Поиск

Глава омской скорой связывает свою отставку с экс-министром здравоохранения Солдатовой. Увольнение он считает необоснованным и будет отстаивать права в суде.

Накануне Минздрав Омской области сообщил, что главный врач службы скорой помощи Максим Стуканов больше не будет занимать это место по причине непродления работодателем срочного трудового договора. В СМИ связали эту отставку со скандальной забастовкой скорых у здания Минздрава.

Напомним, поздно вечером 27 октября 2020 года скорые привезли к зданию Минздрава пациентов с глубоким поражением легких, для которых в стационарах города не нашлось места. На следующий день от должности отстранили заместителя министра здравоохранения региона Анастасию Малову, которая отвечала за работу службы скорой помощи. Спустя неделю в отставку отправили министра здравоохранения региона Ирину Солдатову. Позже в ее отношении возбудили уголовное дело. Сейчас она находится в международном розыске.

В ноябре 2021 года Солдатова написала открытое письмо главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, обвинив в случившемся главного врача омской скорой. Бастрыкин взял под личный контроль расследование данного уголовного дела. Спустя полтора месяца региональный Минздрав не стал продлевать срочный трудовой договор со Стукановым, который сейчас находится на больничном. В декабре он тяжело заболел ковидом и до сих пор лечится. По словам Стуканова, претензий к его работе не было. 

– Все было нормально, никаких претензий к моей работе не было, – сказал главврач в интервью РИА «Омск-информ». – Потому что мы сейчас на таком высоком уровне работаем, если честно, я даже боюсь сглазить. У нас внедрена и работает новая диспетчерская программа, которая позволяет отследить любой вызов, любую машину, максимально эффективно управлять ими. Количество вызовов сегодня не зашкаливает, удается быстро направлять бригады. А учитывая то, что я 16 лет работаю в скорой помощи и 11 лет из них – главным врачом, никто больше 10 лет на этом месте не работал, такое решение, мягко говоря, шокирует. Оснований для непродления договора со мной нет – это первое. Второе – я нахожусь на больничном, болею ковидом с осложнениями.

– Вас кто-то поставил в известность об увольнении?

– Нет, никто меня в известность официально не ставил, ни с какими документами на этот счет я пока не ознакомлен.

– Вы думаете, что это связано с Ириной Солдатовой?

– На 500 % это связано именно с госпожой Солдатовой и с родственными связами с ней отдельных физических лиц. Она утверждает, что ее подставили, но странно, что Солдатова ни разу не заявила об этом год назад. Кроме того, у нее были возможности, являясь министром, меня уволить, высказать утрату доверия, но почему-то она этого не делала. Были только благодарности. Совсем недавно я получил благодарственное письмо от губернатора за свою работу и работу всего коллектива, и нашу работу оценили гораздо лучше, чем в прошлом году. Конечно, мы стали работать лучше, потому что у нас изменилось руководство Минздрава и радикально изменилось его отношение к оказанию помощи ковидным пациентам. Сегодня есть возможность связаться с профильными заместителями министра в ночное время и решить тонко любой вопрос. Выстроена маршрутизация пациентов, при этом мы имеем те же ресурсы, которые были в прошлом году и которые были упущены в связи с профессиональной несостоятельностью отдельных помощников госпожи Солдатовой. Я не понимаю, зачем накануне пятой волны коронавируса, которая захлестнула большую часть мира, устраивать какие-то непонятные перемены, прикрываясь тем, что контракт закончился. При смене руководства налаженная работа может уже через полтора месяца дать поломки, которые потом перерастут в большие неприятности. Это очень дорого может обойтись.

– Какие действия вы намерены предпринять?

– Пока юридические. Коллектив, конечно, недоволен, но я обратился к коллегам с просьбой не предпринимать никаких экстремистских действий против Минздрава, который прекрасно работает. Кто-то ввел министра в заблуждение, что во время больничного можно без уведомления работника расторгать трудовые отношения, но все эти вопросы обсуждаемы и решаемы. В любом случае я чувствую поддержку от своих коллег. Я всю жизнь старался всем помогать, и мне сейчас помогают, это даже трогательно. Больше сейчас переживаю, что болею, но я иду к выздоровлению. Я уверен в своей правоте, никуда не собираюсь уезжать, работал и буду работать на своем месте, и любой, кто встанет на моем пути, будет оттуда снесен. Я не пожалею ни времени, ни сил. Если надо, годами буду добиваться справедливого возмездия для того, кто в этот непростой момент пытается подорвать устои одной из передовых служб скорой медицинской помощи в России, а восстановления своего я добьюсь быстро.

Наталья Чебакова

2883

Глава омской скорой связывает свою отставку с экс-министром здравоохранения Солдатовой. Увольнение он считает необоснованным и будет отстаивать права в суде.

Накануне Минздрав Омской области сообщил, что главный врач службы скорой помощи Максим Стуканов больше не будет занимать это место по причине непродления работодателем срочного трудового договора. В СМИ связали эту отставку со скандальной забастовкой скорых у здания Минздрава.

Напомним, поздно вечером 27 октября 2020 года скорые привезли к зданию Минздрава пациентов с глубоким поражением легких, для которых в стационарах города не нашлось места. На следующий день от должности отстранили заместителя министра здравоохранения региона Анастасию Малову, которая отвечала за работу службы скорой помощи. Спустя неделю в отставку отправили министра здравоохранения региона Ирину Солдатову. Позже в ее отношении возбудили уголовное дело. Сейчас она находится в международном розыске.

В ноябре 2021 года Солдатова написала открытое письмо главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, обвинив в случившемся главного врача омской скорой. Бастрыкин взял под личный контроль расследование данного уголовного дела. Спустя полтора месяца региональный Минздрав не стал продлевать срочный трудовой договор со Стукановым, который сейчас находится на больничном. В декабре он тяжело заболел ковидом и до сих пор лечится. По словам Стуканова, претензий к его работе не было. 

– Все было нормально, никаких претензий к моей работе не было, – сказал главврач в интервью РИА «Омск-информ». – Потому что мы сейчас на таком высоком уровне работаем, если честно, я даже боюсь сглазить. У нас внедрена и работает новая диспетчерская программа, которая позволяет отследить любой вызов, любую машину, максимально эффективно управлять ими. Количество вызовов сегодня не зашкаливает, удается быстро направлять бригады. А учитывая то, что я 16 лет работаю в скорой помощи и 11 лет из них – главным врачом, никто больше 10 лет на этом месте не работал, такое решение, мягко говоря, шокирует. Оснований для непродления договора со мной нет – это первое. Второе – я нахожусь на больничном, болею ковидом с осложнениями.

– Вас кто-то поставил в известность об увольнении?

– Нет, никто меня в известность официально не ставил, ни с какими документами на этот счет я пока не ознакомлен.

– Вы думаете, что это связано с Ириной Солдатовой?

– На 500 % это связано именно с госпожой Солдатовой и с родственными связами с ней отдельных физических лиц. Она утверждает, что ее подставили, но странно, что Солдатова ни разу не заявила об этом год назад. Кроме того, у нее были возможности, являясь министром, меня уволить, высказать утрату доверия, но почему-то она этого не делала. Были только благодарности. Совсем недавно я получил благодарственное письмо от губернатора за свою работу и работу всего коллектива, и нашу работу оценили гораздо лучше, чем в прошлом году. Конечно, мы стали работать лучше, потому что у нас изменилось руководство Минздрава и радикально изменилось его отношение к оказанию помощи ковидным пациентам. Сегодня есть возможность связаться с профильными заместителями министра в ночное время и решить тонко любой вопрос. Выстроена маршрутизация пациентов, при этом мы имеем те же ресурсы, которые были в прошлом году и которые были упущены в связи с профессиональной несостоятельностью отдельных помощников госпожи Солдатовой. Я не понимаю, зачем накануне пятой волны коронавируса, которая захлестнула большую часть мира, устраивать какие-то непонятные перемены, прикрываясь тем, что контракт закончился. При смене руководства налаженная работа может уже через полтора месяца дать поломки, которые потом перерастут в большие неприятности. Это очень дорого может обойтись.

– Какие действия вы намерены предпринять?

– Пока юридические. Коллектив, конечно, недоволен, но я обратился к коллегам с просьбой не предпринимать никаких экстремистских действий против Минздрава, который прекрасно работает. Кто-то ввел министра в заблуждение, что во время больничного можно без уведомления работника расторгать трудовые отношения, но все эти вопросы обсуждаемы и решаемы. В любом случае я чувствую поддержку от своих коллег. Я всю жизнь старался всем помогать, и мне сейчас помогают, это даже трогательно. Больше сейчас переживаю, что болею, но я иду к выздоровлению. Я уверен в своей правоте, никуда не собираюсь уезжать, работал и буду работать на своем месте, и любой, кто встанет на моем пути, будет оттуда снесен. Я не пожалею ни времени, ни сил. Если надо, годами буду добиваться справедливого возмездия для того, кто в этот непростой момент пытается подорвать устои одной из передовых служб скорой медицинской помощи в России, а восстановления своего я добьюсь быстро.

Наталья Чебакова

2883