Поиск

«Героями» криминальных сводок нередко становятся весьма обеспеченные люди – статусные чиновники и силовики. Ради чего они идут на риск?

В начале ноября в Омске был задержан начальник отдела полиции № 7 Антон Козлов. Он подозревается в превышении должностных полномочий, а именно в «крышевании» незаконного алкогольного и табачного бизнеса. Ранее, в октябре, в Москве взяли экс-руководителя УФНС России по Омской области Владимира Репина. Ему вменяется получение взятки на сумму в 10 млн рублей. До этого был руководитель городского УМВД Евгений Быков, который, по версии следствия, «кормился» с массажных салонов. Список, как говорится, можно продолжать.

Фигуранты этих громких уголовных дел – люди далеко не бедные, находящиеся на хороших должностях с высокими зарплатами, солидными премиями, длинными отпусками за счет государства. По сравнению с большинством жителей региона у них все есть: сытое сегодня, карьерные перспективы, приличная пенсия при уходе в отставку. И тем не менее раз за разом эти люди совершают коррупционные преступления, попадают в поле зрения силовиков, становятся фигурантами уголовных дел и с позором выгоняются с «хлебного» места. Большинство чиновников и силовиков такие «заманчивые» перспективы останавливают, но находятся «герои», сознательно идущие на нарушение закона.

Как сообщили РИА «Омск-информ» в региональном Следкоме, за 10 месяцев текущего года в Омской области было зафиксировано 182 коррупционных преступления. Да, по сравнению с прошлым годом их стало меньше на 15 %. Но это только выявленные факты. А сколько невыявленных? 

Наивно полагать, что коррупцию можно искоренить, но что же движет высокопоставленными чиновниками и силовиками, которые берут взятки, фактически находясь на «кормлении» у государства и общества? Мы задали этот вопрос представителям различных сфер. 

Мнение политика: «Коррупционеры просто хотят обеспечить себе старость»

Депутат Заксобрания Омской области Константин Ткачев уверен, что высокопоставленные коррупционеры пытаются «заработать» себе безбедную старость, а также обеспечить детей и внуков. То есть сохранить высокий уровень жизни и потребления после выхода на заслуженный отдых. 

– Люди при должностях, при зарплатах, но когда «легкие» деньги им попадаются, они не могут остановиться, не видят границ, не имеют совести и чести. Купюры им закрывают глаза, – говорит политик. – Главное – набить карман. Им нужно обеспечивать свою старость, свои семьи, детей. Наверняка они не видят своего будущего в России. Им деньги нужны, чтобы красиво жить на пенсии. Они и идут на должности, чтобы «хапнуть».

По словам Ткачева, в Омске сильна коррупционная составляющая, но чисток почему-то не проводит, так как многие повязаны друг с другом. 

– Я неоднократно обращался в тот же отдел полиции № 7 по поводу продажи «левого» алкоголя. И где результат? Система гнилая, все знают, кто «крышует» этих нелегальных бизнесменов. И эта система позволяет расширять и удерживать уровень омской коррумпированности. Это порочный круг, – отметил депутат.

«Коррупция – это природный фактор»

Заслуженный журналист Омской области Анатолий Петров на протяжении 12 лет был членом Общественного совета при региональном УМВД, во многом знает систему изнутри. По его словам, ряды полиции в подавляющем большинстве – это честные и профессиональные сотрудники. К сожалению, общую картину портят коррупционеры, особенно те, кто добрался до высоких должностей. Они бросают тень на всю систему. «Крышевание» – типичная ситуация. То, с чем им положено бороться, становится личным преступным бизнесом.

– Такая беда выявляется не только в Омске и не только в полиции. У оборотней в погонах работает принцип «чем больше есть, тем больше хочется». Это люди с большими аппетитами и невысокими моральными устоями. Меня поражает, как с человеком подобное происходит! – недоумевает Петров.

По его мнению, коррупция в органах правопорядка и властных структурах – это некий «природный фактор».

– Ни клином, ни зубилом из человека это не выбьешь. Если такое «семя» есть, рано или поздно оно проснется и прорастет, особенно на благоприятной почве. Даже страх быть разоблаченным не останавливает. Помните нашумевшую несколько лет назад историю московского полковника Захарченко? Для таких счастье в жизни – это набитые золотом и деньгами подвалы и квартиры, – подытожил журналист.

Мнение экономиста: «Чем выше зарплата, тем больше взятки»

О полковнике Захарченко вспомнил и известный омский экономист, бывший замначальника регионального УФНС Сергей Евсеенко. По мнению эксперта, зарплата чиновников, силовиков и муниципальных служащих влияет лишь на размер взяток, а не на наличие/отсутствие коррупции. Зависимость здесь прямая – чем выше зарплаты, тем больше взятки. А берут их и мелкие чиновники, и высокопоставленные. 

– Человек не знает пределов воровства. Алчность и жадность – они всегда присущи человеку. У того же полковника Захарченко вся квартира была забита деньгами. Страна у нас богатая, воровать можно круглогодично и много лет. Это не Албания, где украли и все видно, – говорит экономист. – Чем выше зарплата, тем больше взятки. Нынешние министры получают много, а толку от них? Задницей чиновник должен чувствовать, что может потерять должность и все блага из-за коррупционных преступлений.

По словам Сергея Евсеенко, нет таких стран, где бы коррупция отсутствовала. Но в России наблюдается просто чудовищный ее разгул. 

– Я много лет читал лекции по экономическому содержанию коррупции. Коррупция – это неистребимое желание человека, это единственная скотина в мире, которая до безумия алчная и жадная. Даже смертная казнь ее не останавливает. Существовать коррупция начала, как только появилось государство. Победить ее невозможно. Ее можно только прекупировать, но для этого необходимо приложить массу усилий. Люстрация нужна. Если человек попался на коррупции, то он никогда в жизни не сможет занимать руководящие посты. Плюс изъятие всего имущества, – уверен экономист.

Эксперт отметил еще один важный факт: сложившаяся в государстве система «своих» не выдает. Так как зачастую коррупционеры повязаны между собой, работают единой командой, то и взломать эту порочную систему порой сложно. И если кто-то попадается на взятках и об этом становится известно широкой общественности, то, скорее всего, этот коррупционер «попутал берега», кому-то насолил или перешел дорогу. В противном случае его бы никто не сдал, ведь «своих не бросают».

– Вот мой бывший начальник, которого не так давно задержали (Владимир Репин – РИА «Омск-информ»), он 10 лет дурил Омск. Все же знали, это было на глазах у всех, и всех все устраивало. Почему так происходит? Коррупция вглубь веков уходит. Коррупции столько же лет, сколько существует у нас государство. Штанов еще не носили, а коррупция уже была. Одним декретом ее не искоренить. Это было, это есть и это будет. Иммунитета от коррупции у нас нет, – резюмировал экономист.

Мнение психотерапевта: «Не нужно сводить коррупцию к психологическим проблемам»

А может быть, при помощи взяток наши чиновники пытаются купировать свои психологические проблемы? Ведь не секрет, что работа на любой должности – это зачастую еще и большой стресс. И погоня за личной выгодой может быть попыткой как-то сгладить психологическое напряжение. Но не все с этим согласны.

– Не нужно психологизировать банальное желание обогатиться. Не надо примешивать психологии чрезмерную жадность и поиск личной выгоды, не стоит искать психологические причины в ситуациях, где речь идет о стремлении взять себе побольше, – отметил один из известных омских психотерапевтов, пожелавший остаться анонимным.

Напротив, адвокаты, защищающие обвиняемых в громких коррупционных преступлениях, могут использовать психологические причины для оправдания действий своих подзащитных. Известный адвокат Олег Любушкин, защищавший, в частности, высокопоставленных чиновников, отмечает, что даже если такой человек очевидно виноват, адвокат должен сделать все, чтобы снять с него обвинения или облегчить участь подзащитного.

– Дело адвоката – защищать своего подзащитного, разбираться, есть ли криминал в действиях того или иного лица. Даже если пришел ко мне человек, которого обвиняют в коррупционном преступлении – я анализирую, ищу основания для его оправдания. У адвоката есть правило – клиент всегда прав. В Германии, к примеру, адвокаты могут не соглашаться с позицией клиента. У нас же дело адвоката – перевести на юридический язык его доводы о невиновности. Мы работаем в интересах клиентов, а в интересах государства работают прокуроры, – говорит Олег Любушкин.

Побороть коррупцию не сможет даже смертная казнь?

Опрошенные нами эксперты с разных точек зрения смотрят на коррупцию среди высокопоставленных чиновников и силовиков. Но указывают на один важный аспект: чем больше денег у должностного лица, тем больше ему хочется иметь. Правильно было отмечено в одном советском фильме: «Жить хорошо, а хорошо жить – еще лучше».

Второй аспект – это круговая порука, система, которая сложилась в государстве и которую никто не смог еще искоренить. Когда повязаны все, и «своих» система не выдает. Если в закоррумпированную систему попадет честный человек, то со временем он, вероятно, станет таким же, как все, либо система его «выплюнет». 

В-третьих, это желание коррупционеров обеспечить безбедное будущее себе, детям, внукам. Жить на одну пенсию не хочет никто, снижать уровень потребления – тоже.

Есть ли выход из ситуации? Эксперты называли разные пути – от тотального контроля до смертной казни. Контроль за имуществом должностных лиц у нас введен уже более 10 лет назад. Кто-то даже был вынужден лишиться имущества, происхождение которого не смог доказать. Но принципиально коррупцию это не искоренило. Смертная казнь, как в Китае? Во-первых, в России на нее мораторий, во-вторых, она может стать эффективным способом расправы над политическими оппонентами и врагами.

Универсального решения здесь нет, но это не означает, что можно опустить руки. Государство и общество должны создавать условия, чтобы: а) взятки было сложно получить; б) риски перевешивали выгоду. Победить коррупцию невозможно, однако уменьшать ее масштабы жизненно необходимо – она тормозит развитие страны.

Сергей Энквист 

6831

«Героями» криминальных сводок нередко становятся весьма обеспеченные люди – статусные чиновники и силовики. Ради чего они идут на риск?

В начале ноября в Омске был задержан начальник отдела полиции № 7 Антон Козлов. Он подозревается в превышении должностных полномочий, а именно в «крышевании» незаконного алкогольного и табачного бизнеса. Ранее, в октябре, в Москве взяли экс-руководителя УФНС России по Омской области Владимира Репина. Ему вменяется получение взятки на сумму в 10 млн рублей. До этого был руководитель городского УМВД Евгений Быков, который, по версии следствия, «кормился» с массажных салонов. Список, как говорится, можно продолжать.

Фигуранты этих громких уголовных дел – люди далеко не бедные, находящиеся на хороших должностях с высокими зарплатами, солидными премиями, длинными отпусками за счет государства. По сравнению с большинством жителей региона у них все есть: сытое сегодня, карьерные перспективы, приличная пенсия при уходе в отставку. И тем не менее раз за разом эти люди совершают коррупционные преступления, попадают в поле зрения силовиков, становятся фигурантами уголовных дел и с позором выгоняются с «хлебного» места. Большинство чиновников и силовиков такие «заманчивые» перспективы останавливают, но находятся «герои», сознательно идущие на нарушение закона.

Как сообщили РИА «Омск-информ» в региональном Следкоме, за 10 месяцев текущего года в Омской области было зафиксировано 182 коррупционных преступления. Да, по сравнению с прошлым годом их стало меньше на 15 %. Но это только выявленные факты. А сколько невыявленных? 

Наивно полагать, что коррупцию можно искоренить, но что же движет высокопоставленными чиновниками и силовиками, которые берут взятки, фактически находясь на «кормлении» у государства и общества? Мы задали этот вопрос представителям различных сфер. 

Мнение политика: «Коррупционеры просто хотят обеспечить себе старость»

Депутат Заксобрания Омской области Константин Ткачев уверен, что высокопоставленные коррупционеры пытаются «заработать» себе безбедную старость, а также обеспечить детей и внуков. То есть сохранить высокий уровень жизни и потребления после выхода на заслуженный отдых. 

– Люди при должностях, при зарплатах, но когда «легкие» деньги им попадаются, они не могут остановиться, не видят границ, не имеют совести и чести. Купюры им закрывают глаза, – говорит политик. – Главное – набить карман. Им нужно обеспечивать свою старость, свои семьи, детей. Наверняка они не видят своего будущего в России. Им деньги нужны, чтобы красиво жить на пенсии. Они и идут на должности, чтобы «хапнуть».

По словам Ткачева, в Омске сильна коррупционная составляющая, но чисток почему-то не проводит, так как многие повязаны друг с другом. 

– Я неоднократно обращался в тот же отдел полиции № 7 по поводу продажи «левого» алкоголя. И где результат? Система гнилая, все знают, кто «крышует» этих нелегальных бизнесменов. И эта система позволяет расширять и удерживать уровень омской коррумпированности. Это порочный круг, – отметил депутат.

«Коррупция – это природный фактор»

Заслуженный журналист Омской области Анатолий Петров на протяжении 12 лет был членом Общественного совета при региональном УМВД, во многом знает систему изнутри. По его словам, ряды полиции в подавляющем большинстве – это честные и профессиональные сотрудники. К сожалению, общую картину портят коррупционеры, особенно те, кто добрался до высоких должностей. Они бросают тень на всю систему. «Крышевание» – типичная ситуация. То, с чем им положено бороться, становится личным преступным бизнесом.

– Такая беда выявляется не только в Омске и не только в полиции. У оборотней в погонах работает принцип «чем больше есть, тем больше хочется». Это люди с большими аппетитами и невысокими моральными устоями. Меня поражает, как с человеком подобное происходит! – недоумевает Петров.

По его мнению, коррупция в органах правопорядка и властных структурах – это некий «природный фактор».

– Ни клином, ни зубилом из человека это не выбьешь. Если такое «семя» есть, рано или поздно оно проснется и прорастет, особенно на благоприятной почве. Даже страх быть разоблаченным не останавливает. Помните нашумевшую несколько лет назад историю московского полковника Захарченко? Для таких счастье в жизни – это набитые золотом и деньгами подвалы и квартиры, – подытожил журналист.

Мнение экономиста: «Чем выше зарплата, тем больше взятки»

О полковнике Захарченко вспомнил и известный омский экономист, бывший замначальника регионального УФНС Сергей Евсеенко. По мнению эксперта, зарплата чиновников, силовиков и муниципальных служащих влияет лишь на размер взяток, а не на наличие/отсутствие коррупции. Зависимость здесь прямая – чем выше зарплаты, тем больше взятки. А берут их и мелкие чиновники, и высокопоставленные. 

– Человек не знает пределов воровства. Алчность и жадность – они всегда присущи человеку. У того же полковника Захарченко вся квартира была забита деньгами. Страна у нас богатая, воровать можно круглогодично и много лет. Это не Албания, где украли и все видно, – говорит экономист. – Чем выше зарплата, тем больше взятки. Нынешние министры получают много, а толку от них? Задницей чиновник должен чувствовать, что может потерять должность и все блага из-за коррупционных преступлений.

По словам Сергея Евсеенко, нет таких стран, где бы коррупция отсутствовала. Но в России наблюдается просто чудовищный ее разгул. 

– Я много лет читал лекции по экономическому содержанию коррупции. Коррупция – это неистребимое желание человека, это единственная скотина в мире, которая до безумия алчная и жадная. Даже смертная казнь ее не останавливает. Существовать коррупция начала, как только появилось государство. Победить ее невозможно. Ее можно только прекупировать, но для этого необходимо приложить массу усилий. Люстрация нужна. Если человек попался на коррупции, то он никогда в жизни не сможет занимать руководящие посты. Плюс изъятие всего имущества, – уверен экономист.

Эксперт отметил еще один важный факт: сложившаяся в государстве система «своих» не выдает. Так как зачастую коррупционеры повязаны между собой, работают единой командой, то и взломать эту порочную систему порой сложно. И если кто-то попадается на взятках и об этом становится известно широкой общественности, то, скорее всего, этот коррупционер «попутал берега», кому-то насолил или перешел дорогу. В противном случае его бы никто не сдал, ведь «своих не бросают».

– Вот мой бывший начальник, которого не так давно задержали (Владимир Репин – РИА «Омск-информ»), он 10 лет дурил Омск. Все же знали, это было на глазах у всех, и всех все устраивало. Почему так происходит? Коррупция вглубь веков уходит. Коррупции столько же лет, сколько существует у нас государство. Штанов еще не носили, а коррупция уже была. Одним декретом ее не искоренить. Это было, это есть и это будет. Иммунитета от коррупции у нас нет, – резюмировал экономист.

Мнение психотерапевта: «Не нужно сводить коррупцию к психологическим проблемам»

А может быть, при помощи взяток наши чиновники пытаются купировать свои психологические проблемы? Ведь не секрет, что работа на любой должности – это зачастую еще и большой стресс. И погоня за личной выгодой может быть попыткой как-то сгладить психологическое напряжение. Но не все с этим согласны.

– Не нужно психологизировать банальное желание обогатиться. Не надо примешивать психологии чрезмерную жадность и поиск личной выгоды, не стоит искать психологические причины в ситуациях, где речь идет о стремлении взять себе побольше, – отметил один из известных омских психотерапевтов, пожелавший остаться анонимным.

Напротив, адвокаты, защищающие обвиняемых в громких коррупционных преступлениях, могут использовать психологические причины для оправдания действий своих подзащитных. Известный адвокат Олег Любушкин, защищавший, в частности, высокопоставленных чиновников, отмечает, что даже если такой человек очевидно виноват, адвокат должен сделать все, чтобы снять с него обвинения или облегчить участь подзащитного.

– Дело адвоката – защищать своего подзащитного, разбираться, есть ли криминал в действиях того или иного лица. Даже если пришел ко мне человек, которого обвиняют в коррупционном преступлении – я анализирую, ищу основания для его оправдания. У адвоката есть правило – клиент всегда прав. В Германии, к примеру, адвокаты могут не соглашаться с позицией клиента. У нас же дело адвоката – перевести на юридический язык его доводы о невиновности. Мы работаем в интересах клиентов, а в интересах государства работают прокуроры, – говорит Олег Любушкин.

Побороть коррупцию не сможет даже смертная казнь?

Опрошенные нами эксперты с разных точек зрения смотрят на коррупцию среди высокопоставленных чиновников и силовиков. Но указывают на один важный аспект: чем больше денег у должностного лица, тем больше ему хочется иметь. Правильно было отмечено в одном советском фильме: «Жить хорошо, а хорошо жить – еще лучше».

Второй аспект – это круговая порука, система, которая сложилась в государстве и которую никто не смог еще искоренить. Когда повязаны все, и «своих» система не выдает. Если в закоррумпированную систему попадет честный человек, то со временем он, вероятно, станет таким же, как все, либо система его «выплюнет». 

В-третьих, это желание коррупционеров обеспечить безбедное будущее себе, детям, внукам. Жить на одну пенсию не хочет никто, снижать уровень потребления – тоже.

Есть ли выход из ситуации? Эксперты называли разные пути – от тотального контроля до смертной казни. Контроль за имуществом должностных лиц у нас введен уже более 10 лет назад. Кто-то даже был вынужден лишиться имущества, происхождение которого не смог доказать. Но принципиально коррупцию это не искоренило. Смертная казнь, как в Китае? Во-первых, в России на нее мораторий, во-вторых, она может стать эффективным способом расправы над политическими оппонентами и врагами.

Универсального решения здесь нет, но это не означает, что можно опустить руки. Государство и общество должны создавать условия, чтобы: а) взятки было сложно получить; б) риски перевешивали выгоду. Победить коррупцию невозможно, однако уменьшать ее масштабы жизненно необходимо – она тормозит развитие страны.

Сергей Энквист 

6831