Поиск

РИА «Омск-информ» собрало истории крупных местных предпринимателей, ушедших развиваться в другие регионы. Для этого есть веские причины.

Маркером развития экономики является инвестклимат в регионе. В Омской области с этим объективно сложно. То и дело появляется информация, что очередной местный бизнесмен вложил средства в проекты на территории других регионов.

Обозреватель РИА «Омск-Информ» вместе с известными предпринимателями подробно разбирался, почему местный бизнес массово вкладывается в соседние регионы.

Валерий Кокорин: не дают «подобрать» даже недострои

Генеральный директор ЗАО «Компания АСК», депутат Заксобрания Валерий Кокорин почти 30 лет занимается строительством в Омске, но с недавнего времени осваивает соседний Новосибирск. В 2016 году предприниматель открыл там дельфинарий. А потом взялся за многолетний недострой – гостиницу «Турист».

– Известный в городе долгострой, простоявший у станции метро «Площадь Карла Маркса» на левобережье Новосибирска, гостиницу «Турист», мы еще достраиваем. К тому же раз в 7-8 лет сдаем там по одному многоэтажному дому. В этом году жилищного строительства не планируем, хотя в Новосибирске с этим намного проще, – отмечает Валерий Кокорин. – Но и в Омске в прошлом году мы ввели 12-этажный первый корпус гостиницы. Просто никто этим не интересуется. Второй корпус на достройке, думаю, во втором полугодии мы его введем. Вообще здесь у меня несколько проектов, которые предстоит реализовать. Это не значит, что в Омске какой-то не такой инвестклимат и строить тут невыгодно.

Предприниматель напомнил, что большинство принадлежащих ему объектов в Омске когда-то были недостроями. Но часть из таких объектов городские власти «пожалели» отдавать Кокорину.

– На месте «Каскада» 30 лет стоял печатный двор, пока мы не взялись и не сделали. Сколько их было: ДК стал «Атриум-Кино». Также и в Новосибирске: недостроенный «Турист» уродовал площадь Карла Маркса 50 лет. Мы подобрали все недострои в Омске. В свое время хотели сделать ДК имени Козицкого, но администрация города не дала. И сами не сделали. Поэтому обидно за такое здание в центре города. Здесь мы не расширяемся, – говорит известный строитель.

По словам предпринимателя, самая главная проблема – массовый исход производств из Омска. Речь идет главным образом об оборонке и нефтезаводе.

– Так сложилось, что в Омске сосредоточение крупных предприятий, управление которыми находится за пределами Омска. Назовите любую компанию. Та же оборонка: ПО «Полет» стало  филиалом ГКНПЦ им. М. В. Хруничева, «Омсктрансмаш», ОНИИП, «Сатурн», завод имени Баранова сейчас в группе компаний «Ростех». Я уже не говорю о нефтезаводе, который отдали 25 лет назад. Вот проблема! – отметил Валерий Кокорин. – На этих производствах все вопросы решаются в интересах управляющей компании, а не предприятий. Но они же не всегда управлялись из других городов. Нефтекомбинат и «Полет» когда-то были самостоятельными, имели своих партнеров. К примеру, у нефтезавода был «Нефтехимремстрой», СКБ «Нефтехимавтоматики», кирпичный и деревообрабатывающий заводы. Строительно-монтажный трест № 6 работал только на площадке нефтекомбината. Потом по не зависящим причинам дочерние компании перестали получать заказы. И разорились. В результате огромное количество омичей потеряли хорошую работу и зарплату. Эти предприятия наши гордость и горе.

Еще одним тревожным сигналом эксперт считает так называемую маятниковую миграцию, когда омичи массово уезжают на заработки в другие регионы.

– Есть информация, что 200 тысяч жителей города трудятся за пределами Омской области (региональное Минтруда заявляет о 70 тысячах вахтовиков – РИА «Омск-информ»). Представляете, это половина работающего населения! К сожалению, не все эти проблемы управляемы из Омска. Мешают некоторые законы РФ, не позволяющие делать преференции местным компаниям, – рассуждает заслуженный строитель. 

Юрий Гуринов: в других городах земли под застройку – головная боль властей

Другой представитель строительной отрасли, директор завода сборного железобетона № 6 Юрий Гуринов признал, что дела с возведением многоэтажного жилья в Омске обстоят немного лучше, чем год назад.  У компании в активе несколько участков под жилую застройку, в том числе и в центре города, в границах улиц Орджоникидзе, 28-й Северной и Тарской.

Тем не менее принадлежащее бизнесмену предприятие возводит многоэтажки в ряде соседних регионов. Предприниматель говорит, что там власти всячески помогают инвесторам.

– Мы строим дома в Новосибирске, в Новосибирской области, в Тобольске, взяли земли в Лабытнангах, это в ЯНАО, и Ханты-Мансийске. Везде разные условия. На севере больше работают госпрограммы, техусловия предоставляются бесплатно. В Новосибирске живее рынок. И на севере, и в Новосибирске более дешевая и подготовленная земля. Зато Омск удобнее всего в плане застройки, потому что ближе, это родной для меня город, – сравнил Гуринов.

Как отмечает бизнесмен, в Новосибирске получить участок под застройку гораздо проще.

– В Новосибирске муниципалитет выбирает застройщика посредством проведения аукционов. В торгах могут участвовать все желающие, процедура максимально открыта и прозрачна. Я дважды получил возможность зайти в масштабный инвестпроект. Там земли уже изначально подготовлены под застройку, не надо вносить никаких изменений, думать, где будут школа или садик. Это головная боль властей. Я приобретал участок уже под возведение дома. Выполнил проект, получил разрешение, – объяснил разницу предприниматель.

В Омске же Гуринов постоянно сталкивается с чиновничьей волокитой.

 – Здесь мы взяли микрорайоны «Академический» и на 24-й Северной и начали «бодаться» с департаментом архитектуры. Нужно вносить изменения в проект планировки, определять другие места под школы и садики. Проблемы наворачиваются одна за другой, и все они только мои. Процесс согласования может длиться годами. А в соседних регионах, не только в Новосибирске, это общие проблемы, и мы вместе думаем над их решением, – обрисовал ситуацию бизнесмен.

Виталий Торопов: перевозчиков бьют по рукам

Известный в городе перевозчик Виталий Торопов в позапрошлом году продал часть автопарка в Омске. А другие машины перевел в Екатеринбург, где, по его словам, пассажирскими перевозками заниматься намного выгоднее. Прежде всего это связано с позицией департамента транспорта.

– В Омске в части пассажирских перевозок большой жирный минус. Пока еще я работаю здесь на одном из маршрутов, пока еще остался последний договор, а дальше будем думать, – не дает развиваться департамент транспорта, – посвятил в нюансы бизнеса Торопов. – Прежде всего ведомство не хочет идти ни на какие уступки: например, заключать договоры на маршрут сроком на пять лет, как это было раньше. Только на год. Естественно, никто из перевозчиков не хочет приобретать новые машины, как требует дептранс, – это невыгодно. Предприниматель, который идет на торги, должен понимать, что сможет работать на маршруте хотя бы 5 лет. Именно на такой срок дают новый транспорт лизинговые компании. Каким надо быть рисковым парнем, чтобы покупать 20 метановых автобусов и заключить договор на год?

Перевозчик считает, что курирующее ведомство придерживается двойных стандартов.

– Одним идут на уступки, а другим нет. Так, на маршруте № 42 выставили в техзадании 100 % низкопольных автобусов на метане. Другому перевозчику дали «зеленый свет» – все эти требования стали необязательными. В итоге УФАС отменил решение департамента транспорта как не соответствующее закону о конкуренции. Но факт остался фактом – не всем перевозчикам идут навстречу, – негодует Торопов.

В Екатеринбурге меньше издержек, поэтому предприниматель обосновался там.

– В столице Урала позволяют работать 7 лет и выше на одном маршруте, давая заработать. Конечно, я не стану в Омске работать. Тут не дают развиваться перевозчикам. Люди год поработают на маршруте и продают новые автобусы на «Авито», – высказался он.

В Омске предприниматель столкнулся с еще одним перегибом властей – карательными мероприятиями приставов.

– Рыба гниет с головы. Чтобы в Омске было хорошо работать в плане перевозок, властям не стоило бить нас по рукам. Хорошие частные компании уничтожили. Недавно у меня пришел штраф на организацию в 100 рублей. Приставы не предупредили меня об этом, а сразу арестовали имущество на несколько миллионов рублей. Написал в прокуратуру, но зачем из-за 100 рублей мне создали проблему? В других городах более адекватные приставы, – сравнивает Торопов.

Тем не менее перевозчик верит, что все еще может наладиться.

– В Омске многие ленятся трудиться. А потом уезжают на вахту, работают там без перерыва каждый день и получают 100 тысяч рублей в месяц. Но ведь так можно зарабатывать и в Омске. Из нашего города все куда-то бегут, но потом все равно возвращаются, – добавил Торопов. – Властям и руководителям частных организаций нужно относиться по-человечески, ведь любой бизнес – это коллектив. Тогда и ситуация изменится.

Виктор Шкуренко: семь губернаторов вместо одного дают свободу

Омский ретейлер и девелопер, глава ТД «Шкуренко» Виктор Шкуренко объяснил экспансию в соседние регионы потребностью в расширении бизнеса.

– У нас в Омске строятся торговые центры, открываются предприятия, не думаю, что здесь все отказываются вести бизнес. Меня останавливают только потребительские возможности горожан, а все остальное – нет. В том же Новосибирске выше зарплаты и в полтора раза больше население. В то же время у меня есть объекты и там, которые приносят выручки меньше, чем в Омске, – высказался Шкуренко. – Понимаете, это сложный процесс, у каждого предпринимателя свои доводы. Конкретно мне мало одного города, потому я и инвестирую в других регионах: нужно расширяться в рамках бизнеса. Это позволяет мне быть независимым от властей. У меня не один, а семь губернаторов, и это успокаивает. Если они станут косо на меня смотреть, я уйду в восьмой регион.

Темури Латария: экспансия в Москву нарушит логистику

Председатель совета директоров ГК «Руском», владелец бренда «Сибирские колбасы» Темури Латария уже не первый год активно осваивает Тюменскую область, вкладывая большие деньги в мясоперерабатывающие комплексы.

Сам предприниматель утверждает, что ориентируется на покупательскую способность, а не на условия, создаваемые местными властями.

– На мой взгляд, не стоит искать черную кошку в темной комнате. У всех предпринимателей разные истории и проекты, они смотрят рыночные аспекты. Как пример: все строители кинулись в Омскую область. Потому что наверняка был какой-то дефицит того или иного вида жилья, где-то профицит, и наверняка возникли проблемы с ликвидностью, – подчеркнул Латария.

Сеть «Мясных лавок», популярная в Омске, открылась в Тюмени, в Алтайском крае и еще в ряде регионов.

–  Наши мясные лавки есть не только в Омске, в Алтайском крае и в Тюмени. Аналогичные проекты открыты в Ханты-Мансийске и в Кемерове. Поверьте, все они работают успешно. В Екатеринбурге был проект, но закрылся – у нашего представителя в этом городе что-то не получилось в пандемию, – раскрыл подробности владелец ГК «Руском». – Где бы мы ни находились, мы везде ощущаем конкуренцию, в Омске тоже. Мясо и мясопродукты необходимы людям в первую очередь, поэтому другие предприниматели также стремятся подготовить свои предложения. Вопрос в том, как реагирует потребитель на ассортимент, который ему предлагается. У нас во всех торговых точках в разных городах применяются одни и те же стандарты.

Бизнесмен не планирует экспансию «Мясных лавок» в более отдаленные территории, и тем более в Москву.

– Мы работаем на том рынке, на котором сосредоточены наши сельхоз- и промышленные архивы. Основная составляющая успеха – свежие поставки каждый день. Если мы откроем мясные лавки в Москве и во Владивостоке, то не сможем этого обеспечить. Поэтому локации лавок расположены таким образом, чтобы обеспечить оперативную логистику: вчера мясо было на ферме, а сегодня – в лавке. А омичи, если хотят употреблять наши продукты, пусть не уезжают, – заявил Латария.

Предприниматель анонсировал строительство мясоперерабатывающего комплекса на территории Омской области в следующем году.

Мнение экономиста: хватит «доить» бизнес

Своеобразную черту под рассуждениями представителей бизнеса подвел экономист Сергей Евсеенко. Он дал расклад, почему даже местные предприниматели стремятся уйти из региона.

– Есть несколько факторов, характеризующих качество инвестклимата в регионе. Первое – общий уровень бюрократизма. В Омске он зашкаливает. Второе – стоимость подключения к ресурсам, от выбора участка до этапа ввода объекта. Например, в том же Новосибирске дешевле электроэнергия. Третье  –  степень налогообложения. В Омске она просто удушающая. И, наконец, есть чисто омский менталитет – «подоить» того, у кого есть средства на организацию лишних, на мой взгляд, светских праздников. Таких инвесторов буквально разыскивают, – назвал причины ухода бизнеса Евсеенко.

Когда закончится квест для предпринимателей?

Любой инвестпроект в регионе упирается в бюрократические сложности, которые даже не стремятся разрешить местные чиновники. К тому же покупательская способность в Омске не самая высокая.

Крупные предприниматели, хоть и утверждают, что начинают экспансию в соседние города для расширения возможностей, немного лукавят. Не в Омске инвестировать проще, поскольку о формальностях уже позаботились местные власти. 

В родном городе ведение бизнеса тот еще квест: оформление земли, согласование с ведомствами, налоги, процедуры торгов. А если добавить к этому волокиту и карательные санкции контролирующих ведомств в случае малейшей финансовой провинности, выбор не в пользу Омска становится очевидным. Все эти препятствия отбивают желание вкладывать деньги в родной регион. И целые миллиарды благополучно оседают за пределами Омска и области.

РИА «Омск-информ» собрало истории крупных местных предпринимателей, ушедших развиваться в другие регионы. Для этого есть веские причины.

Маркером развития экономики является инвестклимат в регионе. В Омской области с этим объективно сложно. То и дело появляется информация, что очередной местный бизнесмен вложил средства в проекты на территории других регионов.

Обозреватель РИА «Омск-Информ» вместе с известными предпринимателями подробно разбирался, почему местный бизнес массово вкладывается в соседние регионы.

Валерий Кокорин: не дают «подобрать» даже недострои

Генеральный директор ЗАО «Компания АСК», депутат Заксобрания Валерий Кокорин почти 30 лет занимается строительством в Омске, но с недавнего времени осваивает соседний Новосибирск. В 2016 году предприниматель открыл там дельфинарий. А потом взялся за многолетний недострой – гостиницу «Турист».

– Известный в городе долгострой, простоявший у станции метро «Площадь Карла Маркса» на левобережье Новосибирска, гостиницу «Турист», мы еще достраиваем. К тому же раз в 7-8 лет сдаем там по одному многоэтажному дому. В этом году жилищного строительства не планируем, хотя в Новосибирске с этим намного проще, – отмечает Валерий Кокорин. – Но и в Омске в прошлом году мы ввели 12-этажный первый корпус гостиницы. Просто никто этим не интересуется. Второй корпус на достройке, думаю, во втором полугодии мы его введем. Вообще здесь у меня несколько проектов, которые предстоит реализовать. Это не значит, что в Омске какой-то не такой инвестклимат и строить тут невыгодно.

Предприниматель напомнил, что большинство принадлежащих ему объектов в Омске когда-то были недостроями. Но часть из таких объектов городские власти «пожалели» отдавать Кокорину.

– На месте «Каскада» 30 лет стоял печатный двор, пока мы не взялись и не сделали. Сколько их было: ДК стал «Атриум-Кино». Также и в Новосибирске: недостроенный «Турист» уродовал площадь Карла Маркса 50 лет. Мы подобрали все недострои в Омске. В свое время хотели сделать ДК имени Козицкого, но администрация города не дала. И сами не сделали. Поэтому обидно за такое здание в центре города. Здесь мы не расширяемся, – говорит известный строитель.

По словам предпринимателя, самая главная проблема – массовый исход производств из Омска. Речь идет главным образом об оборонке и нефтезаводе.

– Так сложилось, что в Омске сосредоточение крупных предприятий, управление которыми находится за пределами Омска. Назовите любую компанию. Та же оборонка: ПО «Полет» стало  филиалом ГКНПЦ им. М. В. Хруничева, «Омсктрансмаш», ОНИИП, «Сатурн», завод имени Баранова сейчас в группе компаний «Ростех». Я уже не говорю о нефтезаводе, который отдали 25 лет назад. Вот проблема! – отметил Валерий Кокорин. – На этих производствах все вопросы решаются в интересах управляющей компании, а не предприятий. Но они же не всегда управлялись из других городов. Нефтекомбинат и «Полет» когда-то были самостоятельными, имели своих партнеров. К примеру, у нефтезавода был «Нефтехимремстрой», СКБ «Нефтехимавтоматики», кирпичный и деревообрабатывающий заводы. Строительно-монтажный трест № 6 работал только на площадке нефтекомбината. Потом по не зависящим причинам дочерние компании перестали получать заказы. И разорились. В результате огромное количество омичей потеряли хорошую работу и зарплату. Эти предприятия наши гордость и горе.

Еще одним тревожным сигналом эксперт считает так называемую маятниковую миграцию, когда омичи массово уезжают на заработки в другие регионы.

– Есть информация, что 200 тысяч жителей города трудятся за пределами Омской области (региональное Минтруда заявляет о 70 тысячах вахтовиков – РИА «Омск-информ»). Представляете, это половина работающего населения! К сожалению, не все эти проблемы управляемы из Омска. Мешают некоторые законы РФ, не позволяющие делать преференции местным компаниям, – рассуждает заслуженный строитель. 

Юрий Гуринов: в других городах земли под застройку – головная боль властей

Другой представитель строительной отрасли, директор завода сборного железобетона № 6 Юрий Гуринов признал, что дела с возведением многоэтажного жилья в Омске обстоят немного лучше, чем год назад.  У компании в активе несколько участков под жилую застройку, в том числе и в центре города, в границах улиц Орджоникидзе, 28-й Северной и Тарской.

Тем не менее принадлежащее бизнесмену предприятие возводит многоэтажки в ряде соседних регионов. Предприниматель говорит, что там власти всячески помогают инвесторам.

– Мы строим дома в Новосибирске, в Новосибирской области, в Тобольске, взяли земли в Лабытнангах, это в ЯНАО, и Ханты-Мансийске. Везде разные условия. На севере больше работают госпрограммы, техусловия предоставляются бесплатно. В Новосибирске живее рынок. И на севере, и в Новосибирске более дешевая и подготовленная земля. Зато Омск удобнее всего в плане застройки, потому что ближе, это родной для меня город, – сравнил Гуринов.

Как отмечает бизнесмен, в Новосибирске получить участок под застройку гораздо проще.

– В Новосибирске муниципалитет выбирает застройщика посредством проведения аукционов. В торгах могут участвовать все желающие, процедура максимально открыта и прозрачна. Я дважды получил возможность зайти в масштабный инвестпроект. Там земли уже изначально подготовлены под застройку, не надо вносить никаких изменений, думать, где будут школа или садик. Это головная боль властей. Я приобретал участок уже под возведение дома. Выполнил проект, получил разрешение, – объяснил разницу предприниматель.

В Омске же Гуринов постоянно сталкивается с чиновничьей волокитой.

 – Здесь мы взяли микрорайоны «Академический» и на 24-й Северной и начали «бодаться» с департаментом архитектуры. Нужно вносить изменения в проект планировки, определять другие места под школы и садики. Проблемы наворачиваются одна за другой, и все они только мои. Процесс согласования может длиться годами. А в соседних регионах, не только в Новосибирске, это общие проблемы, и мы вместе думаем над их решением, – обрисовал ситуацию бизнесмен.

Виталий Торопов: перевозчиков бьют по рукам

Известный в городе перевозчик Виталий Торопов в позапрошлом году продал часть автопарка в Омске. А другие машины перевел в Екатеринбург, где, по его словам, пассажирскими перевозками заниматься намного выгоднее. Прежде всего это связано с позицией департамента транспорта.

– В Омске в части пассажирских перевозок большой жирный минус. Пока еще я работаю здесь на одном из маршрутов, пока еще остался последний договор, а дальше будем думать, – не дает развиваться департамент транспорта, – посвятил в нюансы бизнеса Торопов. – Прежде всего ведомство не хочет идти ни на какие уступки: например, заключать договоры на маршрут сроком на пять лет, как это было раньше. Только на год. Естественно, никто из перевозчиков не хочет приобретать новые машины, как требует дептранс, – это невыгодно. Предприниматель, который идет на торги, должен понимать, что сможет работать на маршруте хотя бы 5 лет. Именно на такой срок дают новый транспорт лизинговые компании. Каким надо быть рисковым парнем, чтобы покупать 20 метановых автобусов и заключить договор на год?

Перевозчик считает, что курирующее ведомство придерживается двойных стандартов.

– Одним идут на уступки, а другим нет. Так, на маршруте № 42 выставили в техзадании 100 % низкопольных автобусов на метане. Другому перевозчику дали «зеленый свет» – все эти требования стали необязательными. В итоге УФАС отменил решение департамента транспорта как не соответствующее закону о конкуренции. Но факт остался фактом – не всем перевозчикам идут навстречу, – негодует Торопов.

В Екатеринбурге меньше издержек, поэтому предприниматель обосновался там.

– В столице Урала позволяют работать 7 лет и выше на одном маршруте, давая заработать. Конечно, я не стану в Омске работать. Тут не дают развиваться перевозчикам. Люди год поработают на маршруте и продают новые автобусы на «Авито», – высказался он.

В Омске предприниматель столкнулся с еще одним перегибом властей – карательными мероприятиями приставов.

– Рыба гниет с головы. Чтобы в Омске было хорошо работать в плане перевозок, властям не стоило бить нас по рукам. Хорошие частные компании уничтожили. Недавно у меня пришел штраф на организацию в 100 рублей. Приставы не предупредили меня об этом, а сразу арестовали имущество на несколько миллионов рублей. Написал в прокуратуру, но зачем из-за 100 рублей мне создали проблему? В других городах более адекватные приставы, – сравнивает Торопов.

Тем не менее перевозчик верит, что все еще может наладиться.

– В Омске многие ленятся трудиться. А потом уезжают на вахту, работают там без перерыва каждый день и получают 100 тысяч рублей в месяц. Но ведь так можно зарабатывать и в Омске. Из нашего города все куда-то бегут, но потом все равно возвращаются, – добавил Торопов. – Властям и руководителям частных организаций нужно относиться по-человечески, ведь любой бизнес – это коллектив. Тогда и ситуация изменится.

Виктор Шкуренко: семь губернаторов вместо одного дают свободу

Омский ретейлер и девелопер, глава ТД «Шкуренко» Виктор Шкуренко объяснил экспансию в соседние регионы потребностью в расширении бизнеса.

– У нас в Омске строятся торговые центры, открываются предприятия, не думаю, что здесь все отказываются вести бизнес. Меня останавливают только потребительские возможности горожан, а все остальное – нет. В том же Новосибирске выше зарплаты и в полтора раза больше население. В то же время у меня есть объекты и там, которые приносят выручки меньше, чем в Омске, – высказался Шкуренко. – Понимаете, это сложный процесс, у каждого предпринимателя свои доводы. Конкретно мне мало одного города, потому я и инвестирую в других регионах: нужно расширяться в рамках бизнеса. Это позволяет мне быть независимым от властей. У меня не один, а семь губернаторов, и это успокаивает. Если они станут косо на меня смотреть, я уйду в восьмой регион.

Темури Латария: экспансия в Москву нарушит логистику

Председатель совета директоров ГК «Руском», владелец бренда «Сибирские колбасы» Темури Латария уже не первый год активно осваивает Тюменскую область, вкладывая большие деньги в мясоперерабатывающие комплексы.

Сам предприниматель утверждает, что ориентируется на покупательскую способность, а не на условия, создаваемые местными властями.

– На мой взгляд, не стоит искать черную кошку в темной комнате. У всех предпринимателей разные истории и проекты, они смотрят рыночные аспекты. Как пример: все строители кинулись в Омскую область. Потому что наверняка был какой-то дефицит того или иного вида жилья, где-то профицит, и наверняка возникли проблемы с ликвидностью, – подчеркнул Латария.

Сеть «Мясных лавок», популярная в Омске, открылась в Тюмени, в Алтайском крае и еще в ряде регионов.

–  Наши мясные лавки есть не только в Омске, в Алтайском крае и в Тюмени. Аналогичные проекты открыты в Ханты-Мансийске и в Кемерове. Поверьте, все они работают успешно. В Екатеринбурге был проект, но закрылся – у нашего представителя в этом городе что-то не получилось в пандемию, – раскрыл подробности владелец ГК «Руском». – Где бы мы ни находились, мы везде ощущаем конкуренцию, в Омске тоже. Мясо и мясопродукты необходимы людям в первую очередь, поэтому другие предприниматели также стремятся подготовить свои предложения. Вопрос в том, как реагирует потребитель на ассортимент, который ему предлагается. У нас во всех торговых точках в разных городах применяются одни и те же стандарты.

Бизнесмен не планирует экспансию «Мясных лавок» в более отдаленные территории, и тем более в Москву.

– Мы работаем на том рынке, на котором сосредоточены наши сельхоз- и промышленные архивы. Основная составляющая успеха – свежие поставки каждый день. Если мы откроем мясные лавки в Москве и во Владивостоке, то не сможем этого обеспечить. Поэтому локации лавок расположены таким образом, чтобы обеспечить оперативную логистику: вчера мясо было на ферме, а сегодня – в лавке. А омичи, если хотят употреблять наши продукты, пусть не уезжают, – заявил Латария.

Предприниматель анонсировал строительство мясоперерабатывающего комплекса на территории Омской области в следующем году.

Мнение экономиста: хватит «доить» бизнес

Своеобразную черту под рассуждениями представителей бизнеса подвел экономист Сергей Евсеенко. Он дал расклад, почему даже местные предприниматели стремятся уйти из региона.

– Есть несколько факторов, характеризующих качество инвестклимата в регионе. Первое – общий уровень бюрократизма. В Омске он зашкаливает. Второе – стоимость подключения к ресурсам, от выбора участка до этапа ввода объекта. Например, в том же Новосибирске дешевле электроэнергия. Третье  –  степень налогообложения. В Омске она просто удушающая. И, наконец, есть чисто омский менталитет – «подоить» того, у кого есть средства на организацию лишних, на мой взгляд, светских праздников. Таких инвесторов буквально разыскивают, – назвал причины ухода бизнеса Евсеенко.

Когда закончится квест для предпринимателей?

Любой инвестпроект в регионе упирается в бюрократические сложности, которые даже не стремятся разрешить местные чиновники. К тому же покупательская способность в Омске не самая высокая.

Крупные предприниматели, хоть и утверждают, что начинают экспансию в соседние города для расширения возможностей, немного лукавят. Не в Омске инвестировать проще, поскольку о формальностях уже позаботились местные власти. 

В родном городе ведение бизнеса тот еще квест: оформление земли, согласование с ведомствами, налоги, процедуры торгов. А если добавить к этому волокиту и карательные санкции контролирующих ведомств в случае малейшей финансовой провинности, выбор не в пользу Омска становится очевидным. Все эти препятствия отбивают желание вкладывать деньги в родной регион. И целые миллиарды благополучно оседают за пределами Омска и области.

5980Елена Ляхова