Поиск

Известный социолог объясняет неудачи в борьбе с пандемией коронавируса недоверием населения как к врачам, не выработавшим согласованных подходов к проблеме, так и к чиновникам.

Пандемия COVID-19 стала для человечества настолько серьезным вызовом, что ее уже сравнивают, например, со Второй мировой войной. Однако если в период той войны в странах-участницах происходила консолидация общества и люди стремились общими усилиями приблизить победу, то сейчас все только спорят о том, как, с кем или с чем надо «воевать», да и надо ли вообще. Вряд ли способность разделения общества на страты является одной из «побочек» короновируса, и дело, видимо, совсем в другом.

Своим взглядом на ситуацию с РИА «Омск-информ» поделился известный омский социолог, директор ООО «ГЭПИЦентр-II» Вадим Дрягин.  По его мнению, главной причиной крайне запущенной ситуации с вакцинацией в России является то, что профессиональное сообщество врачей так и не предложило гражданам относительно общую точку зрения на причины распространения заболевания.

– Можно начать с того, что одни медики называют это пандемией, другие эпидемией. Одни доказывают, что прививаться при отсутствии специфических противопоказаний нужно всем, другие открыто сомневаются в необходимости вакцинации переболевших. Кто-то говорит об эффективности медицинских масок, а кто-то об их полной бесполезности. В таком обилии различных представлений о ковиде – а это именно представления, а не знания, мы не можем рассчитывать на формирование какого-либо преобладающего общественного мнения. Если даже экспертное сообщество не выработало единой позиции, то трудно требовать этого от обывателей. В итоге обычный, нормальный гражданин сейчас полностью дезориентирован, – говорит Дрягин.

По его наблюдению, ссылки на якобы успешный опыт других стран, в которых процент вакцинированных выше, мало кого могут убедить:

– В этой информации тоже есть определенные сомнения, поскольку статистические данные различны и иногда противоречат друг другу. С уверенностью сейчас можно говорить лишь о том, что мировая бюрократия, в том числе российская, выработала новую форму отчетности – количество вакцинированных. Считается, что если процент привитых людей высок, то чиновники сработали хорошо. Однако параллельно с ростом темпов вакцинации практически повсеместно происходит рост заболеваемости, но об этом пока говорят с осторожностью.

Относительно новое явление – высокоразвитое информационное пространство – только способствует дезориентации граждан. Однако сваливать все только на Интернет не стоит. Государственная инфраструктура России оказалась не готова к масштабной пандемии, а медицинская служба фактически утратила свои сервисные функции. 

– Слабость позиций действующего правительства в том, что с ним связаны нереализованные ожидания. Последние два десятилетия мы слышали очень много обещаний о скором повышении уровня жизни населения, о программах экономического роста и развития депрессивных регионов, выравнивания демографической ситуации и решения экологических проблем. Процент практической реализации этих обещаний, мягко говоря, невысок, а за нереализованные ожидания общество всегда мстит. И в этом свете движение антиваксеров есть не что иное, как скрытая форма политического и социального протеста. В советское время такой формой было пьянство, сегодня отказ от вакцинации. Тем более что внятно объяснить необходимость этой процедуры профессиональное сообщество медиков не может, – считает Вадим Дрягин. – Власти пытаются насаждать прививки чисто полицейскими методами, но даже в этом видна половинчатость. Введение QR-кодов и другие ограничительные меры выглядят нелогичными или даже абсурдными и мало чем напоминают эффективный карантин, который применялся, например, в советское время при вспышке опасного заболевания на локальной территории. Тогда действительно никто из жителей не мог покинуть карантинную зону, а извне в нее попадали только специалисты-медики. Жестко, но очаги инфекции удавалось быстро гасить. А сейчас попасть в театр или ресторан человек не может, а ездить в переполненном транспорте – сколько угодно, в церковь можно вообще без QR-кода. И такие примеры можно приводить бесконечно.

По мнению директора «ГЭПИЦентра-II», от введения полноценного локдауна власти отказались, опасаясь больших финансовых затрат:

– Фактически это означало бы введение чрезвычайного положения, а в этом случае значительную часть населения пришлось бы перевести на полное гособеспечение. Видимо, в стране нет денег на это. 

Социолог также объяснил, почему мы до сих пор не слышали о громких процессах в отношении изготовителей фальшивых QR-кодов. Уж здесь-то власти могли бы применить давно отработанный механизм – статью 327 УК РФ «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов». Она, кстати, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет.

– На скамью подсудимых надо будет садить как врача, который приторговывает фальшивыми QR-кодами, так и его клиентов. А если это будет целый хвост людей возрастом за 60, которые как огня боятся прививки? И что, этих пенсионеров надо отправить в тюрьму лишь за то, что им никто внятно так и не объяснил, безопасна ли прививка при их многостраничных историях болезней? Да уж, это действительно будет резонанс, только непонятно, кому больше он сыграет на руку, – прокомментировал социолог.

По мнению Вадима Дрягина, в сложившейся ситуации у госструктур есть единственный вариант действий – прямо сейчас начать формирование единой политики по борьбе с эпидемией COVID-19. Для начала надо определиться с пулом экспертов-медиков, имеющих более-менее согласующиеся взгляды на проблему.

Сергей Рудометов

3128

Известный социолог объясняет неудачи в борьбе с пандемией коронавируса недоверием населения как к врачам, не выработавшим согласованных подходов к проблеме, так и к чиновникам.

Пандемия COVID-19 стала для человечества настолько серьезным вызовом, что ее уже сравнивают, например, со Второй мировой войной. Однако если в период той войны в странах-участницах происходила консолидация общества и люди стремились общими усилиями приблизить победу, то сейчас все только спорят о том, как, с кем или с чем надо «воевать», да и надо ли вообще. Вряд ли способность разделения общества на страты является одной из «побочек» короновируса, и дело, видимо, совсем в другом.

Своим взглядом на ситуацию с РИА «Омск-информ» поделился известный омский социолог, директор ООО «ГЭПИЦентр-II» Вадим Дрягин.  По его мнению, главной причиной крайне запущенной ситуации с вакцинацией в России является то, что профессиональное сообщество врачей так и не предложило гражданам относительно общую точку зрения на причины распространения заболевания.

– Можно начать с того, что одни медики называют это пандемией, другие эпидемией. Одни доказывают, что прививаться при отсутствии специфических противопоказаний нужно всем, другие открыто сомневаются в необходимости вакцинации переболевших. Кто-то говорит об эффективности медицинских масок, а кто-то об их полной бесполезности. В таком обилии различных представлений о ковиде – а это именно представления, а не знания, мы не можем рассчитывать на формирование какого-либо преобладающего общественного мнения. Если даже экспертное сообщество не выработало единой позиции, то трудно требовать этого от обывателей. В итоге обычный, нормальный гражданин сейчас полностью дезориентирован, – говорит Дрягин.

По его наблюдению, ссылки на якобы успешный опыт других стран, в которых процент вакцинированных выше, мало кого могут убедить:

– В этой информации тоже есть определенные сомнения, поскольку статистические данные различны и иногда противоречат друг другу. С уверенностью сейчас можно говорить лишь о том, что мировая бюрократия, в том числе российская, выработала новую форму отчетности – количество вакцинированных. Считается, что если процент привитых людей высок, то чиновники сработали хорошо. Однако параллельно с ростом темпов вакцинации практически повсеместно происходит рост заболеваемости, но об этом пока говорят с осторожностью.

Относительно новое явление – высокоразвитое информационное пространство – только способствует дезориентации граждан. Однако сваливать все только на Интернет не стоит. Государственная инфраструктура России оказалась не готова к масштабной пандемии, а медицинская служба фактически утратила свои сервисные функции. 

– Слабость позиций действующего правительства в том, что с ним связаны нереализованные ожидания. Последние два десятилетия мы слышали очень много обещаний о скором повышении уровня жизни населения, о программах экономического роста и развития депрессивных регионов, выравнивания демографической ситуации и решения экологических проблем. Процент практической реализации этих обещаний, мягко говоря, невысок, а за нереализованные ожидания общество всегда мстит. И в этом свете движение антиваксеров есть не что иное, как скрытая форма политического и социального протеста. В советское время такой формой было пьянство, сегодня отказ от вакцинации. Тем более что внятно объяснить необходимость этой процедуры профессиональное сообщество медиков не может, – считает Вадим Дрягин. – Власти пытаются насаждать прививки чисто полицейскими методами, но даже в этом видна половинчатость. Введение QR-кодов и другие ограничительные меры выглядят нелогичными или даже абсурдными и мало чем напоминают эффективный карантин, который применялся, например, в советское время при вспышке опасного заболевания на локальной территории. Тогда действительно никто из жителей не мог покинуть карантинную зону, а извне в нее попадали только специалисты-медики. Жестко, но очаги инфекции удавалось быстро гасить. А сейчас попасть в театр или ресторан человек не может, а ездить в переполненном транспорте – сколько угодно, в церковь можно вообще без QR-кода. И такие примеры можно приводить бесконечно.

По мнению директора «ГЭПИЦентра-II», от введения полноценного локдауна власти отказались, опасаясь больших финансовых затрат:

– Фактически это означало бы введение чрезвычайного положения, а в этом случае значительную часть населения пришлось бы перевести на полное гособеспечение. Видимо, в стране нет денег на это. 

Социолог также объяснил, почему мы до сих пор не слышали о громких процессах в отношении изготовителей фальшивых QR-кодов. Уж здесь-то власти могли бы применить давно отработанный механизм – статью 327 УК РФ «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов». Она, кстати, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет.

– На скамью подсудимых надо будет садить как врача, который приторговывает фальшивыми QR-кодами, так и его клиентов. А если это будет целый хвост людей возрастом за 60, которые как огня боятся прививки? И что, этих пенсионеров надо отправить в тюрьму лишь за то, что им никто внятно так и не объяснил, безопасна ли прививка при их многостраничных историях болезней? Да уж, это действительно будет резонанс, только непонятно, кому больше он сыграет на руку, – прокомментировал социолог.

По мнению Вадима Дрягина, в сложившейся ситуации у госструктур есть единственный вариант действий – прямо сейчас начать формирование единой политики по борьбе с эпидемией COVID-19. Для начала надо определиться с пулом экспертов-медиков, имеющих более-менее согласующиеся взгляды на проблему.

Сергей Рудометов

3128