедуру мы проводим.

Чтобы заморозить свой генетический материал, пациент должен прийти к врачу-репродуктологу и рассказать о своих планах. После обследования врач сможет объяснить пациенту, каковы его шансы: иногда девочки в 25 лет приходят с целью отложенного материнства, а работать уже не с чем. И тогда мы говорим, что даже при проведении программы ЭКО могут быть проблемы.

Отложенное материнство – это тоже программа ЭКО. Мы определяем, нет ли противопоказаний для стимуляции, если нет, можем пациентку простимулировать, получить яйцеклетки. Дальше – вопросы. Если женщина состоит в браке и мечтает в будущем родить ребенка именно от этого мужчины, то здесь используется его сперма, и мы морозим уже эмбрион. Если женщина пока одинока, то на будущее она может заморозить свои яйцеклетки, и за последующие годы качество замороженного материала не нарушится. Если такая пациентка вступит в брак в более позднем возрасте, через 10–15 лет например, мы разморозим ее яйцеклетки и оплодотворим спермой мужа.

Раньше мы слышали такие истории в основном из жизни западных и российских звезд, которые в недалеком прошлом смогли заморозить свои яйцеклетки. А теперь это доступно всем. И сегодня подобная процедура сопоставима со стоимостью недельного отдыха по горящей путевке или не самой дорогой шубы.

– А где физически расположены криохранилища?

– Одно из них – в «Евромеде». Генетический материал хранится в сосудах Дьюара в жидком азоте при очень низких температурах – минус 100 ° С.

Сосуд Дьюара – это, образно говоря, такой многоквартирный дом. Там есть ковши – это подъезды. В каждом подъезде – этажи, а на каждом этаже есть квартиры, и в каждой квартире свои «жители». «Жилище» каждого обитателя подписано. Перепутать невозможно.

– И много таких «обитателей»?

– Много. Это сотни единиц генетического материала, сотни будущих людей. Это биологическая жизнь, которая замерла на годы. Например, беременность наступила в удачной программе ЭКО, пара родила детей, воспитывает их. Через пять лет эта пара приходит снова, за ЭКО, и мы используем тот старый генетический материал, который был взят, когда будущие родители были гораздо моложе.

В репродуктологии есть ограничения

– Существуют какие-то ограничения, правила биоэтики?

– Например, в суррогатном материнстве введены очень жесткие рамки. Если раньше мы могли перенести суррогатной матери эмбрион, полученный полностью от доноров, сейчас на уровне государства, Закона № 323-ФЗ, внесены изменения. Теперь четко прописано: суррогатное материнство допустимо для мужчины и женщины, состоящих в официальном браке, как минимум один из родителей должен быть гражданином РФ, суррогатная мама должна быть гражданкой России. А генетический материал должен быть только от биологических родителей. Эти изменения в законе появились в конце прошлого года. Все очень жестко.

– А можно эти эмбрионы перевезти в другую страну?

– Замороженные эмбрионы путешествуют по всему миру, ничего сложного в этом нет. Был случай, когда из Лондона к нам, в «Евромед», приезжали эмбрионы с транспортной компанией, и перенос пациентка делала в нашей клинике.

Чудеса происходят в постели

– Нередко проблемы бесплодия – в голове. У женщины стоит некий психологический барьер. Это могут быть страхи перед будущим, кто-то опасается изменений во внешности и прочее. Что стоит за чудесными случаями, когда зачатие происходит после посещения святых мест или после усыновления сироты? Стоит ли поработать с психологической стороной вопроса и куда обращаться?

– Я верю в психологические факторы бесплодия – проблемы психологии для меня всегда на первом месте. Физиологических причин бесплодия немного. Есть трубный фактор, то есть отсутствие или нарушение проходимости маточных труб, есть маточный фактор, то есть отсутствие или заболевания матки, есть мужской фактор и некоторые другие причины бесплодия. Но глобальные проблемы – в голове. Иногда бывает так, что мы по медицинским показаниям проводим ЭКО, а через год у семейной пары несмотря на имеющиеся заболевания наступает самостоятельная беременность.

– А откуда они берутся?

– Негативных установок очень много: «не принеси в подоле», «сначала карьера, потом – дети» и т. п. Да, масса табу на наступление беременности, моментов, в которых стыдно признаваться даже самому себе. И очень мало грамотных психологов, которые могут помочь.

Есть же пары, которые не планируют детей, и к ним начинают лезть окружающие: «когда родите, почему не беременеете?» А когда они сами захотели, у них не получается. Я абсолютно уверена, что большая часть проблем в голове. Поэтому иногда необходима тесная работа психолога и репродуктолога. Психика – очень тонкая материя.

– Но паломничество по святым местам как раз и срабатывает на уровне психологии...

– Действительно, бывает, что когда мы попадаем в святое место, то отключаем мозг и пытаемся перезагрузиться, убрать какие-то мешающие установки. Но давайте будем честны. Немногие люди, находясь в святых местах, полностью проходят переосмысление своей жизни, хотя, безусловно, батюшки, священники бывают первоклассными психологами. В то же время есть профессиональные психологи и психотерапевты, результативнее обращаться именно к ним.

– Чудеса происходят здесь, в вашем кабинете.

– На самом деле, чудеса происходят в постели. Мне бы хотелось, чтобы все беременели дома, а дети рождались у пары без моего участия. Для меня всегда победа, когда мои пациенты сообщают, что они забеременели самостоятельно. Это верх моей работы, значит я рассмотрела потенциал своих пациентов и направила их по правильному пути. Когда пациент беременеет с моей помощью, для меня это тоже очень классно. Это означает, что моя команда смогла помочь. Но я кайфую, когда дети появляются самостоятельно.

Беседовала Ольга Ложникова

Коды по номенклатуре медицинских услуг, указанных в данной статье, обозначены в прейскуранте на официальном сайте ООО «МЦСМ «Евромед».

ООО «МЦСМ «Евромед». Лицензия Л041-00110-55/00573852 от 12 августа 2020 г. Реклама

Репродуктолог «Евромеда» рассказала о «доме» с замороженными будущими жителями и технологиях, исключающих аномалии развития на стадии эмбриона.

Дети «из пробирки» в мире начали появляться в конце 70-х, в СССР технология пришла немного позднее. Девочка, рожденная с помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), появилась на свет 37 лет назад. Еще через несколько лет первые «искусственники» родились и в Омске.

Если 20–30 лет назад ЭКО могли себе позволить только состоятельные люди, то со временем эти программы стали чуть ли не рутинными и финансово доступными среднестатистической семье. Сегодня ЭКО можно сделать и в рамках ОМС – уже не первый год в регионе выделяются квоты на проведение подобных манипуляций.

В отделении вспомогательных репродуктивных технологий МЦСМ «Евромед», которое уже около 10 лет помогает своим пациентам стать родителями, проводится свыше 300 программ ЭКО ежегодно, в том числе в рамках ОМС. Кроме того, здесь можно заморозить свой генетический материал, чтобы иметь возможность воспользоваться им через несколько лет и родить здорового ребенка.

Врач – акушер-гинеколог, репродуктолог, заведующий отделением вспомогательных репродуктивных технологий МЦСМ «Евромед» Наталья Чернова рассказала, почему ЭКО не должно вызывать опасений, что может выявить генетическое тестирование эмбриона, а также по каким причинам отложенное родительство и заморозка своего генетического материала – правильные и доступные решения не только для звезд шоу-бизнеса.

Бесплодных пар становится больше

– Наталья Геннадьевна, чем вы занимаетесь и с какими запросами обращаются к врачу-репродуктологу чаще всего?

– Чаще всего к нам приходят с проблемой отсутствия беременности в браке. Все больше становится женщин, которые задумываются о планировании беременности в будущем, но пока для них на первом месте карьера, бизнес – речь об отложенном материнстве. Есть вопросы о потере беременности в прошлом – самопроизвольном прерывании. Женщины не хотят, чтобы подобные потери происходили в дальнейшем, и надеются спрогнозировать здоровое течение беременности на перспективу.

Для многих репродуктолог – это врач, занимающийся исключительно проблемами бесплодия. Но это не так. Например, репродуктолог может помочь женщине запланировать здоровую беременность. Таких обращений становится больше, но все-равно их мало – примерно 5–7%. Кроме того, репродуктолог занимается вопросами нарушения менструального цикла, даже задолго до планирования беременности. Мы работаем и с совсем юными пациентками. Если цикл нарушен, то вероятность зачатия в будущем снижается, а врач-репродуктолог может выяснить причину этих нарушений.

– Вы около 10 лет занимаетесь проблемами бесплодия женщин и мужчин. Насколько больше стало случаев бесплодия?

– Бесплодие – это мировая проблема: бесплодных пар на планете становится все больше. В России проблема с рождаемостью усугубляется из-за последствий 90-х годов: 25–30 лет назад не родились те девочки, которые сейчас могли бы стать мамами, и мы проваливаемся в демографическую яму. Рождаемость повышают женщины старшей репродуктивной группы в возрасте 35–40 лет, однако в этом возрасте качество яйцеклеток страдает. У этих женщин мы чаще и чаще видим бесплодие за счет снижения овариального резерва.

– Стали ли эффективнее программы ЭКО за последние годы? Наука же не стоит на месте.

– Эффективность программ ЭКО никогда не была 100 %. Но нам, врачам-репродуктологам, эмбриологам, этого очень бы хотелось. Общемировая статистика достижения результата – 32-34%. И когда говорят об эффективности программ ЭКО в 75-90% – это лукавый маркетинг. Надо быть честными и настраивать пациенток, что путь будет долгим. Надо быть готовыми к тому, что программ ЭКО может быть не одна, а 2-3-4. Если эффективность 32–34 %, то сколько программ гарантируют результат? Правильно – 3-4.

Всегда задают вопрос: каковы шансы? Если сравнивать пациенток до и после 35 лет, понятно, что у тех, кто моложе, шансов больше. Поэтому, даже если женщина не планирует беременность, стоит посетить врача-репродуктолога до 35 лет. Ежегодно нужно контролировать свой овариальный резерв, который можно оценить с помощью анализов на гормоны АМГ и ФСГ, а также ультразвукового исследования в определенные дни цикла. Если женщина будет знать свой овариальный потенциал, она сможет запланировать беременность здесь и сейчас либо отложить этот момент.

Наука пока далеко не шагнула. Если представить ЭКО как автомобиль, то он и 40 лет назад ехал, и сейчас едет. Да, своего рода тюнинги появляются, но прорыва в науке не произошло. Конечно, мы получили парк новых инкубаторов. Но функция инкубатора остается прежней – создать оптимальные условия, сходные с материнским организмом.

Однако благодаря тому, что ЭКО выполняется уже больше 40 лет, нынешним пациентам нечего бояться – технология отработана. И благодаря мировому профессиональному сообществу эмбриологам и репродуктологам доступна вся актуальная информация по теме.

Генетическое тестирование повышает шансы

– Расскажите подробнее о генетическом тестировании эмбрионов перед переносом в полость матки: что оно дает?

– После пункции яйцеклетки и ее оплодотворения эмбрион 5 суток находится в инкубаторе и затем переносится в полость матки. Визуально эмбрион может быть прекрасным, но при этом иметь генетические повреждения на уровне хромосом. В результате переноса такого эмбриона или не наступит беременность, или родится нездоровый ребенок.

Чтобы избежать таких ситуаций, используется преимплантационное генетическое тестирование, тест ПГТ-А. Его суть в том, что еще до переноса эмбриона в матку мы можем оценить его генетически и исключить хромосомные аномалии. Генетическое тестирование позволяет нам сделать вывод, например, что вот этот эмбрион имеет нормальный хромосомный набор – 46XX для девочки или 46XY для мальчика – и может дать наступление беременности с вероятностью 65–70 %. В Омске такую технологию я начала использовать с 2017 года.

– То есть уже у эмбриона в пробирке можно распознать наследственные заболевания?

– Тест ПГТ-А, о котором я только что рассказала, позволяет исключить хромосомные аномалии, но не дает возможности исключить моногенные заболевания. Для исключения моногенных болезней, таких как муковисцидоз, гемофилия, спинальная мышечная атрофия, дальтонизм и других, используется тест ПГТ-М. Его мы тоже применяем, но в двух случаях: если в семье уже есть больной ребенок с каким-либо моногенным заболеванием или если родители предварительно прошли генетическое тестирование на распространенные моногенные заболевания и выяснили, что оба являются носителями одной и той же патологии – в этих случаях вероятность рождения больного ребенка составляет 25 %. Тест ПГТ-М позволяет обследовать эмбрион на одно конкретное моногенное заболевание – то, которое может появиться с высокой вероятностью. Обследовать эмбрион на все моногенные заболевания, а их на данный момент известно более 6000, невозможно.

– Какие виды репродуктологии применяются в «Евромеде»?

– Практически все распространенные виды вспомогательных репродуктивных технологий, существующих в мире. Это ЭКО, ИКСИ, ПИКСИ, криоконсервация, донорские яйцеклетки, донорская сперма, донорские эмбрионы, суррогатное материнство.

ЭКО проводят даже у онкологических пациентов

– Существует расхожий миф, что гормональная терапия может вызвать тяжелые заболевания, вплоть до онкологии. Появились ли в последние годы более безопасные препараты для ЭКО?

– По поводу тяжелых заболеваний из-за гормональной терапии – заблуждение. Сегодня ЭКО, стимуляцию яичников проводят по согласованию с Онкологическим диспансером даже у онкологических пациентов в ремиссии. Ведутся исследования, что наши препараты для стимуляции не обладают гонадотоксичным действием. Они основаны на физиологических гормонах, которые вырабатываются в норме в головном мозге, и никакой связи с онкозаболеваниями при этом не прослеживается. При этом стимуляция препаратами длится только один менструальный цикл, всего 8–12 дней, потом пункция, забор яйцеклеток – это очень короткий процесс.

– Препараты, которыми вы пользуетесь, прошли какую-то эволюцию за 40 лет?

– Это препараты на основе натуральных гормонов женской репродуктивной системы, поэтому ничего нового быть просто не может. Правда, появился более удобный способ введения гормонов – тонкой иголочкой под кожу. Сейчас есть формы пролонгированного действия: можно поставить пациентке укол однократно и потом только через 5-6 дней доколоть еще какие-то препараты.

– В связи с санкциями, как обстоит дело с обеспечением препаратами, используемыми в репродуктологии?

– Мы с этим не столкнулись. Все препараты, которые были до санкций, есть в доступе, поэтому наши пациенты не пострадали. К тому же на рынке появляются российские аналоги зарубежных препаратов, и поверьте, наши – не хуже. Мы работаем с отечественными препаратами уже несколько лет, начинали еще до санкций. Сегодня российские фармацевтические производства оснащены по последнему слову техники, используют современные технологии. Очистка препаратов идет на должном уровне.

Для женщин важна внешность донора

– Если пациент готов к использованию донорского генетического материала, как он подбирается и откуда берется? Расскажите об этой «кухне». «Евромед» – одна из трех клиник в Омске, которая покупает донорский материал. Как происходит отбор доноров, какими качествами должны обладать мужчины и женщины – доноры. Можно ли заказать донорский материал не из Омска?

– К сожалению, все большему количеству пар при проведении ЭКО приходится предлагать донорскую сперму или донорские яйцеклетки. Дело в том, что многие люди очень долго сидят и надеются на то, что авось повезет: «Обращусь к мощам святых… У меня соседка ничего не делала, съездила по святым местам и забеременела». На самом деле мы видим только верхушку айсберга и не знаем, что творится в чужой семье: если беременность наступила, редко кто распространяется, что это произошло с использованием вспомогательных репродуктивных технологий. Десять лет не было ребенка – и вдруг чудо произошло. Но за этим чудом чаще всего стоит огромный труд команды специалистов. Значительное количество людей в последние годы прибегает к донорскому материалу, только никто этого не афиширует. Мы этих людей знаем и видим, как они любят своих детей.

Конечно, пациенты не быстро до этого доходят. Они хотят попробовать свои силы, но, когда становится понятно, что ничего не получается с собственным генетическим материалом, предлагаем донорский.

Донором может быть человек в возрасте от 18 до 35 лет. Донорский материал проходит очень серьезный отбор, процедура регламентируется приказом РФ, по которому все клиники страны действуют одинаково.

«Евромед» работает только с донорами яйцеклеток, донорскую сперму мы приобретаем в других регионах. При отборе донорских яйцеклеток смотрим антропометрические и фенотипические данные: для женщин очень важен фенотип, то есть то, как выглядит потенциальная биологическая мать ее будущего ребенка. Для нас очень важно, чтобы женщина-донор сама уже была матерью, хотя это нигде не регламентировано. Важно, чтобы донор выглядела приятно, не имела вредных привычек. Важны также вес, цвет волос, объем груди, конечно, учитывается и уровень образования. Можем показать будущим родителям почерк донора – как пишет человек, можем дать прочитать послание, почему женщина приняла решение стать донором. Мы обязательно спрашиваем у женщины-донора, каков ее посыл: важно, чтобы донор пришла не просто заработать денег, а захотела помочь другим женщинам стать мамами. И когда реципиенты узнают, что побудило донора, им легче решиться на очень сложный психологический шаг.

Мы проводим генетические исследования, чтобы убедиться, что у донора нет поломок в хромосомах, обследуем на самые часто встречаемые моногенные заболевания. Кстати, это пожелания нашей клиники, этого нет в регламенте. Но мы хотим избежать вероятности передачи моногенных заболеваний. Бесплодная пара и без того измучена – иногда попытки стать родителями предпринимаются на протяжении долгих лет. Представьте, если у них еще в результате ЭКО появится ребенок с моногенным заболеванием!

Донорских эмбрионов у нас нет. Это уже слишком «молекулярная кухня». На наш взгляд, хотя бы один родитель должен быть биологическим.

«Заморозить» и отложить родительство – доступно

– Сейчас есть возможность отложенного родительства путем замораживания собственного генетического материала. Расскажите, какие есть возможности в Омске и во сколько это обходится.

– Как врач-репродуктолог я рада видеть сознательных пациентов, которые планируют отложить беременность на будущее, а потому сейчас хотели бы заморозить свои яйцеклетки или сперматозоиды. Эту процедуру мы проводим.

Чтобы заморозить свой генетический материал, пациент должен прийти к врачу-репродуктологу и рассказать о своих планах. После обследования врач сможет объяснить пациенту, каковы его шансы: иногда девочки в 25 лет приходят с целью отложенного материнства, а работать уже не с чем. И тогда мы говорим, что даже при проведении программы ЭКО могут быть проблемы.

Отложенное материнство – это тоже программа ЭКО. Мы определяем, нет ли противопоказаний для стимуляции, если нет, можем пациентку простимулировать, получить яйцеклетки. Дальше – вопросы. Если женщина состоит в браке и мечтает в будущем родить ребенка именно от этого мужчины, то здесь используется его сперма, и мы морозим уже эмбрион. Если женщина пока одинока, то на будущее она может заморозить свои яйцеклетки, и за последующие годы качество замороженного материала не нарушится. Если такая пациентка вступит в брак в более позднем возрасте, через 10–15 лет например, мы разморозим ее яйцеклетки и оплодотворим спермой мужа.

Раньше мы слышали такие истории в основном из жизни западных и российских звезд, которые в недалеком прошлом смогли заморозить свои яйцеклетки. А теперь это доступно всем. И сегодня подобная процедура сопоставима со стоимостью недельного отдыха по горящей путевке или не самой дорогой шубы.

– А где физически расположены криохранилища?

– Одно из них – в «Евромеде». Генетический материал хранится в сосудах Дьюара в жидком азоте при очень низких температурах – минус 100 ° С.

Сосуд Дьюара – это, образно говоря, такой многоквартирный дом. Там есть ковши – это подъезды. В каждом подъезде – этажи, а на каждом этаже есть квартиры, и в каждой квартире свои «жители». «Жилище» каждого обитателя подписано. Перепутать невозможно.

– И много таких «обитателей»?

– Много. Это сотни единиц генетического материала, сотни будущих людей. Это биологическая жизнь, которая замерла на годы. Например, беременность наступила в удачной программе ЭКО, пара родила детей, воспитывает их. Через пять лет эта пара приходит снова, за ЭКО, и мы используем тот старый генетический материал, который был взят, когда будущие родители были гораздо моложе.

В репродуктологии есть ограничения

– Существуют какие-то ограничения, правила биоэтики?

– Например, в суррогатном материнстве введены очень жесткие рамки. Если раньше мы могли перенести суррогатной матери эмбрион, полученный полностью от доноров, сейчас на уровне государства, Закона № 323-ФЗ, внесены изменения. Теперь четко прописано: суррогатное материнство допустимо для мужчины и женщины, состоящих в официальном браке, как минимум один из родителей должен быть гражданином РФ, суррогатная мама должна быть гражданкой России. А генетический материал должен быть только от биологических родителей. Эти изменения в законе появились в конце прошлого года. Все очень жестко.

– А можно эти эмбрионы перевезти в другую страну?

– Замороженные эмбрионы путешествуют по всему миру, ничего сложного в этом нет. Был случай, когда из Лондона к нам, в «Евромед», приезжали эмбрионы с транспортной компанией, и перенос пациентка делала в нашей клинике.

Чудеса происходят в постели

– Нередко проблемы бесплодия – в голове. У женщины стоит некий психологический барьер. Это могут быть страхи перед будущим, кто-то опасается изменений во внешности и прочее. Что стоит за чудесными случаями, когда зачатие происходит после посещения святых мест или после усыновления сироты? Стоит ли поработать с психологической стороной вопроса и куда обращаться?

– Я верю в психологические факторы бесплодия – проблемы психологии для меня всегда на первом месте. Физиологических причин бесплодия немного. Есть трубный фактор, то есть отсутствие или нарушение проходимости маточных труб, есть маточный фактор, то есть отсутствие или заболевания матки, есть мужской фактор и некоторые другие причины бесплодия. Но глобальные проблемы – в голове. Иногда бывает так, что мы по медицинским показаниям проводим ЭКО, а через год у семейной пары несмотря на имеющиеся заболевания наступает самостоятельная беременность.

– А откуда они берутся?

– Негативных установок очень много: «не принеси в подоле», «сначала карьера, потом – дети» и т. п. Да, масса табу на наступление беременности, моментов, в которых стыдно признаваться даже самому себе. И очень мало грамотных психологов, которые могут помочь.

Есть же пары, которые не планируют детей, и к ним начинают лезть окружающие: «когда родите, почему не беременеете?» А когда они сами захотели, у них не получается. Я абсолютно уверена, что большая часть проблем в голове. Поэтому иногда необходима тесная работа психолога и репродуктолога. Психика – очень тонкая материя.

– Но паломничество по святым местам как раз и срабатывает на уровне психологии...

– Действительно, бывает, что когда мы попадаем в святое место, то отключаем мозг и пытаемся перезагрузиться, убрать какие-то мешающие установки. Но давайте будем честны. Немногие люди, находясь в святых местах, полностью проходят переосмысление своей жизни, хотя, безусловно, батюшки, священники бывают первоклассными психологами. В то же время есть профессиональные психологи и психотерапевты, результативнее обращаться именно к ним.

– Чудеса происходят здесь, в вашем кабинете.

– На самом деле, чудеса происходят в постели. Мне бы хотелось, чтобы все беременели дома, а дети рождались у пары без моего участия. Для меня всегда победа, когда мои пациенты сообщают, что они забеременели самостоятельно. Это верх моей работы, значит я рассмотрела потенциал своих пациентов и направила их по правильному пути. Когда пациент беременеет с моей помощью, для меня это тоже очень классно. Это означает, что моя команда смогла помочь. Но я кайфую, когда дети появляются самостоятельно.

Беседовала Ольга Ложникова

Коды по номенклатуре медицинских услуг, указанных в данной статье, обозначены в прейскуранте на официальном сайте ООО «МЦСМ «Евромед».

ООО «МЦСМ «Евромед». Лицензия Л041-00110-55/00573852 от 12 августа 2020 г. Реклама

5954Ольга Ложникова