Город для людей
Звезда шоу «Голос» вспомнила об Омске и рассказала об экспериментах Сергея Шнурова
Мария Русакова, которая дошла до полуфинала популярного шоу, вспомнила, как ездила бесплатно в омской маршрутке и пыталась играть в футбол.
В конце прошлого года многие омичи внимательно следили за вокальным телешоу «Голос» на Первом канале, ведь одной из участниц проекта была омичка Мария Русакова. Она сумела дойти до полуфинала – таких результатов никто из тех, кто хоть как-то связан с Омском, не добивался за предыдущие годы существования шоу. После слепых прослушиваний девушка выбрала своим наставником Сергея Шнурова и не пожалела об этом.

Мария Русакова является мастером спорта по спортивной акробатике. Она из спортивной семьи. Ее отец – Александр Русаков, известный футбольный тренер и человек, который тринадцать лет руководил омской футбольной школой «Динамо». Сейчас он является руководителем Центра подготовки спортивного резерва футбольного клуба «Тюмень». Мать Марии – Виктория Захарова, заслуженный тренер России по спортивной акробатике.

Довольно рано Мария Русакова уехала из Омска. Сначала жила в Санкт-Петербурге, а потом – в Москве. С 15–16 лет переключилась со спорта на серьезные занятия музыкой.

В эксклюзивном интервью РИА «Омск-информ» Мария рассказала о том, что изменилось для нее после участия в «Голосе», и вспомнила яркие моменты из своего детства, проведенного в Омске.

В КОМАНДЕ СЕРГЕЯ ШНУРОВА ЕСТЬ ХОТЬ КАКАЯ-ТО СВОБОДА
– На шоу в вашем исполнении зрители увидели несколько ярких выступлений. Какое из них считаете для себя самым удачным?
– В рамках своего развития лучшее выступление – это песня «Помоги мне», которую я исполняла в раунде нокаутов. Знаю, что зрителю очень понравилось мое первое выступление на слепых прослушиваниях. Мне оно тоже с точки зрения видео и с точки зрения моей песни больше понравилось. Но выступление с песней «Помоги мне» я считаю большой победой и своей, и Сергея Шнурова, потому что сложно взять песню, которая придумана в 60-х годах, сделать из нее нечто совершенно другое, оригинальное, современное, придать ей новое прочтение. Я себя чувствовала просто удивительно на сцене в тот день, и все сошлось. У меня очень теплые воспоминания, связанные с этим выступлением.
– А что, может быть, не получилось?
– Много что не получилось. На самом деле зритель не знает многого, что происходит за сценой и на что ты не можешь повлиять. Это начиная от костюмов, прически и заканчивая выбором материала. У канала есть свой взгляд, у наставника есть свой взгляд, у помощников наставника тоже есть свой взгляд. Я считаю, что есть номера, которые действительно не получились. Они даже не то что не получились, просто это был эксперимент. Эксперименты не всегда бывают удачными. На это обречены все, кто экспериментирует и идет на это.
– Зрителям всегда интересно, кто выбирает песни – наставник или исполнитель?
– В команде Сергея Шнурова есть хоть какая-то свобода, в отличие от других наставников, которые очень директивны в выборе песен. У нас есть момент обсуждения. Большое участие в выборе песен и создании номеров принимает солистка «Ленинграда» Виктория Кузьмина. Мы все это делали вместе. То, что я делала на слепых прослушиваниях, я могла и без Сергея Шнурова. Я пошла к нему за экспериментами. За «Позвони мне, позвони» под Rammstein, за «Помоги мне» под «Ленинград». Именно за такими вещами. Я получила то, что хотела. Конечно, у меня есть свое мнение на то, как еще можно было выбрать репертуар. Но я пришла к людям, я им доверилась и на выходе получила очень хороший материал. Это прекрасный опыт.
– С кем-то из команды Сергея Шнурова или с ним самим после шоу общаетесь?
– Я общаюсь с Викторией – солисткой «Ленинграда». Можно сказать, мы большие подружки. Общаюсь и с командой. С Романом Архиповым мы общались еще до шоу. Но я, если честно, больше с командой Басты общаюсь. Как-то мы все породнились, и сложилось общение с ними. И свою команду я тоже очень люблю. С ребятами поддерживаю связь, мы ходим друг к другу на концерты.
– Что для вас поменялось после участия в «Голосе»? Куда-то уже приглашают?
– Да, есть пара приглашений, есть даже один успешно проведенный кастинг, пока не могу сказать куда. Мне очень приятно, что омский «Авангард» пригласил меня на матчи. Есть наметки по сотрудничеству. Здорово, что омичи поддерживают друг друга. Я считаю, что так и должно быть. Кто еще поддержит омских артистов, как не «Авангард».
– На следующий год построят новую «Арену Омск». Может быть, когда-нибудь выступите там и соберете аншлаг.
– Будем надеяться на это. Я буду очень рада выступить там.
– Перед четвертьфиналом «Голоса» футбольный клуб «Иртыш» и другие омские команды запустили некий флешмоб, призывая болельщиков голосовать за вас. Насколько я знаю, многие откликнулись. Голосовали и сами спортсмены.
– Если честно, не знала об этом. Это очень приятно, когда люди вот так объединяются. Спасибо большое. Кстати, я поняла, что в большей массе голосует женская аудитория.
Я СЧИТАЮ СЕБЯ ОМИЧКОЙ
– В самом начале проекта вы заявили, что являетесь коренной москвичкой. Все-таки омичкой себя хоть немного ощущаете?
– Да нет, это же была шутка. Я сказала, что родилась в Омске, пожила в Питере и поэтому коренная москвичка. На самом деле я в первую очередь считаю себя омичкой. У меня в Омске живет сестра, папа долгие годы жил. Я приезжаю в Омск очень часто. Это родина моя. Когда приезжаю на свою родину, то заряжаюсь энергией от улиц, от тех мест, которые помню с детства. Мне очень нравится набережная. Я люблю там гулять. Очень люблю омичей. Потрясающе, когда ты где-то встречаешь людей из Омска, сразу возникает ощущение, что вместе пережили атомную войну. Это родные люди. Я люблю Омск и желаю ему только процветания и самого лучшего.
– Какие самые яркие воспоминания об Омске?
– Я была очень плохой девочкой. Мне мама давала денег на маршрутку. С самого детства мама меня отпускала, и я сама ездила по всему городу, потому что занималась спортивной акробатикой. В маршрутке я ездила бесплатно, а на эти деньги покупала себе шоколадки. Много и других воспоминаний. Можно очень долго рассказывать.
– Почему в раннем возрасте уехали из Омска? И быстро ли привыкли к жизни в Санкт-Петербурге и в Москве?
– Я уехала с мамой, когда мне было 9 лет. Моя мама – заслуженный тренер России по спортивной акробатике. Она вышла замуж за другого заслуженного тренера по спортивной акробатике и уехала в Санкт-Петербург вместе со мной. Для нее там было больше возможностей. Она взяла с собой нескольких детей, которые у нее тренировались. Я, конечно, привыкла жить в Санкт-Петербурге и в Москве, но родиной своей всегда считала Омск. Каждый год я ездила в Омск к своему папе на поезде, который идет через Казахстан. У меня не всегда была с собой доверенность, потому что родители вовремя не могли сделать ее. Я даже пряталась на третьей полке от пограничников.

– В Омске давно были последний раз?
– Относительно недавно. Год назад, как раз перед пандемией.
ИГРАЛА В ФУТБОЛ, НО БИЛА БОЛЬШЕ ПО НОГАМ
– Какие у вас были достижения в спортивной акробатике?
– Я в 11 лет была в сборной России. Ездила на первенство мира. Потом я два года прыгала на батуте, потом два года занималась парно-групповой спортивной акробатикой. Я – мастер спорта, в свое время выигрывала чемпионат России, первенство России. Я не могу сказать, что это прям очень высокие достижения, потому что я не пошла дальше. Может быть, если бы я осталась, то продолжила бы в очень хорошем темпе. Но я выбрала музыку.
– Спортивное прошлое как-то помогает в вашем творчестве?
– Спортивный характер поможет везде. Ты сам этого не замечаешь, но, выходя на сцену, ты собираешься. За это, конечно, я благодарю спорт. Но чем больше я продвигаюсь в сторону собственного творчества, тем больше понимаю, что это не спорт. Ты иногда можешь себе позволить полениться, иногда сделать не то, что нужно, чтобы открылась твоя творческая сторона. Сейчас я как раз работаю над тем, чтобы найти эту гармонию в обращении с самой собой. Когда ты спортсмен, то собираешься, говоришь себе, что сделаешь что-то, что поможет тебе добиться высоких результатов. Но в плане творчества ты иногда должен себя отпустить и поехать туда, куда хочешь. Должна быть здоровая доля разгильдяйства.
– Футболом в детстве не пробовали заниматься по примеру отца?
– У меня был опыт игры в футбол во дворе. Но я била больше по ногам, чем по мячу. Папа вышел, посмотрел на это. Понял, что пусть девочка лучше занимается акробатикой. Но я люблю футбол с папой смотреть.
– Я так понял, у вашего отца все хорошо в Тюмени и он не хочет ничего менять.
– Да, он – директор центра спортивной подготовки. В данный момент ему, конечно, там лучше.
– В Омске уже давно ходят споры, нужно ли покидать город и уезжать в поисках лучшей жизни или не нужно этого делать. Что вы посоветуете молодежи?
– Я считаю, что каждый должен слушать свое сердце и выбирать. Если ты сможешь, чувствуешь в себе силы и, самое главное, у тебя есть желание изменить что-то в том месте, где ты живешь, то ты, несомненно, должен это делать. Но если ты понимаешь, что здесь нет ресурсов для твоего развития, то ты, конечно, должен искать то место, где тебе помогут. Ведь самое главное в жизни – это развитие, это стремление становиться лучше, становиться профессионалом своего дела.

ЕВГЕНИЙ ЯРОВОЙ
Made on
Tilda