Город для людей
Дмитрий ЧЕТВЕРИКОВ:
«Бояться умереть от коронавируса – это нормально»


Врач-психотерапевт рассказывает о страхах, связанных с пандемией COVID-19, и о том, почему обращаются к врачу уже переболевшие коронавирусом люди.
Вспомните, как пандемия коронавируса начала охватывать Европу. Тогда, глядя на репортажи из Испании, большинство из нас испытывали жуткий страх от мысли, что вирус придет в Россию. А потом, когда это случилось и от COVID-19 начали умирать наши соотечественники, жутко стали бояться заболеть, бояться, что не хватит аппаратов ИВЛ, бояться умереть в закрытой больнице, не попрощавшись с близкими. Боимся и сейчас.
Об этих страхах мы беседуем с врачом-психотерапевтом Омской клинической психиатрической больницы им. Н. Н. Солодникова, доктором психологических наук, профессором Дмитрием Четвериковым.
Дмитрий Владимирович, для начала давайте разберемся, что такое паника: это нормальное психическое состояние или какое-то отклонение от него?
Паника – это чувство страха, которое внезапно охватывает человека, и здесь нужно понимать его природу. Когда человек оказался в сложной жизненной ситуации, например, попал в очаг землетрясения, оказался в горящем доме, заблудился в лесу или столкнулся с незнакомым вирусом, он может испытывать панический страх – это нормальная реакция, обусловленная определенными биологическими механизмами. В состоянии паники человек мобилизуется и пытается избежать опасности.

Другой вопрос, когда паника возникает без видимых причин либо причина ее возникновения неадекватна, когда панические атаки регулярно повторяются, здесь мы уже говорим о паническом расстройстве, которое должен лечить врач. Кстати, в последние 5–7 лет произошел резкий всплеск панических расстройств.

Доктор психологических наук, профессор Дмитрий Четвериков
– С чем это связано?
– Может быть, с очень плотной информационной средой. Есть такая гипотеза, что мы стали воспринимать много информации, которую не успеваем переработать и утилизировать. Есть еще один интересный момент – резкое снижение алкоголизации населения: многие проблемы, которые люди лечили пьянством, стали очевидными.
– Как распознать паническую атаку?
– Она начинается внезапно и без видимой причины. Появляется чувство страха, ощущение что сейчас произойдет какая-то катастрофа – смерть, остановка дыхания, или, может быть, приступ диареи, и человека начинает трясти. Это может произойти дома, в магазине или в общественном транспорте. Первая атака проходит, и человек успокаивается, как правило, забывая об этом, но через месяц-два начинается вторая паническая атака, потом третья, и уже в течение полугода такие состояния становятся привычными – здесь мы говорим о патологии. Поскольку панические атаки чаще всего возникают в трудоспособном возрасте, люди начинают искать причину заболевания, и к первому расстройству присоединяется второе, которое мы называем ипохондрией – избыточной фиксацией на своем здоровье.

Как она проявляется?
– Через 6–8 месяцев после начала панических атак у человека начинает снижаться настроение, утрачивается смысл жизни, мотивация что-то делать и появляются многочисленные психосоматические симптомы – здесь колет, там болит, сил нет, утомляемость. Он делает УЗИ и МРТ, сдает дорогостоящие анализы, которые ничего не обнаруживают, затем идет к целителям, проходит все необходимые религиозные обряды, пьет всякие мифические препараты, витамины, которые, в принципе, здоровому человеку не нужны. В конце концов через год, а иногда через три попадает к психотерапевту в буквальном смысле слова с килограммами исследований. У меня были пациенты, которые обследовались на 300–500 тысяч рублей.
Панические расстройства лечатся?
– И панические расстройства, и тревожные состояния очень хорошо лечатся, но только когда их лечат грамотно. На сегодняшний день существуют хорошие антидепрессанты, противотревожные препараты скорого действия, которые мы назначаем на начальных этапах. Минимум шесть месяцев под врачебным контролем профильного специалиста, и все проходит, но отменять препараты и уменьшать дозировку может только врач.
Могут панические атаки вернуться после лечения?
– Иногда бывает, что панические атаки возвращаются через 5–7 лет. Но это не катастрофа, надо понимать, что они не ведут к смерти, к тяжелым последствиям в психосоматической или неврологической сфере. С ними очень неприятно жить, поэтому надо обращаться к врачу.

Бояться смертельных вирусов – это нормально?
- Естественно, человек боится заболеть и умереть, смерть – это главный его страх. Но мы же не можем закрыться в своих квартирах и постоянно бояться. Здоровый человек, когда попадает в сложную ситуацию, справляется со своими страхами и адаптируется. Если бы в феврале нам сказали, что все будут ходить в масках и не здороваться друг с другом за руку, мы бы покрутили у виска. А уже через пару месяцев человек без маски в общественном транспорте или супермаркете воспринимался настороженно.

Летом мы ходим в футболках и шортах, зимой – в сапогах и пуховиках. Нам в голову не придет надеть сланцы зимой, мы адаптируемся – это одно из важнейших свойств здоровой психики. Вообще, коронавирус – не единственный инфекционный агент, их масса, но для того, чтобы не заболеть дизентерией, мы же моем руки – это нормально, это признак культуры. Для того чтобы не заболеть туберкулезом, мы прививаемся. Чтобы не заболеть коронавирусом, важно выполнять разумные рекомендации специалистов Роспотребнадзора: масочный режим, социальная дистанция, ограничение контактов. Если же человек не может адаптироваться к жизни в условиях пандемии, то нужно обратиться к врачу. Уже есть понятие «ковидофобия», и у нас пациенты с такой патологией лечатся. Более того, к нам стали обращаться люди, переболевшие коронавирусом, и в данный момент их поток резко увеличился.
Они боятся вновь заболеть?
– Там другая патология – резко выраженная астения. Проблема в том, что мы еще очень мало знаем о последствиях заболевания. Люди жалуются на утомляемость, усталость с раннего утра: не могут взять чашку кофе в руки, не могут ничего приготовить, не могут дойти до работы. В дальнейшем развивается депрессия. Специалисты считают, что это одно из проявлений коронавирусной энцефалопатии, то есть поражений мозга вследствие коронавируса. Мы не знаем, как в дальнейшем это отразится на эмоциональной сфере и умственных способностях человека, переболевшего коронавирусом. Сейчас уже есть данные, что у части пациентов снижается память и интеллект. Но делать какие-то серьезные выводы мы сможем только через 3–5 лет, когда появится статистика в больших группах.
Что же делать, если страшно?
– Коронавирус не распространяется, если вы находитесь на расстоянии социальной дистанции. Введите себе какие-то ограничения. Например, ходите гулять по утрам, когда на улице мало народу, чтобы не контактировать с людьми. Не пользуйтесь общественным транспортом, не ездите в лифте, ходите пешком – кстати, очень полезно. Если не удается справиться с паникой, то идите к доктору.
Может, как-то иммунитет поддержать?
– Еще одна болезненная тема современности. Иммуностимуляторы – это монстр, чудовище в плане массового сознания. Надо понимать, что иммунитет стимулируют только два фактора – это прививка и заболевание. Не творожки, не кефирчики, не капельки.

Я прочитал, что по итогам 2019 года рынок БАДов – абсолютно бессмысленного псевдофармакологического мусора – превысил в России рынок лекарств. Ладно, когда человек здоровый, ему «поможет» все – и святая вода, и кости барана. А когда человек болеет, а если у него онкология, и вместо того, чтобы идти к врачу и проходить обследование и лечение, он ест этот мусор. Поэтому если действительно будет доказано, что вакцина против коронавируса эффективна и безопасна, нужно вакцинироваться.

Есть какие-то способы, чтобы снять приступ паники?
– Постарайтесь расслабиться и выровнять дыхание, сделайте 10–15 вдохов и выдохов. Отключите телефон, сделайте какие-то привычные вещи, которые помогают вам успокоиться, пообщайтесь с близкими людьми. Не слишком фиксируйтесь на своем здоровье, но всегда будьте бдительны.

Наталья Чебакова
Made on
Tilda