Поиск

Депутат Госдумы от КПРФ ответил на острые вопросы в редакции РИА «Омск-информ». Помимо прочего, поговорили о QR-кодах и выборах мэра.

РИА «Омск-информ» продолжает рубрику «Место встречи» в рамках проекта «ПолитФинанс». На этот раз в нашей редакции побывал депутат Госдумы, первый секретарь омского обкома КПРФ Андрей Алехин.

За час с небольшим мы успели обсудить все действительно важные темы. Депутат не стал уклоняться от неудобных вопросов про скандальную охоту однопартийца Валерия Рашкина и «разборки» с депутатом Омского горсовета Дмитрием Петренко.

Андрей Алехин также рассказал, какие законопроекты продвигает в Госдуме, поделился соображениями насчет выборов мэра Омска и принятия широко обсуждаемого закона о QR-кодах.

В служебную квартиру заселялись с Фадиной

– Андрей Анатольевич, как вам работается в Госдуме? График стал более плотным?

– График действительно стал более плотным. У нас сейчас пошли правительственные часы. Беседа с генпрокурором Красновым заняла почти весь день. Предполагается работа с вице-премьером Татьяной Голиковой, с министром сельского хозяйства, министром труда и социального развития. Плюс по вторникам, средам и четвергам у нас проходят пленарные заседания, а по средам – комитеты.

Перемещения по Москве не составляют для меня труда. Комитет Госдумы четко все организовал. Как правило, утром я из гостиницы «Холидей Инн» добирался со станции метро «Белорусская». Автобусы ходят регулярно, садился и ехал. Обратно возвращался на машине, на дорогу уходило максимум полчаса.

Перед отъездом в Омск было пленарное заседание по нашему однопартийцу Валерию Рашкину, потом успел заселиться служебную квартиру. И не более того. Сразу сел на самолет и улетел в Омск. Все сделал. Тут грех жаловаться.

– Была информация, что не все экс-депутаты Госдумы сразу освободили свои квартиры…

– Не готов сказать. Я попал в первую пятерку на заселение. Кстати, заселялись с бывшим мэром Омска Оксаной Фадиной. Предполагаю, что мы соседи по лестничной площадке. Я успел только вещи распаковать. Но я видел, что она заселялась вместе со мной. И обратно летели одним рейсом. Единственная проблема, что было удобно улетать из аэропорта Шереметьево. А «Аэрофлот», базирующийся в этом аэропорту, отказался от перелетов в Омск. И поэтому вечерние рейсы только из Домодедово, куда добираться два часа.

Жуков замолвил слово за мерзнущий север Омской области

– Образовался ли так называемый омский пул для совместного лоббирования региональных инициатив? В свое время губернатор Виктор Назаров пытался организовать такое лобби, но, видимо, дальше разговоров дело не зашло. 

– Нет, такого лобби пока нет. Когда я пришел в Госдуму и нас начал рассаживать замруководителя фракции КПРФ Николай Коломейцев, то попросился сесть рядом с Олегом Смолиным. Теперь мы работаем единой командой.

И уже подали некоторые поправки. Первую озвучил Олег Смолин. Она касается компенсации 14 млрд рублей ежегодно от нефтезавода за экологическую, социальную нагрузку, при том что все налоги от производства уходят в Москву.

Вторая инициатива исходила от меня, речь идет об истощении Тевризского месторождения, из-за чего северные районы Омской области остались без отопления. Я лично обратился к первому заместителю спикера Госдумы РФ, депутату от Омской и Новосибирской областей Александру Жукову. Понимал, что мою поправку заблокируют, не питал никаких иллюзий. Сказал: «Ситуация патовая. Это не Москва. Люди в Знаменке в многоквартирных домах вынуждены пользоваться китайскими обогревателями». Он отреагировал.

За мою поправку проголосовало 107 депутатов, инициативу Олега Смолина отклонили. Но сообщили, что вроде бы с 1 января 2023 года предприятия, входящие в вертикально интегрированные холдинги, будут платить налоги по месту своего фактического расположения.

Что касается Тевризского месторождения, то на днях в Омск прилетит бригада «Газпрома» по этой проблематике. Дай бог, останется газ на пищеприготовление. С отоплением, по моей информации, никакой перспективы нет.

Достроить омское метро, спросив совета у Шишова

Помимо налогов нефтезавода и отопления на севере Омской области, есть ли еще какие-то законопроекты, которые планируете представить?

– У нашей фракции есть целый пакет из законопроектов, около 30. Для меня важны вопросы, с которыми я шел на выборы.

Я занялся темой метро в Омске. Про него я задавал вопрос министру финансов Антону Силуанову. Он ответил хорошо: «Будет предпроект, будем заниматься». Хочу встретиться с Олегом Шишовым, чтобы он ввел меня в курс дела. Потому что лучше него никто ситуацию не знает.

Еще одна проблема для меня актуальна – мусорная реформа. Я сторонник строительства заводов по утилизации мусора. Потому что сейчас отходы продолжают захоранивать на закрытых омских свалках. Более того, сейчас отходы ночами возят, в том числе и на Калачинский полигон ТБО из Омска.

Такая же ситуация была с Седельниково и Колосовкой. Но поднялся шум, и эти сельские полигоны исключили из территориальной схемы обращения с отходами в Омской области. А Калачинский район там появился. Я обратился в прокуратуру. Будем разбираться.

Кроме того, мы выступаем за индексацию пенсий работающим пенсионерам. Они ведь работают не потому, что хочется. А потому что надо кормить себя и своих близких.

Пока работаю в узких рамках комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов. В Заксобрании для меня не было «белых пятен», а здесь я учусь.

– Андрей Анатольевич, вы сейчас приехали работать в Омск на парламентскую неделю в качестве депутата Госдумы. Насколько мы понимаем, это второй ваш приезд в новом статусе. С какими проблемами идут к вам избиратели?

– Меня завалили вопросами про QR-коды. Уверен, что 90 % населения против них! На втором месте – мусорная реформа. Третья тема – отопление на севере Омской области. Есть проект строительства магистрального газопровода «Большеречье – Тара» протяженностью 71 километр. Цена вопроса – 2,1 млрд рублей. Но проект еще на согласовании.

И четвертое – я все-таки хочу довести до логического результата тему строительства метро.

– Есть ли какие-то нюансы работы, в отличие от Заксобрания?

– В Заксобрании было более комфортно: стол, кресло, можно было вытянуть ноги. У меня проблемы сейчас с суставами, а в Госдуме скамейка. Но не только мне так сидится, целому ряду депутатов, которые крупные, непросто. Они встают, уходят, а я привык как в Заксобрании, дисциплинированно сижу 4 часа. Для меня это удивительно, что можно так покинуть зал. Владимир Варнавский нас дисциплинировал.

Встреча с Зюгановым еще предстоит

– Встречались ли с Геннадием Андреевичем Зюгановым? Если  да, то какие вопросы успели обсудить?

– Мы встречались на ходу с Геннадием Зюгановым. У нас был пленум Центрального комитета партии, который подвел итоги избирательной кампании в Госдуму и в Заксобрание. В Омской области одни из лучших результатов в стране, поэтому мне первому предоставили слово, после выступления первого заместителя председателя Госдумы, первого заместителя председателя ЦК КПРФ Ивана Мельникова.

Каждый вторник у нас проходит заседание фракции, ведет ее Геннадий Зюганов. Но я планирую в декабре более предметную встречу с ним и Иваном Мельниковым, у меня накопился ряд организационных вопросов. В том числе и по развитию нашего телеканала и нашей организации.

Как Бонковский хотел переманить музыкантов

– Продолжая тему минувших выборов в Госдуму. У вас на округе был статусный кандидат Степан Бонковский, на стороне которого действовал административный ресурс. Его открыто поддерживали власти. И тем не менее он проиграл эти выборы. Как вы считаете, почему так произошло?

– Когда я выступал на пленуме, то сказал, что наша организация всегда показывает высокие результаты. Омский обком КПРФ входит в ТОП-5 по стране. Это системная работа, выстроенная еще первым секретарем обкома Александром Кравцом. У нас одна из самых тиражных газет, которую можно получить только по подписке. И этим надо заниматься еженедельно. Наша организация находится в тонусе ежедневно. Наш телеканал заметно прибавляет в городе по аудитории, учитывая то, что мы выезжаем в районы и решаем социальные проблемы жителей. И вот эта системная работа помогает.

Я 27 лет депутат Заксобрания, пусть Бонковский со мной посоревнуется по выступлениям и решенным вопросам. Я же не просто подарки раздаю. 5 лет назад я проиграл Виктору Шрейдеру всего 0,8 % и получил задел на нынешнюю победу. В итоге набрал 31 %.

Мы здорово отработали в городе, особенно в Центральном и Октябрьском округах. Все агитационные материалы решали три задачи: списки от партии КПРФ и по одномандатным округам в Госдуму и в Заксобрание. Кандидаты в Госдуму работали на претендентов в Заксобрание. Кстати, Бонковский хотел переманить музыкальную группу «Мастер» для своей поддержки. Но они отказались, сказали: «Нет, Алехин наш друг».

Избирательную кампанию в Думу я вел на деньги, которые накопил за 5 лет работы в Заксобрании, – 600 тысяч рублей. Но потратил меньше.

Полежаев научил работать – надеяться только на себя

– Впереди выборы в Омский горсовет. Сколько мандатов планируете взять по итогам выборной кампании?

– У нас уже состоялись встречи, мы определились по большинству кандидатов в горсовет. Они уже прошли «обкатку» на выборах в Заксобрание. Агитационную кампанию мы уже начали. Секрет нашего успеха в раннем старте. Вы же правильно сказали – соревноваться с единороссами в ресурсах и деньгах бессмысленно. Единственное, что если бы у нас не было своего телеканала, газеты, типографии, то нам бы это обошлось в десятки раз дороже. Нас в свое время Леонид Полежаев научил работать. Надеяться нужно только на себя.

Омск – «красный» город, мы надеемся «порвать» оппонентов. Хотя я понимаю, что власть попытается взять реванш. Они нам «рисуют» 4 места по спискам и одно место на но одномандатном округе. Но, думаю, выйдет больше.

На выборах в Заксобрание нам прогнозировали 5 мандатов, а мы получили 10. И взяли бы еще 7, если бы не «Коммунисты России» со спойлерами-однофамильцами.

– Не получится ли так, что конкуренты опять будут использовать метод со спойлерами?

– Спойлеры пойдут обязательно! За две недели до голосования губернатор собрал руководителей региональных партийных организаций. Я встречался с ним первым. Он спросил, как я оцениваю ход кампании. Сказал, что такой грязной кампании не было со времен Леонида Полежаева. Правда, он молодец, даже не изменился в лице.

Наверное, двойники были везде. Но у нас на выборах в Заксобрание «Коммунисты России» набрали 11 %. Это наши, КПРФ, голоса! По голосованию в Госдуму у них был результат 2,3 % – вот реальный процент избирателей этой партии.

На выборах в горсовет все зависит от жеребьевки, под каким порядковым номером партия пойдет в списках. Больше с собой Ивана Федина (депутат горсовета от КПРФ – РИА «Омск-информ») не возьму. (Смеется.)

– Есть информация, что на областном уровне собираются принять закон, по которому поменяется нарезка округов. Скажется ли это на результатах КПРФ в негативную сторону?

– Такой проект закона действительно ходит. Планируется сделать полностью мажоритарную систему, все 40 округов в горсовет сделать одномандатными. Но единороссы тоже не горят желанием принимать этот закон. Решение примет губернатор. Но ведь ему надо будет провести «своих» людей, по одномандатному округу это проблематично.

Понятно, что нас больше устраивает смешанная система. Но в ряде округов, в частности в моем родном Новосибирске, уже работает мажоритарная схема. Но ребята из КПРФ все равно там берут мандаты.

Шелест – основной кандидат в мэры Омска

В Омске до конца года планируют выбрать нового мэра. Кого из градоначальников в новейшей истории считаете наиболее эффективным и способным к конструктивному диалогу? 

– Из всех мэров Омска выделю Юрия Глебова, глубоко уважал его, общались с ним до последнего момента, светлая ему память. И Валерий Рощупкин. Эти мэры очень много сделали для Омска.

Такого уровня руководителя и желательно искать. Всем претендентам на этот пост, которые называются, далеко до названных мною градоначальников.

Мы считаем, что выборы должны быть прямыми. Но сейчас главу города выбирает комиссия. Город «красный», но, думаю, нашего кандидата Михаила Федотова не допустят даже до выборов в горсовете (депутаты будут выбирать из двух кандидатов, отобранных комиссией. – РИА «Омск-информ»). Понятно, что мы сразу же уйдем из зала. Но это неправильно. 

В качестве основного кандидата сейчас называют главу «ОмскВодоканала» Сергея Шелеста, а спойлером считается Владимир Куприянов. Я не буду утверждать, что это верная информация, но – за что купил. Тем более Шелест все отрицает. Не могу сказать точно.

Коммунисты не антиваксеры

– Еще одна топовая тема для обсуждения – перспектива введения повсюду, в том числе на транспорте, QR-кодов. Заседание Заксобрания по этому поводу получилось ярким. Как вы думаете, настолько ли тяжелая эпидобстановка в регионе, чтобы идти на эти меры?

– Мои товарищи по партии Константин Ткачев и Владимир Виниченко вышли подготовленными на это заседание Заксобрания. Я отслеживал эту ситуацию.

Нас пытаются причислить к антиваксерам. Ничего подобного. Мы против принудительной вакцинации: кто-то переболел, у кого-то есть противопоказания. Я сам вакцинировался. Геннадий Зюганов и Олег Смолин тоже сделали прививки.

К примеру, моя жена переболела ковидом, у нее высокий титр антител, но QR-кода у нее нет. А значит, никуда не попасть. Что делать? Слава богу, в транспорте в Омске эти коды еще не ввели.

– Принятие решения по этому резонансному закону перенесли на январь следующего года.  Как вы планируете голосовать?

– Кстати, это наша фракция задержала принятие Госдумой закона о QR-кодах. Товарищи по партии настояли, чтобы документ прошел обсуждение в регионах. Хотя закон уже был готов, уверен, что Госдума проголосовала бы уже до Нового года.

Всего две фракции против принудительной «куаризации» – КПРФ и «Новые люди». «Справедливая Россия» – пока непонятно. А вот лидер ЛДПР Владимир Жириновский с пеной у рта доказывает, что это необходимо. Поэтому мы будем голосовать против QR-кодов.

– Когда будет принят этот закон?

– Первоначально говорилось о январе 2022 года, но, судя по всему, это произойдет в декабре 2021 года. Закон-то должен заработать уже с февраля.

Что власти еще должны придумать, чтобы защитить людей от ковида?

– Во-первых, надо привести доказательства, что вакцина действительно полезна. Пока все говорит об обратном. Заболевших коронавирусом среди привившихся ничуть не меньше, чем среди так называемых антиваксеров.

Второе – нужно сосредоточиться на изобретении лекарства от ковида. Потому что существующие вакцины не прошли проверки. К ним есть вопросы. Например, в Израиле и Сингапуре прививки сделали все, но люди продолжают болеть. А в Японии штамм «дельта» сам себя уничтожил.

Пока народ не поймет, что вакцина помогает, ничего не изменится. Я согласен с тем, что нужны карантинные меры, но нельзя доводить до абсурда.

Про премии от Варнавского и о «раскольнике» Петренко

– Ваш бывший однопартиец Дмитрий Петренко в своем телеграм-канале рассказывал, что спикер Заксобрания Владимир Варнавский ежемесячно выписывал вам премию в размере заработка, 150–160 тысяч рублей. Действительно ли это так?

– Мы с Владимиром Варнавским старые партийные работники. Будучи первым секретарем горкома, он меня утверждал в качестве заведующего отделом пропаганды и агитации Кировского райкома КПСС. У нас давние рабочие отношения. В зале заседаний в Заксобрании мы спорим, один на один – по-другому.

Все решения по депутатам Заксобрания есть в открытом доступе и выносились на заседания. Ежемесячных премий Алехину не было. Это не соответствует действительности. Квартальные премии выписывали всем руководителям фракций, но это в лучшем случае раз в три месяца.

А с Петренко случилось вот что. Когда проводились выборы в Заксобрание, у него «выросла корона». Он даже назвал свой округ «имени Петренко». Он хотел идти по спискам и по одномандатному округу. Но мы приняли решение, что претенденты пойдут только по одномандатным округам. Дмитрию это не понравилось. С этого и началось его недовольство.

Начал нас обвинять в нарушении финансовых вопросов. Потом наш товарищ стал заваливать инстанции жалобами на брандмауэры, что на моих снимках голова моя, а туловище якобы чужое. И на самом деле я толще. Понятно, что был фотошоп. Но не до такой же степени! У Петренко есть особенность: он что-то слышит, и там его фантазия домысливает остальное.

Мы специально не стали принимать по нему решение до выборов, потому что понимали, что Петренко нужен был скандал. На выборах он открыто работал против нашего кандидата Владимира Быкова, он финансировал представителя ЛДПР. Мы дождались, и, как только выборы прошли, пленум Кировского райкома партии исключил его из КПРФ.

Не за то, что он снимал на выборах нарушения и получил за это 10 суток ареста, как написали все СМИ. Ни в коем случае! Просто так совпало. Кроме того, был момент, когда на голосовании за лишение мандата депутата горсовета Юрия Федотова наш товарищ пошел против решения нашей фракции.

Мы исключили его из партии из-за того, что Петренко на выборах работал на другого кандидата, за антипартийную деятельность. Скажем так, у него был высокопоставленный покровитель, который его вел.

Сейчас он официально помощник депутата Заксобрания от партии «Коммунисты России» Светланы Андрушко. Время все показало.

История с Рашкиным – провокация

Одной из наиболее обсуждаемых в СМИ историй стало дело о незаконной охоте депутата ГД от КПРФ Валерия Рашкина. Как вы оцениваете действия вашего однопартийца и решение Госдумы лишить его депутатской неприкосновенности?

– Похожая история произошла в этом году с нашим партийцем Иваном Кислицыным, который в 2015 году разместил у себя в соцсети «ВКонтакте» понравившуюся песню. А через пять лет Пензенский суд признал ее экстремистской. В итоге Кислицына оштрафовали и на год лишили права избираться в органы власти. Вероятно, команда «фас» прозвучала по всей стране.

Что касается Валерия Рашкина, мы с ним знакомы давно. Здесь была откровенная провокация. Причем «сдали» его друзья. Он всегда покупал путевку на охоту. В этот раз выяснилось, что путевки никакой не было. «Вели» его из Москвы с самого начала: отслеживали по тепловизору, как он стрелял и разделывал тушу. Как только наш однопартиец поехал с охоты обратно, ФСБ, егеря, журналисты, полиция организованно появились.

Думаю, вся эта история случилась по той причине, что КПРФ показала в Москве на выборах блестящие результаты. Но по онлайн-голосованию они проиграли. Валерий Рашкин занял принципиальную позицию, настаивая, что имела место фальсификация. Он также сделал заявления в прокуратуру, в том числе по туберкулезной больнице УФСИНа в Саратове. Похоже, это «ответка».

Все это могло ограничиться административным наказанием, то есть штрафом. Тем более он возместил ущерб, купил лосиху. Но я сомневаюсь, что дело не пойдет дальше. Считаю, поставлена задача лишить его мандата. Потому что это один из самых сильных, оппозиционно настроенных депутатов Госдумы.

Пенсионная реформа ничего, кроме вреда, не принесла

– Знаем, что на комитете по труду и социальной политике Госдумы вы настаивали на проведении референдума по отмене пенсионной реформы. Но оказались в меньшинстве, всего три депутата поддержали эту инициативу. Планируете ли и дальше отстаивать в Госдуме позицию по отмене пенсионной реформы?

– Этот вопрос комитет рассматривал уже дважды. Второй раз уже перед моим отъездом. Первый раз он рассматривался как законопроект «Справедливой России». Но в этом комитете нас всего двое коммунистов, Николай Коломейцев и я. Представитель ЛДПР Ярослав Нилов тоже нас поддерживает. За референдум на меня жестко окрысились единороссы.

Второй раз Олег Смолин представил законопроект от нашей фракции, а я поддержал. Суть его та же – отмена пенсионной реформы. Но опять же мы получили всего три голоса.

Но вопрос будет еще рассматриваться на пленарном заседании Госдумы. Есть еще вариант с обращением в Конституционный суд. Голосов наших двух фракций должно хватить. Потому что те цели, которые ставила власть, повышая пенсионный возраст, не были достигнуты.

Так, они хотели сделать бездотационный Пенсионный фонд. Это на фоне того, что работающим пенсионерам не повышают пенсии. На сегодня трансферты в пенсионный фонд не сократились, сейчас они составляют 3,5–3,6 трлн рублей в год.

Кроме вреда, пенсионная реформа нам ничего не принесла. Мои одноклассники, которые попали на увеличение пенсионного возраста на полгода, просто не дожили до этого момента. Они ни разу не получали пенсию. Люди помоложе «попали» еще больше.

Расклад в Госдуме такой, что у меня нет никаких иллюзий. В зале может остаться одна «Единая Россия», которая может одна голосовать и принимать законы.

Блины с икрой в думской столовой, или как похудеть на 10 кг

–  Президент России Владимир Путин предложил увеличить уровень индексации прожиточного минимума и МРОТ в 2022 году на 8,6 %: прожиточный минимум – до 12 654 руб., а МРОТ – до 13 890 руб. На ваш взгляд, достаточно ли этого повышения при нынешнем уровне инфляции в стране?

– Кстати, это тоже реакция на выступление фракций КПРФ и «Справедливая Россия», когда принимался бюджет на 2022 год. Казалось бы, документ с профицитом в 1,5 трлн рублей, но по всем социальным проблемам идет снижение. Весь профицит направлен в Фонд национального достояния, и скоро он станет соизмерим с бюджетом. То есть это кубышка, из которой ни рубля не тратится, даже на борьбу с ковидом.

Вероятно, президент отреагировал на эти выступления и принял решение поднять прожиточный минимум и минимальный размер оплаты труда на уровень инфляции. Хотя на самом деле она выше. Мы поддержали эту инициативу. Однако наша позиция, что минимальная зарплата должна быть не менее 25 тысяч рублей. Что такое 13 тысяч? Депутат из Саратова Николай Бондаренко уже экспериментировал и скинул 8 кг за месяц.

Кстати, я в Москве похудел на 10 килограммов. Прислушался к совету Петренко (улыбается). Рассчитывал, что буду есть в столовой Госдумы. Но из-за пандемии она закрыта вот уже полтора года. Но есть магазинчик, где набирал салатов, печенья, и ел в номере гостиницы. А в ресторане завтрак стоил 1600 рублей – это перебор! Поэтому набрал сухпаев, кашу делал. Супруга пока далеко.

– Правда, что в столовой Госдумы есть блины с икрой?

–  В думской столовой есть все. Комплексные обеды, салатик, первое, второе, компот, стоят там 450 рублей. Можно и по-другому, с икрой, но я стараюсь жить скромно.

Омск стал родным, а в Новосибирске надо «проставиться»

– Вы рассказывали, что оказались в Омске случайно. Не жалеете, что попали сюда из Новосибирска? Не думаете ли об окончательном переезде в Москву? В каком из городов вам комфортнее жить?

– В Москву я переезжать насовсем не планирую. Омск для меня стал родным городом. Здесь у меня трое детей, трое внуков. Куда я от них поеду?

 В Новосибирске у меня мама, ей 87 лет, она в хорошей форме. Папы не стало в 2000 году. Там у меня живет сестра. В Новосибирске остались мои друзья. Я заканчивал Новосибирский электротехнический институт, мы каждые 5 лет собираемся с выпускниками. В этом году первый раз не смог поехать, потому что проходила конференция по выдвижению кандидатов в Заксобрание. Каждый год встречаемся с одноклассниками. Пандемия помешала, но в январе планирую собрать друзей и «проставиться».

– Хотели спросить про ваших детей, чем они занимаются?

Анатолий – фотокор газеты «Красный путь». Две дочери окончили институты с красными дипломами. Старшая, Татьяна, работает на заводе техуглерода, она хороший программист, отправляет машины с углеродом на экспорт. С собственником завода Валерием Каплунатом я не встречался. (Улыбается.) У младшей, Надежды, два высших образования, ветеринарный институт и экономический институт. Работает в компании Wildberries. Работает очень много, это настоящий капиталистический труд.

– Кого из товарищей по партии оставляете «на хозяйстве», когда улетаете в Москву?

– Это действительно проблема. Раньше Александр Кравец работал в Госдуме, а на хозяйстве оставался Алехин. Теперь я оставляю Адама Погарского и Ивана Федина. Александр Кравец сейчас работает в Омске. Я его убедил возглавить кадровую комиссию в обкоме. Впереди у нас выборы мэра и в горсовет. Александр Алексеевич всех опросил, кадровая комиссия вышла с решением на бюро. У него нет никакой виллы в Черногории, о чем писали в СМИ. Кравец исключительно честный и порядочный человек.

На самом деле голова за преемников у меня болит – от обязанностей первого секретаря  никто не освобождал.

Депутат Госдумы от КПРФ ответил на острые вопросы в редакции РИА «Омск-информ». Помимо прочего, поговорили о QR-кодах и выборах мэра.

РИА «Омск-информ» продолжает рубрику «Место встречи» в рамках проекта «ПолитФинанс». На этот раз в нашей редакции побывал депутат Госдумы, первый секретарь омского обкома КПРФ Андрей Алехин.

За час с небольшим мы успели обсудить все действительно важные темы. Депутат не стал уклоняться от неудобных вопросов про скандальную охоту однопартийца Валерия Рашкина и «разборки» с депутатом Омского горсовета Дмитрием Петренко.

Андрей Алехин также рассказал, какие законопроекты продвигает в Госдуме, поделился соображениями насчет выборов мэра Омска и принятия широко обсуждаемого закона о QR-кодах.

В служебную квартиру заселялись с Фадиной

– Андрей Анатольевич, как вам работается в Госдуме? График стал более плотным?

– График действительно стал более плотным. У нас сейчас пошли правительственные часы. Беседа с генпрокурором Красновым заняла почти весь день. Предполагается работа с вице-премьером Татьяной Голиковой, с министром сельского хозяйства, министром труда и социального развития. Плюс по вторникам, средам и четвергам у нас проходят пленарные заседания, а по средам – комитеты.

Перемещения по Москве не составляют для меня труда. Комитет Госдумы четко все организовал. Как правило, утром я из гостиницы «Холидей Инн» добирался со станции метро «Белорусская». Автобусы ходят регулярно, садился и ехал. Обратно возвращался на машине, на дорогу уходило максимум полчаса.

Перед отъездом в Омск было пленарное заседание по нашему однопартийцу Валерию Рашкину, потом успел заселиться служебную квартиру. И не более того. Сразу сел на самолет и улетел в Омск. Все сделал. Тут грех жаловаться.

– Была информация, что не все экс-депутаты Госдумы сразу освободили свои квартиры…

– Не готов сказать. Я попал в первую пятерку на заселение. Кстати, заселялись с бывшим мэром Омска Оксаной Фадиной. Предполагаю, что мы соседи по лестничной площадке. Я успел только вещи распаковать. Но я видел, что она заселялась вместе со мной. И обратно летели одним рейсом. Единственная проблема, что было удобно улетать из аэропорта Шереметьево. А «Аэрофлот», базирующийся в этом аэропорту, отказался от перелетов в Омск. И поэтому вечерние рейсы только из Домодедово, куда добираться два часа.

Жуков замолвил слово за мерзнущий север Омской области

– Образовался ли так называемый омский пул для совместного лоббирования региональных инициатив? В свое время губернатор Виктор Назаров пытался организовать такое лобби, но, видимо, дальше разговоров дело не зашло. 

– Нет, такого лобби пока нет. Когда я пришел в Госдуму и нас начал рассаживать замруководителя фракции КПРФ Николай Коломейцев, то попросился сесть рядом с Олегом Смолиным. Теперь мы работаем единой командой.

И уже подали некоторые поправки. Первую озвучил Олег Смолин. Она касается компенсации 14 млрд рублей ежегодно от нефтезавода за экологическую, социальную нагрузку, при том что все налоги от производства уходят в Москву.

Вторая инициатива исходила от меня, речь идет об истощении Тевризского месторождения, из-за чего северные районы Омской области остались без отопления. Я лично обратился к первому заместителю спикера Госдумы РФ, депутату от Омской и Новосибирской областей Александру Жукову. Понимал, что мою поправку заблокируют, не питал никаких иллюзий. Сказал: «Ситуация патовая. Это не Москва. Люди в Знаменке в многоквартирных домах вынуждены пользоваться китайскими обогревателями». Он отреагировал.

За мою поправку проголосовало 107 депутатов, инициативу Олега Смолина отклонили. Но сообщили, что вроде бы с 1 января 2023 года предприятия, входящие в вертикально интегрированные холдинги, будут платить налоги по месту своего фактического расположения.

Что касается Тевризского месторождения, то на днях в Омск прилетит бригада «Газпрома» по этой проблематике. Дай бог, останется газ на пищеприготовление. С отоплением, по моей информации, никакой перспективы нет.

Достроить омское метро, спросив совета у Шишова

Помимо налогов нефтезавода и отопления на севере Омской области, есть ли еще какие-то законопроекты, которые планируете представить?

– У нашей фракции есть целый пакет из законопроектов, около 30. Для меня важны вопросы, с которыми я шел на выборы.

Я занялся темой метро в Омске. Про него я задавал вопрос министру финансов Антону Силуанову. Он ответил хорошо: «Будет предпроект, будем заниматься». Хочу встретиться с Олегом Шишовым, чтобы он ввел меня в курс дела. Потому что лучше него никто ситуацию не знает.

Еще одна проблема для меня актуальна – мусорная реформа. Я сторонник строительства заводов по утилизации мусора. Потому что сейчас отходы продолжают захоранивать на закрытых омских свалках. Более того, сейчас отходы ночами возят, в том числе и на Калачинский полигон ТБО из Омска.

Такая же ситуация была с Седельниково и Колосовкой. Но поднялся шум, и эти сельские полигоны исключили из территориальной схемы обращения с отходами в Омской области. А Калачинский район там появился. Я обратился в прокуратуру. Будем разбираться.

Кроме того, мы выступаем за индексацию пенсий работающим пенсионерам. Они ведь работают не потому, что хочется. А потому что надо кормить себя и своих близких.

Пока работаю в узких рамках комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов. В Заксобрании для меня не было «белых пятен», а здесь я учусь.

– Андрей Анатольевич, вы сейчас приехали работать в Омск на парламентскую неделю в качестве депутата Госдумы. Насколько мы понимаем, это второй ваш приезд в новом статусе. С какими проблемами идут к вам избиратели?

– Меня завалили вопросами про QR-коды. Уверен, что 90 % населения против них! На втором месте – мусорная реформа. Третья тема – отопление на севере Омской области. Есть проект строительства магистрального газопровода «Большеречье – Тара» протяженностью 71 километр. Цена вопроса – 2,1 млрд рублей. Но проект еще на согласовании.

И четвертое – я все-таки хочу довести до логического результата тему строительства метро.

– Есть ли какие-то нюансы работы, в отличие от Заксобрания?

– В Заксобрании было более комфортно: стол, кресло, можно было вытянуть ноги. У меня проблемы сейчас с суставами, а в Госдуме скамейка. Но не только мне так сидится, целому ряду депутатов, которые крупные, непросто. Они встают, уходят, а я привык как в Заксобрании, дисциплинированно сижу 4 часа. Для меня это удивительно, что можно так покинуть зал. Владимир Варнавский нас дисциплинировал.

Встреча с Зюгановым еще предстоит

– Встречались ли с Геннадием Андреевичем Зюгановым? Если  да, то какие вопросы успели обсудить?

– Мы встречались на ходу с Геннадием Зюгановым. У нас был пленум Центрального комитета партии, который подвел итоги избирательной кампании в Госдуму и в Заксобрание. В Омской области одни из лучших результатов в стране, поэтому мне первому предоставили слово, после выступления первого заместителя председателя Госдумы, первого заместителя председателя ЦК КПРФ Ивана Мельникова.

Каждый вторник у нас проходит заседание фракции, ведет ее Геннадий Зюганов. Но я планирую в декабре более предметную встречу с ним и Иваном Мельниковым, у меня накопился ряд организационных вопросов. В том числе и по развитию нашего телеканала и нашей организации.

Как Бонковский хотел переманить музыкантов

– Продолжая тему минувших выборов в Госдуму. У вас на округе был статусный кандидат Степан Бонковский, на стороне которого действовал административный ресурс. Его открыто поддерживали власти. И тем не менее он проиграл эти выборы. Как вы считаете, почему так произошло?

– Когда я выступал на пленуме, то сказал, что наша организация всегда показывает высокие результаты. Омский обком КПРФ входит в ТОП-5 по стране. Это системная работа, выстроенная еще первым секретарем обкома Александром Кравцом. У нас одна из самых тиражных газет, которую можно получить только по подписке. И этим надо заниматься еженедельно. Наша организация находится в тонусе ежедневно. Наш телеканал заметно прибавляет в городе по аудитории, учитывая то, что мы выезжаем в районы и решаем социальные проблемы жителей. И вот эта системная работа помогает.

Я 27 лет депутат Заксобрания, пусть Бонковский со мной посоревнуется по выступлениям и решенным вопросам. Я же не просто подарки раздаю. 5 лет назад я проиграл Виктору Шрейдеру всего 0,8 % и получил задел на нынешнюю победу. В итоге набрал 31 %.

Мы здорово отработали в городе, особенно в Центральном и Октябрьском округах. Все агитационные материалы решали три задачи: списки от партии КПРФ и по одномандатным округам в Госдуму и в Заксобрание. Кандидаты в Госдуму работали на претендентов в Заксобрание. Кстати, Бонковский хотел переманить музыкальную группу «Мастер» для своей поддержки. Но они отказались, сказали: «Нет, Алехин наш друг».

Избирательную кампанию в Думу я вел на деньги, которые накопил за 5 лет работы в Заксобрании, – 600 тысяч рублей. Но потратил меньше.

Полежаев научил работать – надеяться только на себя

– Впереди выборы в Омский горсовет. Сколько мандатов планируете взять по итогам выборной кампании?

– У нас уже состоялись встречи, мы определились по большинству кандидатов в горсовет. Они уже прошли «обкатку» на выборах в Заксобрание. Агитационную кампанию мы уже начали. Секрет нашего успеха в раннем старте. Вы же правильно сказали – соревноваться с единороссами в ресурсах и деньгах бессмысленно. Единственное, что если бы у нас не было своего телеканала, газеты, типографии, то нам бы это обошлось в десятки раз дороже. Нас в свое время Леонид Полежаев научил работать. Надеяться нужно только на себя.

Омск – «красный» город, мы надеемся «порвать» оппонентов. Хотя я понимаю, что власть попытается взять реванш. Они нам «рисуют» 4 места по спискам и одно место на но одномандатном округе. Но, думаю, выйдет больше.

На выборах в Заксобрание нам прогнозировали 5 мандатов, а мы получили 10. И взяли бы еще 7, если бы не «Коммунисты России» со спойлерами-однофамильцами.

– Не получится ли так, что конкуренты опять будут использовать метод со спойлерами?

– Спойлеры пойдут обязательно! За две недели до голосования губернатор собрал руководителей региональных партийных организаций. Я встречался с ним первым. Он спросил, как я оцениваю ход кампании. Сказал, что такой грязной кампании не было со времен Леонида Полежаева. Правда, он молодец, даже не изменился в лице.

Наверное, двойники были везде. Но у нас на выборах в Заксобрание «Коммунисты России» набрали 11 %. Это наши, КПРФ, голоса! По голосованию в Госдуму у них был результат 2,3 % – вот реальный процент избирателей этой партии.

На выборах в горсовет все зависит от жеребьевки, под каким порядковым номером партия пойдет в списках. Больше с собой Ивана Федина (депутат горсовета от КПРФ – РИА «Омск-информ») не возьму. (Смеется.)

– Есть информация, что на областном уровне собираются принять закон, по которому поменяется нарезка округов. Скажется ли это на результатах КПРФ в негативную сторону?

– Такой проект закона действительно ходит. Планируется сделать полностью мажоритарную систему, все 40 округов в горсовет сделать одномандатными. Но единороссы тоже не горят желанием принимать этот закон. Решение примет губернатор. Но ведь ему надо будет провести «своих» людей, по одномандатному округу это проблематично.

Понятно, что нас больше устраивает смешанная система. Но в ряде округов, в частности в моем родном Новосибирске, уже работает мажоритарная схема. Но ребята из КПРФ все равно там берут мандаты.

Шелест – основной кандидат в мэры Омска

В Омске до конца года планируют выбрать нового мэра. Кого из градоначальников в новейшей истории считаете наиболее эффективным и способным к конструктивному диалогу? 

– Из всех мэров Омска выделю Юрия Глебова, глубоко уважал его, общались с ним до последнего момента, светлая ему память. И Валерий Рощупкин. Эти мэры очень много сделали для Омска.

Такого уровня руководителя и желательно искать. Всем претендентам на этот пост, которые называются, далеко до названных мною градоначальников.

Мы считаем, что выборы должны быть прямыми. Но сейчас главу города выбирает комиссия. Город «красный», но, думаю, нашего кандидата Михаила Федотова не допустят даже до выборов в горсовете (депутаты будут выбирать из двух кандидатов, отобранных комиссией. – РИА «Омск-информ»). Понятно, что мы сразу же уйдем из зала. Но это неправильно. 

В качестве основного кандидата сейчас называют главу «ОмскВодоканала» Сергея Шелеста, а спойлером считается Владимир Куприянов. Я не буду утверждать, что это верная информация, но – за что купил. Тем более Шелест все отрицает. Не могу сказать точно.

Коммунисты не антиваксеры

– Еще одна топовая тема для обсуждения – перспектива введения повсюду, в том числе на транспорте, QR-кодов. Заседание Заксобрания по этому поводу получилось ярким. Как вы думаете, настолько ли тяжелая эпидобстановка в регионе, чтобы идти на эти меры?

– Мои товарищи по партии Константин Ткачев и Владимир Виниченко вышли подготовленными на это заседание Заксобрания. Я отслеживал эту ситуацию.

Нас пытаются причислить к антиваксерам. Ничего подобного. Мы против принудительной вакцинации: кто-то переболел, у кого-то есть противопоказания. Я сам вакцинировался. Геннадий Зюганов и Олег Смолин тоже сделали прививки.

К примеру, моя жена переболела ковидом, у нее высокий титр антител, но QR-кода у нее нет. А значит, никуда не попасть. Что делать? Слава богу, в транспорте в Омске эти коды еще не ввели.

– Принятие решения по этому резонансному закону перенесли на январь следующего года.  Как вы планируете голосовать?

– Кстати, это наша фракция задержала принятие Госдумой закона о QR-кодах. Товарищи по партии настояли, чтобы документ прошел обсуждение в регионах. Хотя закон уже был готов, уверен, что Госдума проголосовала бы уже до Нового года.

Всего две фракции против принудительной «куаризации» – КПРФ и «Новые люди». «Справедливая Россия» – пока непонятно. А вот лидер ЛДПР Владимир Жириновский с пеной у рта доказывает, что это необходимо. Поэтому мы будем голосовать против QR-кодов.

– Когда будет принят этот закон?

– Первоначально говорилось о январе 2022 года, но, судя по всему, это произойдет в декабре 2021 года. Закон-то должен заработать уже с февраля.

Что власти еще должны придумать, чтобы защитить людей от ковида?

– Во-первых, надо привести доказательства, что вакцина действительно полезна. Пока все говорит об обратном. Заболевших коронавирусом среди привившихся ничуть не меньше, чем среди так называемых антиваксеров.

Второе – нужно сосредоточиться на изобретении лекарства от ковида. Потому что существующие вакцины не прошли проверки. К ним есть вопросы. Например, в Израиле и Сингапуре прививки сделали все, но люди продолжают болеть. А в Японии штамм «дельта» сам себя уничтожил.

Пока народ не поймет, что вакцина помогает, ничего не изменится. Я согласен с тем, что нужны карантинные меры, но нельзя доводить до абсурда.

Про премии от Варнавского и о «раскольнике» Петренко

– Ваш бывший однопартиец Дмитрий Петренко в своем телеграм-канале рассказывал, что спикер Заксобрания Владимир Варнавский ежемесячно выписывал вам премию в размере заработка, 150–160 тысяч рублей. Действительно ли это так?

– Мы с Владимиром Варнавским старые партийные работники. Будучи первым секретарем горкома, он меня утверждал в качестве заведующего отделом пропаганды и агитации Кировского райкома КПСС. У нас давние рабочие отношения. В зале заседаний в Заксобрании мы спорим, один на один – по-другому.

Все решения по депутатам Заксобрания есть в открытом доступе и выносились на заседания. Ежемесячных премий Алехину не было. Это не соответствует действительности. Квартальные премии выписывали всем руководителям фракций, но это в лучшем случае раз в три месяца.

А с Петренко случилось вот что. Когда проводились выборы в Заксобрание, у него «выросла корона». Он даже назвал свой округ «имени Петренко». Он хотел идти по спискам и по одномандатному округу. Но мы приняли решение, что претенденты пойдут только по одномандатным округам. Дмитрию это не понравилось. С этого и началось его недовольство.

Начал нас обвинять в нарушении финансовых вопросов. Потом наш товарищ стал заваливать инстанции жалобами на брандмауэры, что на моих снимках голова моя, а туловище якобы чужое. И на самом деле я толще. Понятно, что был фотошоп. Но не до такой же степени! У Петренко есть особенность: он что-то слышит, и там его фантазия домысливает остальное.

Мы специально не стали принимать по нему решение до выборов, потому что понимали, что Петренко нужен был скандал. На выборах он открыто работал против нашего кандидата Владимира Быкова, он финансировал представителя ЛДПР. Мы дождались, и, как только выборы прошли, пленум Кировского райкома партии исключил его из КПРФ.

Не за то, что он снимал на выборах нарушения и получил за это 10 суток ареста, как написали все СМИ. Ни в коем случае! Просто так совпало. Кроме того, был момент, когда на голосовании за лишение мандата депутата горсовета Юрия Федотова наш товарищ пошел против решения нашей фракции.

Мы исключили его из партии из-за того, что Петренко на выборах работал на другого кандидата, за антипартийную деятельность. Скажем так, у него был высокопоставленный покровитель, который его вел.

Сейчас он официально помощник депутата Заксобрания от партии «Коммунисты России» Светланы Андрушко. Время все показало.

История с Рашкиным – провокация

Одной из наиболее обсуждаемых в СМИ историй стало дело о незаконной охоте депутата ГД от КПРФ Валерия Рашкина. Как вы оцениваете действия вашего однопартийца и решение Госдумы лишить его депутатской неприкосновенности?

– Похожая история произошла в этом году с нашим партийцем Иваном Кислицыным, который в 2015 году разместил у себя в соцсети «ВКонтакте» понравившуюся песню. А через пять лет Пензенский суд признал ее экстремистской. В итоге Кислицына оштрафовали и на год лишили права избираться в органы власти. Вероятно, команда «фас» прозвучала по всей стране.

Что касается Валерия Рашкина, мы с ним знакомы давно. Здесь была откровенная провокация. Причем «сдали» его друзья. Он всегда покупал путевку на охоту. В этот раз выяснилось, что путевки никакой не было. «Вели» его из Москвы с самого начала: отслеживали по тепловизору, как он стрелял и разделывал тушу. Как только наш однопартиец поехал с охоты обратно, ФСБ, егеря, журналисты, полиция организованно появились.

Думаю, вся эта история случилась по той причине, что КПРФ показала в Москве на выборах блестящие результаты. Но по онлайн-голосованию они проиграли. Валерий Рашкин занял принципиальную позицию, настаивая, что имела место фальсификация. Он также сделал заявления в прокуратуру, в том числе по туберкулезной больнице УФСИНа в Саратове. Похоже, это «ответка».

Все это могло ограничиться административным наказанием, то есть штрафом. Тем более он возместил ущерб, купил лосиху. Но я сомневаюсь, что дело не пойдет дальше. Считаю, поставлена задача лишить его мандата. Потому что это один из самых сильных, оппозиционно настроенных депутатов Госдумы.

Пенсионная реформа ничего, кроме вреда, не принесла

– Знаем, что на комитете по труду и социальной политике Госдумы вы настаивали на проведении референдума по отмене пенсионной реформы. Но оказались в меньшинстве, всего три депутата поддержали эту инициативу. Планируете ли и дальше отстаивать в Госдуме позицию по отмене пенсионной реформы?

– Этот вопрос комитет рассматривал уже дважды. Второй раз уже перед моим отъездом. Первый раз он рассматривался как законопроект «Справедливой России». Но в этом комитете нас всего двое коммунистов, Николай Коломейцев и я. Представитель ЛДПР Ярослав Нилов тоже нас поддерживает. За референдум на меня жестко окрысились единороссы.

Второй раз Олег Смолин представил законопроект от нашей фракции, а я поддержал. Суть его та же – отмена пенсионной реформы. Но опять же мы получили всего три голоса.

Но вопрос будет еще рассматриваться на пленарном заседании Госдумы. Есть еще вариант с обращением в Конституционный суд. Голосов наших двух фракций должно хватить. Потому что те цели, которые ставила власть, повышая пенсионный возраст, не были достигнуты.

Так, они хотели сделать бездотационный Пенсионный фонд. Это на фоне того, что работающим пенсионерам не повышают пенсии. На сегодня трансферты в пенсионный фонд не сократились, сейчас они составляют 3,5–3,6 трлн рублей в год.

Кроме вреда, пенсионная реформа нам ничего не принесла. Мои одноклассники, которые попали на увеличение пенсионного возраста на полгода, просто не дожили до этого момента. Они ни разу не получали пенсию. Люди помоложе «попали» еще больше.

Расклад в Госдуме такой, что у меня нет никаких иллюзий. В зале может остаться одна «Единая Россия», которая может одна голосовать и принимать законы.

Блины с икрой в думской столовой, или как похудеть на 10 кг

–  Президент России Владимир Путин предложил увеличить уровень индексации прожиточного минимума и МРОТ в 2022 году на 8,6 %: прожиточный минимум – до 12 654 руб., а МРОТ – до 13 890 руб. На ваш взгляд, достаточно ли этого повышения при нынешнем уровне инфляции в стране?

– Кстати, это тоже реакция на выступление фракций КПРФ и «Справедливая Россия», когда принимался бюджет на 2022 год. Казалось бы, документ с профицитом в 1,5 трлн рублей, но по всем социальным проблемам идет снижение. Весь профицит направлен в Фонд национального достояния, и скоро он станет соизмерим с бюджетом. То есть это кубышка, из которой ни рубля не тратится, даже на борьбу с ковидом.

Вероятно, президент отреагировал на эти выступления и принял решение поднять прожиточный минимум и минимальный размер оплаты труда на уровень инфляции. Хотя на самом деле она выше. Мы поддержали эту инициативу. Однако наша позиция, что минимальная зарплата должна быть не менее 25 тысяч рублей. Что такое 13 тысяч? Депутат из Саратова Николай Бондаренко уже экспериментировал и скинул 8 кг за месяц.

Кстати, я в Москве похудел на 10 килограммов. Прислушался к совету Петренко (улыбается). Рассчитывал, что буду есть в столовой Госдумы. Но из-за пандемии она закрыта вот уже полтора года. Но есть магазинчик, где набирал салатов, печенья, и ел в номере гостиницы. А в ресторане завтрак стоил 1600 рублей – это перебор! Поэтому набрал сухпаев, кашу делал. Супруга пока далеко.

– Правда, что в столовой Госдумы есть блины с икрой?

–  В думской столовой есть все. Комплексные обеды, салатик, первое, второе, компот, стоят там 450 рублей. Можно и по-другому, с икрой, но я стараюсь жить скромно.

Омск стал родным, а в Новосибирске надо «проставиться»

– Вы рассказывали, что оказались в Омске случайно. Не жалеете, что попали сюда из Новосибирска? Не думаете ли об окончательном переезде в Москву? В каком из городов вам комфортнее жить?

– В Москву я переезжать насовсем не планирую. Омск для меня стал родным городом. Здесь у меня трое детей, трое внуков. Куда я от них поеду?

 В Новосибирске у меня мама, ей 87 лет, она в хорошей форме. Папы не стало в 2000 году. Там у меня живет сестра. В Новосибирске остались мои друзья. Я заканчивал Новосибирский электротехнический институт, мы каждые 5 лет собираемся с выпускниками. В этом году первый раз не смог поехать, потому что проходила конференция по выдвижению кандидатов в Заксобрание. Каждый год встречаемся с одноклассниками. Пандемия помешала, но в январе планирую собрать друзей и «проставиться».

– Хотели спросить про ваших детей, чем они занимаются?

Анатолий – фотокор газеты «Красный путь». Две дочери окончили институты с красными дипломами. Старшая, Татьяна, работает на заводе техуглерода, она хороший программист, отправляет машины с углеродом на экспорт. С собственником завода Валерием Каплунатом я не встречался. (Улыбается.) У младшей, Надежды, два высших образования, ветеринарный институт и экономический институт. Работает в компании Wildberries. Работает очень много, это настоящий капиталистический труд.

– Кого из товарищей по партии оставляете «на хозяйстве», когда улетаете в Москву?

– Это действительно проблема. Раньше Александр Кравец работал в Госдуме, а на хозяйстве оставался Алехин. Теперь я оставляю Адама Погарского и Ивана Федина. Александр Кравец сейчас работает в Омске. Я его убедил возглавить кадровую комиссию в обкоме. Впереди у нас выборы мэра и в горсовет. Александр Алексеевич всех опросил, кадровая комиссия вышла с решением на бюро. У него нет никакой виллы в Черногории, о чем писали в СМИ. Кравец исключительно честный и порядочный человек.

На самом деле голова за преемников у меня болит – от обязанностей первого секретаря  никто не освобождал.

3590Елена Ляхова