Поиск

Гусеницы шелкопряда с огромным аппетитом поедают омские леса. Насекомым хотят устроить несварение желудка, обработав лес биопрепаратом.

В Главном управлении лесного хозяйства Омской области пояснили ситуацию с распространением в колках прожорливых гусениц непарного шелкопряда. Как уже сообщало РИА «Омск-информ», непарный шелкопряд методично уничтожает листву с берез, осин, тополей и других деревьев. Аппетит у гусениц по-настоящему зверский, и после одного «обеда» лес остается абсолютно голый.

Как посетовали в ГУЛХе, если на садовых участках гусениц можно просто собирать с деревьев или даже уничтожать их кладки еще до выхода из яйца, то с огромными площадями леса все сложнее. Гусениц физически невозможно собрать.

В этом году вспышка шелкопряда зафиксирована на 28 тыс. га лесного фонда. Из них 10 тыс. га обрабатывают уже сейчас специальным биологическим препаратом Дефилигнум. Этот препарат распыляется с помощью специальной установки, которая создает большое облако, ветром разносящееся по всему лесу, и препарат оседает на листьях. От химических пестицидов биопрепарат выгодно отличает то, что он не наносит вреда природе, в том числе пчелам и другим насекомым, зверям, птицам, деревьям, травам и кустарникам, поскольку действующее вещество в нем – бактерия Bacillus thuringiensis. Она плохо действует на пищеварительную систему гусениц.

– Дефилигнум направленно действует на пищеварительную систему гусениц, не влияя на других обитателей леса и на растения. Гусеница же, съев обработанный листик, погибает, и – соответственно – не становится бабочкой, которая дала бы потомство к следующему году, – пояснил заместитель начальника отдела охраны, защиты, воспроизводства лесов и организации выполнения государственного задания ГУЛХ Михаил Лещина.

Лесной фонд в регионе занимает почти 6 млн га, а непарный шелкопряд постоянно мигрирует.

Поэтому, как отметили в ГУЛХе, обрабатывать абсолютно все лиственные леса, которые вызывают у шелкопряда наибольший интерес, дорого и фактически невозможно. К тому же береза и осина после воздействия шелкопряда сохраняют свою жизнеспособность.

В годы нашествий гусеницы вредителя в течение июня объедают леса, уничтожая всю зелень, до которой добираются. Это прекращается уже к концу июня – началу июля: гусеницы окукливаются в щелях коры или внутри свернутых листьев, которые остались несъеденными. Через 10 – 15 дней появляются бабочки.

– Они уже ничем не питаются, – говорит Михаил Лещина. – Того, что съела гусеница, хватает на все стадии развития насекомого. Однако, если бабочки не погибнут от дождей, они отложат под корой деревьев яйца, которые очень жизнеспособны и не боятся ни сибирской зимы, ни весенней воды.

В ГУЛХе ожидают, что к концу июля на березах появятся новые листочки – живое свидетельство того, что дерево перетерпело нашествие лесного вредителя.

Вспышка непарного шелкопряда повторяется раз в 7 – 8 лет. Ранее нашествие прожорливых гусениц наблюдалось в 2005–2006 годах и в 2014–2015-м. В этом году из-за аномально жаркой весны гусеницы распространились в ряде районов области.

1888

Гусеницы шелкопряда с огромным аппетитом поедают омские леса. Насекомым хотят устроить несварение желудка, обработав лес биопрепаратом.

В Главном управлении лесного хозяйства Омской области пояснили ситуацию с распространением в колках прожорливых гусениц непарного шелкопряда. Как уже сообщало РИА «Омск-информ», непарный шелкопряд методично уничтожает листву с берез, осин, тополей и других деревьев. Аппетит у гусениц по-настоящему зверский, и после одного «обеда» лес остается абсолютно голый.

Как посетовали в ГУЛХе, если на садовых участках гусениц можно просто собирать с деревьев или даже уничтожать их кладки еще до выхода из яйца, то с огромными площадями леса все сложнее. Гусениц физически невозможно собрать.

В этом году вспышка шелкопряда зафиксирована на 28 тыс. га лесного фонда. Из них 10 тыс. га обрабатывают уже сейчас специальным биологическим препаратом Дефилигнум. Этот препарат распыляется с помощью специальной установки, которая создает большое облако, ветром разносящееся по всему лесу, и препарат оседает на листьях. От химических пестицидов биопрепарат выгодно отличает то, что он не наносит вреда природе, в том числе пчелам и другим насекомым, зверям, птицам, деревьям, травам и кустарникам, поскольку действующее вещество в нем – бактерия Bacillus thuringiensis. Она плохо действует на пищеварительную систему гусениц.

– Дефилигнум направленно действует на пищеварительную систему гусениц, не влияя на других обитателей леса и на растения. Гусеница же, съев обработанный листик, погибает, и – соответственно – не становится бабочкой, которая дала бы потомство к следующему году, – пояснил заместитель начальника отдела охраны, защиты, воспроизводства лесов и организации выполнения государственного задания ГУЛХ Михаил Лещина.

Лесной фонд в регионе занимает почти 6 млн га, а непарный шелкопряд постоянно мигрирует.

Поэтому, как отметили в ГУЛХе, обрабатывать абсолютно все лиственные леса, которые вызывают у шелкопряда наибольший интерес, дорого и фактически невозможно. К тому же береза и осина после воздействия шелкопряда сохраняют свою жизнеспособность.

В годы нашествий гусеницы вредителя в течение июня объедают леса, уничтожая всю зелень, до которой добираются. Это прекращается уже к концу июня – началу июля: гусеницы окукливаются в щелях коры или внутри свернутых листьев, которые остались несъеденными. Через 10 – 15 дней появляются бабочки.

– Они уже ничем не питаются, – говорит Михаил Лещина. – Того, что съела гусеница, хватает на все стадии развития насекомого. Однако, если бабочки не погибнут от дождей, они отложат под корой деревьев яйца, которые очень жизнеспособны и не боятся ни сибирской зимы, ни весенней воды.

В ГУЛХе ожидают, что к концу июля на березах появятся новые листочки – живое свидетельство того, что дерево перетерпело нашествие лесного вредителя.

Вспышка непарного шелкопряда повторяется раз в 7 – 8 лет. Ранее нашествие прожорливых гусениц наблюдалось в 2005–2006 годах и в 2014–2015-м. В этом году из-за аномально жаркой весны гусеницы распространились в ряде районов области.

1888